Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Наказание за богохульство - сегодня и завтра


Дело участниц Pussy Riot подтолкнуло депутатов подготовить законопроект о богохульстве

Дело участниц Pussy Riot подтолкнуло депутатов подготовить законопроект о богохульстве

Депутат Госдумы от партии "Единая Россия" Александр Сидякин, известный скандальными законами о митингах и об НКО, предлагает подготовить и внести на рассмотрение Госдумы законопроект о богохульстве.

Александр Сидякин ссылается на законодательство Германии и Австрии, где оскорбление чувств верующих считается уголовным преступлением и карается сроком до трех лет лишения свободы. По мнению Сидякина, в России нужно ужесточить наказание за надругательство над религиозными святынями. Поводом для подобной инициативы стало скандальное дело участниц группы Pussy Riot, осужденных по статье хулиганство за панк-молебен в Храме Христа Спасителя, и спиленные неизвестными поклонные кресты в Архангельской и Челябинской областях.

Доцент центра изучения религии РГГУ Борис Фаликов напоминает, что термин "богохульство" восходит к средневековью. В современном российском законодательстве такая статья была бы бессмысленной, считает эксперт:

– Понятие "богохульство" этимологически совершенно понятно – это хула на Бога. И восходит оно ко временам стародавним, к средневековью. За богохульство наказывали тогда, когда вера в Бога имела государственный характер и большой разницы между государственным и религиозным законодательством не было. Попытка ввести в современное законодательство закон о богохульстве является абсолютно бессмысленной, потому что возникнет огромное количество всяких юридических препон. Как можно в светском государстве, от которого церковь законодательно отделена, наказывать за хулу на Бога? Поэтому вряд ли такой закон может быть принят.

– Наши депутаты ссылаются на опыт западных государств. В частности, они говорят, что в Германии и Австрии предусмотрено наказание до трех лет за оскорбление чувств верующих. Как там эта практика осуществляется? И возможно ли перенесение этого на российскую почву адекватно?

– Это разные вещи. Одно дело – богохульство, другое дело – оскорбление чувств верующих. Действительно, когда стало понятно, что в светском государстве нельзя судить за богохульство, но верующие люди остались, то в некоторых западных законодательствах была введена такая статья: оскорбление чувств верующих. Она действительно может применяться, но дело в том, что в западных странах эта статья уравновешена другой статьей, защищающей право на свободу слова. С учетом этого там выносят или не выносят соответствующие приговоры. В условиях нормального, свободного суда действительно можно прийти к каким-то вполне нормальным юридическим выводам. Но если в стране такой баланс нарушен, результаты могут быть самыми абсурдными. Боюсь, что и в нашей ситуации результаты могут оказаться именно абсурдными.

– А должно ли, на ваш взгляд, государство, в частности российское, с помощью законодательства бороться за нравственность в стране?

– Мне кажется, это тоже абсолютно бессмысленное дело. Как правило, за нравственность борются в тоталитарных государствах, как нам хорошо известно из опыта нацистской Германии или сталинской России. Там главным глашатаем и арбитром нравственности признавалось государство. Чтобы бороться за нравственность, государство должно быть тоталитарным – оно должно брать на себя заботу обо всех общественных процессах. Если государство не является тоталитарным или авторитарным, то его забота о нравственности достаточно бессмысленна, – считает Борис Фаликов.

Директор информационно-аналитического центра СОВА Александр Верховский придерживается схожего мнения: в светском государстве не должно быть наказания за богохульство. Однако, поясняет эксперт, подобные случаи уже были:

– Такое наказание не может быть введено в государстве, которое по Конституции является светским. Подобное законодательство в демократических странах отмирает, хотя и существовало исторически. Вместо него, например, применяется законодательство против "языка ненависти". Бывают решения, которые касаются того, что у нас называется "оскорблением чувств верующих". В этом случае объектом защиты являются люди, а не божественные доктрины, не святыни. Cвятыни как таковые не могут защищаться светским государством.

– Александр Сидякин утверждает, что в Германии и в Австрии за оскорбление чувств верующих положено наказание – до трех лет лишения свободы.

– Действительно, такое законодательство существует. Оно, правда, не про чувства верующих, а про то, что соответствует у нас 282-ой статье УК, то есть - про возбуждение вражды к каким-то группам людей, в том числе - и по признаку вероисповедания. Эта практика работает, но конечно, до трех лет никто за такие вещи не дает. Ссылки, которые звучали у нас даже в исполнении МИДа на то, что Pussy Riot получили бы в Германии более суровый приговор, – некоторое лукавство. Там были похожие истории, и не одна, – но наказания не были связаны с лишением свободы.

Если речь идет о возбуждении ненависти к православным или к представителям иных религий, то в российском Уголовном кодексе и так предусмотрено наказание за это. И вопрос - только в соразмерности наказания за подобные преступления. А богохульство как таковое, объектом агрессии которого являются не люди, а святыни, не может быть наказуемо в светском государстве. Для верующего человека его святыни – это нечто очень важное, но для другого человека они могут быть не только ничего не значащей вещью, но и быть какой-то негативной вещью. С давних времен не принято криминализировать религиозную полемику. В этом суть свободы совести: человек может считать, что его вера правильная, а какая-то другая неправильная, может выражать это в достаточно резкой форме, только если этим он не возбуждает вражду к людям.

– Если закон о наказании за богохульство все-таки припут, к чему это приведет?

– Расширится репрессивная практика. Нынешнее антиэкстремистское законодательство время от времени используется как законодательство против богохульства. Это хорошо видно на примере уголовных дел - и в отношении выставок в Центре Сахарова, и в случае с Pussy Riot. Были и другие истории: например, в прошлом году журналист Образцов в Калининграде был осужден за грубые высказывания в адрес верующих и священнослужителей. Причем он обругал не конкретно представителей какой-то одной конфессии, а всех сразу. Но он не призывал ничего с ними сделать дурного, просто выразил им свое непочтение - и за это заплатил довольно значительную сумму денег.

Другой пример - дела в отношении последователей Саида Нурси. Представителям этого мусульманского течения за прошлый год было вынесено девять уголовных приговоров, и существенной претензией к ним было именно то, что они утверждали исключительность ислама и верность именно своего понимания ислама в противовес какому-то иному трактованию. Это течение у нас считается незаконным, их тексты запрещены. Таким образом, у нас и сегодня существует преследование за религиозные взгляды. Если же будет добавлена уголовная статья за богохульство или будет соответствующим образом изменена 282-я статья, то эта практика только расширится, – уверен Александр Верховский.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG