Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Венецианский фестиваль как символ истории и современности


В Венеции 29 августа открывается 69-й международный кинофестиваль - старейший и один из самых престижных смотров мирового кино.

Первый фестиваль в Венеции прошел ровно 80 лет назад, в Италии времен фашистского режима Бенито Муссолини, который и стал инициатором проведения этого мероприятия. Как и у всей Италии, как и у всей Европы, у фестиваля – непростая история, и те фестивали, которые проходили при Муссолини, организаторы смотра не включают в общий счет. Подробнее – работающий в Италии журналист Алексей Букалов:

– Этот фестиваль хоть и носит 69 номер, на самом деле считается юбилейным – 80 лет тому назад, в 1932 году, здесь, на острове Лидо, зажглись экраны смотра, который уже тогда назывался "мостра" – выставка кинематографического искусства. И открылся он в рамках существовавшей здесь молодой бьеннале изобразительных искусств.

Муссолини очень точно определил место – это был модный в то время курорт, и он считал, что сюда поедут зрители и кинематографисты. И не ошибся. Для него это была очередная идеологическая акция. На новом здании, построенном для казино, а потом и рядом – на пристроенном дворце спорта висел лозунг, который звучал примерно так: кино – самый важный для нас вид искусства. Не думаю, чтобы Дуче знал знаменитый афоризм, приписываемый Владимиру Ленину. Муссолини считал кинематограф очень важным средством пропаганды. Он много сделал для того, чтобы операция по установлению фашистского режима в Италии была зафиксирована средствами кинематографа. Он создал первые в Европе киновыпуски, в которых фиксировалось движение фашистской идеи по Апеннинам. Интересно, что у истоков этого фестиваля в составе первого оргкомитета стояли такие мировые звезды, как лауреаты Нобелевской премии – известный драматург Пиранделло, и итальянский изобретатель радио Гулельмо Маркони. И еще один из братьев Люмьер.

– В начале 30-х годов никакого бойкота вокруг Венецианского фестиваля не существовало. Если не ошибаюсь он открывался фильмом американского режиссера Рубена Мамуляна, известного мастера.

– Не только американцы, но и другие люди, которые видели в кино будущее, приняли этот сигнал. Эти сигналы находили сторонников и среди художников, поэтов. В 1932 году Довженко показал здесь фильм "Земля". Сейчас – новая заставка для юбилейного фестиваля, и там цитаты из фильмов, и в том числе и из фильма Довженко "Земля". Так что расчет был, конечно, на то, что это не только чисто пропагандистская, но еще и акция по повышению значения кинематографа в мировой культуре.

– Понятно, что в послевоенные годы произошел решительный разрыв с идеологией Муссолини. На этом кинофестивале годы, когда он проходил под патронажем Муссолини, как бы выбелены из истории кинофестиваля. Это предмет для дискуссии в этом году?

– Сейчас к этому относятся более спокойно, умеренно. Нет никакого выбеливания. Пропаганда фашизма считается невозможной. Дуче – фигура очень противоречивая. Хвалить его не принято, но и его достижения никто не вычеркивает: осушение болот вокруг Рима, создание определенных условий для промышленных проектов, строительство дорог, которыми до сих пор Италия гордится. И есть памятники Бенито Муссолини, где на стеле написано слово "Дуче", и никто эти памятники не сносит. Конечно, никто не забывает его авантюру в Абиссинии, не забывает его преступлений против итальянского народа, который он втравил в войну. Это все так. Но, тем не менее... Известно, например, что проект памятника Муссолини был создан знаменитым русским скульптором, который находился в эмиграции в Италии, Паоло Трубецким, автором памятника Александру Третьему. Он не был поставлен, но макет существует. Вы затронули очень сложную тему, она не имеет однозначного ответа, – считает Алексей Букалов.

Венецианский фестиваль традиционно проявляет большой интерес к российскому кино. В этом году один из участников главной конкурсной программы – картина режиссера Кирилла Серебренникова "Измена". А в программе "Горизонты" представлен фильм Алексея Балабанова "Я тоже хочу". Как Special event – особое событие - в программе фестиваля участвует документальная работа Любови Аркус "Антон тут рядом". Любовь Аркус – известный российский киновед, главный редактор петербургского журнала "Сеанс", и лента о жизни взрослеющего мальчика-аутиста Антона Харитонова для нее – режиссерский дебют. Аркус еще и сооснователь фонда помощи детям-аутистам и их родителям. О том, зачем она снимала этот фильм и как он попал в программу Венецианского фестиваля, Любовь Аркус рассказала Радио Свобода:

– У нет истории отношений с Венецией, я там никогда не была. Я всегда с почтением отношусь к этому фестивалю, который очень много внимания уделял русскому кино, пожалуй, больше всех. И в прошлом году мой друг Александр Сокуров получил там Гран-при, чему мы все были счастливы. Вообще, это мой режиссерский дебют.

– Но теперь отношения завязались. Кто-то обратился к вашему продюсеру? Как случилось, что фильм попал в программу Венеции?

– На Каннском фестивале Боря Нелепо по просьбе Кости Шавловского, моего исполнительного продюсера, дали для просмотра отборщикам, Таким банальным путем он и попал.

– Вы этого ожидали?

– Даже не думала. Испытываю огромную радость за фильм, за свою съемочную группу, за оператора Алишера Хамидходжаева, который, кстати говоря, получал в Венеции "Золотого льва" за фильм "Бумажный солдат". И еще рада за Антона, главного героя фильма. Потому что та мощь, которая в нем есть, стала видна не только мне, но и другим людям. Я счастлива, потому что теперь понимаю: у фильма будет судьба, и это значит, что он принесет пользу.

– Фильм попадет в широкий прокат?

– У нас не может быть широкого проката: все лучшие российские фильмы не имеют никакого проката, такая вот, к сожалению, беда. Но Константин Эрнст разрешил уже говорить о том, что он собирается купить ленту для Первого канала. Для меня судьба фильма – это зрители, которые будут его смотреть. Сколько зрителей его посмотрят, как они будут на него реагировать – в этом его судьба. Я могу твердо сказать, что судя по тем просмотрам, которые уже были, люди реагируют очень эмоционально, даже сверхэмоционально. Не ожидала такой реакции. И та внутренняя задача,, которая была мной поставлена, лежит вне категории оценок – хороший фильм или плохой. То, что я хотела, я сделала. А как это получилось – не мне оценивать.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG