Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Религиовед Муртазали Дугричилов: "Саид Афанди аль-Чиркави призывал молиться за Путина"


Муртазали Дугричилов

Муртазали Дугричилов

В Дагестане сегодня – день траура в связи с гибелью в результате теракта известного богослова шейха Саида Афанди аль-Чиркави и еще шести жителей республики, в том числе 12-летнего ребенка. Личность террористки установлена, это 30-летняя жительница Махачкалы Аминат Курбанова (Сапрыкина) – жена боевика, находившаяся в федеральном розыске. Она вошла в дом шейха в селе Чиркей под видом паломницы и привела в действие взрывное устройство с поражающими элементами. На похороны Саида Афанди вчера собрались десятки тысяч людей.

О влиянии погибшего шейха на общественные настроения на всем Северном Кавказе, о версиях убийства и о том, насколько сильно религиозные вопросы влияют сегодня на политическую ситуацию в регионе рассказал обозреватель Северокавказской службы РС, политолог и религиовед Муртазали Дугричилов:


- Саид Афанди аль-Чиркави действительно был настолько знаменит в Дагестане?

- Не только в Дагестане, но и на всем Северном Кавказе. Саид Афанди Чиркейский, или аль-Чиркави, был суфийским шейхом. Тысячи и тысячи людей, в том числе, государственные чиновники самого высшего ранга, были его мюридами, то есть последователями. И его влияние на внутреннюю политику в Дагестане было, безусловно, огромным. Мюрид обучается, и в дальнейшем, если этот человек достигает каких-то определенных духовных высот, он, в свою очередь, получает право на передачу знаний следующим мюридам.

- Какие взгляды проповедовал Саид Афанди аль-Чиркави?

- Если мы будем придерживаться точки зрения его последователей, тех, кто разделяет мировоззрение суфизма, безусловно, он был уникальным проповедником. Но если мы примем сторону мусульман другого направления - салафитов, тех, кого, в частности, обвиняют в убийстве шейха Саида Афанди Чиркейского, то они не считают его безусловным духовным авторитетом, поскольку они отрицают сам факт того, что между человеком и богом должен быть какой-то посредник. Это главное расхождение между салафитами и суфиями. Но еще более важно, конечно, расхождение во взглядах в области политики. Салафиты категорически не принимают правление над собой неверных, то есть, тех, кто не является мусульманами, о чем свидетельствует положение дел на Северном Кавказе, вооруженное сопротивление российской власти. А шейх Саид Афанди был ярым сторонником российской власти и призывал всех своих последователей возносить молитвы за Владимира Путина.

- Насколько тесно сейчас переплетена политика и религия на Северном Кавказе, и особенно в Дагестане?

- Религия - это главный фактор, определяющий политическую жизнь на Северном Кавказе. Именно противостояние между этими двумя ветвями ислама определяет ситуацию. Многие считают, что с уходом Саида Афанди, возможно, это противостояние углубится, чего, может быть, и добивались те, кто организовал этот теракт.

- Каких религиозных взглядов придерживается официальная власть в Дагестане?

- Несмотря на то, что в Дагестане, как и в России, церковь отделена от государства, тем не менее, многие чиновники были последователями этого шейха. И власть признает в качестве официальной религии именно это направление суфизма.

- То есть занимать сейчас в Дагестане некий важный пост - и при этом открыто говорить, что ты салафит, невозможно?

- Конечно. В салафизме обвиняют даже тех, кто пытается как-то критиковать линию, которую проводит местное Духовное управление. Такого человека обвинят в салафизме, ваххабизме, радикализме, экстремизме. В Дагестане действует закон, который открыто запрещает ваххабитскую и иную экстремистскую деятельность на территории республики.

Этот и другие материалы читайте на странице информационной программы "Время Свободы".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG