Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Журналистка и кандидат в депутаты Татьяна Чорновил проникла в резиденцию украинского президента Виктора Януковича


Журналисты у резиденции президента Украины в Межгорье

Журналисты у резиденции президента Украины в Межгорье

Виталий Портников: Недавно Борис Немцов и другие представители российской оппозиции дали возможность россиянам ознакомиться с докладом "Жизнь раба на галерах", в котором перечислялась собственность, которой, по утверждению авторов, владеет президент РФ Владимир Путин – 20 дворцов, 43 самолета, 15 вертолетов, 700 автомобилей, флотилия на 100 млн. долларов. По сравнению с этим, как отметил Борис Немцов, президент соседней Украины Виктор Янукович выглядит еще прилично. Но это с российской точки зрения. А на Украине резиденция президента Украины Виктора Януковича в Межгорье, которая, по мнению многих оппозиционеров и журналистов, незаконно приватизирована нынешним главой государства в период его пребывания во главе украинского правительства, является образцом неслыханной роскоши, которая к тому же официально Януковичу не принадлежит. Президент Украины пользуется собственностью, которая расписана на различные фонды или частных лиц.
Межгорье – огромное владение, которое стало символом феодализации Украины, давно уже привлекает внимание СМИ. Только на днях журналистка и кандидат в депутаты Верховной Рады Украины Татьяна Черновил проникла на территорию этого заповедника чиновничьего представления о ценностях и познакомила читателей с частью того вида собственности самой резиденции, которой пользуется и, не можем это доказать, но когда-нибудь докажем, владеет Владимир Янукович.
Что заставило вас в принципе разработать такую акцию, которая была рискованной. Потому что это государственная резиденция, она охраняется достаточно тщательно. Мы знаем, с каким вниманием Виктор Янукович относится к своей безопасности, к безопасности объектов, на которых он находится. Как парализуется движение в Киеве, когда пролетает картеж украинского президента. Как несколько раз не пускали журналистов даже в соседнее с Межгорьем село.

Татьяна Черновил: Эта акция была не журналистская. Эта акция была чисто политическая. Она была символическая. Я ее сделала после того, как был в Украине принят закон, который уничтожает по сути украинский язык, уничтожает по сути украинскую государственность. К тому же мы сейчас очень уверенно идем к диктатуре. В принципе, то, что сейчас делает президент Янукович, которого в принципе сейчас сложно назвать президентом, а скорее врагом Украины, все эти шаги он делает лишь потому, что ему позволяет это делать народ. А народ ему позволяет, потому что, к сожалению, среди населения сейчас настроения страха.
Я хотела как раз показать, что нечего бояться, нечего опускать руки, что никакие заборы не могут защитить человека, который идет против собственного народ. Любая охрана, любые заборы человека защитить не могут. Все тираны, все диктаторы всегда заканчивали очень плохо. Поэтому я одна проникла на территорию Межгорье и снимала. Моя акция должна была продемонстрировать Виктору Януковичу, что нельзя идти против собственного народа.

Виталий Портников: Что вы там увидели? Можно ли сказать, что вы увидели там что-то такое, что вас поразило, о чем вы не догадывались?

Татьяна Черновил: То, что находится в Межгорье, уже давно знакомо. Я там не первый раз. В статуе журналиста я проникала туда в 2006 году, проникала туда в 2007 году, когда резиденция готовилась к приватизации. Как раз тогда я и узнала, что резиденция готовилась к приватизации еще до того, как она была приватизирована. Были напечатаны мои материалы. Эту тему подхватили и другие журналисты. Но несмотря на то, что было общественное внимание, Янукович все равно пошел против и, по сути, украл эту государственную резиденцию.
Что я там увидела. Фотографий уже в Интернете много. Журналисты постарались, чтобы максимум рассекретить те объекты, которые находятся на территории резиденции. Я целенаправленно шла к кораблю. Там есть такой плавучий банкетный зал, чтобы устраивать празднества на Киевском море, сделанный из красного дерева. Там очень шикарный интерьер. Внешний вид корабля никто не видел. Я шла именно в ту сторону, где думала увидеть корабль. Я пришла туда, корабль увидела, сфотографировала. Теперь появился новый элемент мозаики того, что находится в Межгорье, могут оценить люди, которые платят налоги, которые ездят поездами. Потому что как я выяснила, в основном, деньги, на которые строится Межгорье, достаются по схемам из железной дороги. Также было сфотографировано мною гольф-поле.

Виталий Портников: Как отнеслась охрана к вашему проникновению?

Татьяна Черновил: Ситуация получилась абсурдная. Еще находясь на территории Межгорья, я строила планы, как проникнуть в жилую зону Януковича. Межгорье имеет две степени охраны. Первый забор идет по периметру, второй забор находится на территории самого Межгорья, где жилая зона Януковича. Когда я уже планировала проникать в эту жилую зону, вдруг я увидела, что пошла какая-то непонятная активность охраны.
Оказывается, мои коллеги журналисты, которых я предупредила, что еду на территорию Межгорья, вдруг подняли тревогу, потому что решили, что я пропала совсем. Поэтому меня стала искать охрана. Появилось очень много охраны на джипах с собаками. Пришлось сдаваться. Мне главное было сохранить информацию, которую я сделала на флэшку фотоаппарата. Флэшку я спрятала. Но надо было отвлечь внимание от того, что у меня есть флэшка. Я буквально публично стала снимать на телефон. Поэтому у охраны было внимание на телефон. По сути я сама спровоцировала этот конфликт. Поэтому я не имею никаких претензий к охране. Они выполняли свою работу.
Что интересно. После короткого с ними разговора, я поняла, что эти люди в душе абсолютно меня поддерживают. Я считаю, что если большая масса людей придет к Межгорью, охрана не будет защищать Виктора Федоровича Януковича. Такая ситуация в стране, что если сейчас народ выйдет на Майдан, армия и милиция перейдет на сторону людей.

Виталий Портников: Но вы же понимаете, что люди, которые там работают, в силовых структурах, они тоже сейчас дорожат своим положением в нынешней экономической ситуации. Когда вы легко утверждаете, что они могут перейти на сторону людей, а потом может оказаться, что они совсем иначе настроены.

Татьяна Черновил: У меня другая позиция. Я считаю, что все-таки в стране пока еще не сломлен независимый дух каждого свободного человека. Поэтому оппозиционные настроения очень высоки. Они высоки везде – и в армии, и в милиции. Пока эти настроения не активные, поэтому Янукович и его клан может себе позволить все, что они сейчас позволяют. Но оппозиционные настроения очень и очень высокие. Сейчас идет такая интересная ситуация, что часть избирателей Партии регионов настроена голосовать за Кличко. Они, конечно, не будут голосовать за "Батькивщину", не будут голосовать за "Свободу", но они уже себе нашли Кличко, например, который им подходит по идеологическим мотивам. Идет довольно серьезный переток голосов Партии регионов в ту сторону.

Виталий Портников: Почему на Украине таких докладов, посвященных, допустим, собственности Виктора Януковича или Николая Азарова или кого-то еще из лидеров правящей партии, не появляется?

Татьяна Черновил: Я абсолютно не согласна. Если взять мои расследования, расследования Лещенко, мне кажется, там полный доклад. Конечно, какая-то часть туда не попала, но, я думаю, что также и в доклад оппозиции в России тоже не попала часть имущества Путина.
Что касается яхт. Все четко знают, что старший сын Януковича "болеет" морем. Это подтвердил его младший брат. Но до конца мы не можем выяснить, какие есть у него яхты. Что касается недвижимости. Взять мои статьи, статьи Лещенко. Там прекрасная подборка – сколько стоит, фотографии. Это все есть.
Тут еще надо обратить внимание, что я бы не говорила, что Путин во многом имеет больше материальных активов, чем Янукович. Если взять воздушный флот, у Януковича есть частный самолет, есть частный вертолет, но также есть и парки государственные. Кстати, парк государственных вертолетов совсем не маленький. Также парк есть и государственных самолетов, которые тоже не маленькие. Если взять только Межгорье, я доставала баланс за 2010 год. Незавершенного строительства на территории Межгорья было на миллиард. Это только 2010 год! Если посчитать, что после этого прошло два года, там появилось много объектов, можно представить себе какой размах.
Хочу обратить внимание на то, что основное строительство Межгорья началось еще с премьерства Януковича – 2007 год. В тот год он все старье, все старые дома, хотя оно имели архитектурную и историческую ценность, были снесены под ноль, и началось абсолютно новое строительство. Те объекты, которые Янукович построил в 2007 году, в статусе президента они его уже не устраивали. Его не устраивал уровень роскоши.
Строительство Межгорья – это коррупционные деньги. В статусе премьерства их было намного меньше. В статусе президента доступ уже для различных схем откачивания государственного бюджета стало намного больше, уровень роскоши подскочил в несколько раз.

Виталий Портников: Можно сказать, что Никита Сергеевич Хрущев и Владимир Васильевич Щербицкий очень скромно жили по сравнению с Виктором Федоровичем в этом месте?

Татьяна Черновил: В принципе – конечно. Домик Хрущева был, наверное, 200 кв. м. не больше. Янукович там жил во времена своего первого премьерства. Когда Янукович жил первое время в этом гостевом домике, он пригласил к себе журналистов, чтобы показать свои скромные условия жилья. Журналисты пришли. Он налил им чай, взял гитару, сыграл на гитаре, показал трещины на стене, показал скромные советские апартаменты, пожаловался, что домик требует капитального ремонта. Но человек, который может жить в спартанских условиях, ему жалко денег государственного бюджета, поэтому он на себя тратить не будет. Но когда через буквально полмесяца я проникла на территорию Межгорья, после того, как Янукович показал свои скромные жилищные условия журналистам, я от этого домика увидела только пустую площадку. Оказывается, он снес его под ноль. Это был чисто такой пиар-ход. А в это время ему уже был отстроен на территории Межгорья прекрасный домик. Он и сейчас есть. Мы видим циничный подход ко всему, что касается Межгорья.

Виталий Портников: Кому же на самом деле принадлежит Межгорье с юридической точки зрения? Я так понимаю, что Янукович вообще не является владельцем этого объекта?

Татьяна Черновил: Если смотреть за какими вывесками он скрывается, то это фирма "Танталит", а также благотворительный фонд "Возрождение Украины". Знакомство с фондом "Воздрождение Украины" у меня началось с таких обстоятельств. Была такая машинка минивэн, на которой Янукович, будучи премьером, ездил по регионам. Ее знали все журналисты, знали ее номера. И вот Янукович после своего премьерства попадает в оппозицию, и я вижу, как этот минивэн на дороге нарушает все правила дорожного движения. Его останавливает милиция, но милиция сразу отпускает. Я подъезжаю и спрашиваю: "В чем дело? Почему отпустили нарушителя?" Мне говорят, что этот автомобиль имеет возможность ездить без правил. Я же знаю, что Янукович уже в оппозиции. Я начинаю интересоваться этим автомобилем и узнаю, что он еще записан на благотворительный фонд "Возрождение Украины". Я начинаю интересоваться этим благотворительным фондом и узнаю, что на самом деле благотворительности там никакой практически нет. Пару книжек они на какой праздник дарят детям в школе. Но зато на этом фонде на балансе висит очень много вещей, которыми пользуется Янукович – это десятки автомобилей, это аренда дачи в Межгорье (это период 2008 года) и много всего другого. Уже по этой истории видно, что фонд "Возрождение Украины", который владеет территорией Межгорья, на самом деле, он просто обслуживает Януковича и позволяет ему оптимизировать налоги.
Что касается "Танталита". Эти две фирмы (фирма "Танталит" и фонд "Возрождение Украины") соединены в прошлом общими директорами, общими совладельцами. Сейчас Янукович все почистил. Совладельцы и директора находятся далеко на оффшорах. Но когда эти фирмы только создавались, между ними видно очень много общего. Потом от этих фирм начинаем тянуть ниточки и узнаем, что эти же самые директора и совладельцы владеют другой собственностью, которая считается собственностью Януковича. Эти ниточки можно притянуть к домику в Массандре. Там просто чудесный дворец на берегу Черного моря, который называют "чайным домиком Януковича". Эти же люди в собственниках набережной в Балаклаве в Крыму, где строится старший сын Януковича. Эти же собственники есть в базе мыса Я. Это еще одна база в очень прекрасном месте Крыма. Дальше тянем ниточки. Те же самые директора и те же самые совладельцы в фирмах, которые работают на железной дороге, которые работают в сфере добычи угля. Опять же те же самые люди начинают мелькать в тех предприятиях, где лично совладельцем бизнеса есть старший сын Януковича.
Есть такая фирма "СПС-групп". Она завозит предметы роскоши в Межгорье. Нам удалось это вытянуть из базы. Касательно того, что есть в этой базе, мы видим, что эта "СПС-групп" за последние два года завозила в Межгорье, например, колонны из красного дерева стоимостью 6 млн. гривен только для одного зала. Это российские люстры довольно дорогие. Общая сумма достигает 10 млн. гривен. Это замки к дверям. Один замок стоит 43 млн. гривен, то есть это 5 тыс. долларов.
Это паутина, где фирмы связаны ниточками общих директоров, общих совладельцев, которые связаны лично с сыном Януковича. Центр находится именно в Межгорье. Тут не может быть никаких других версий. Это исключительно семья Виктора Федоровича Януковича.

Виталий Портников: Что касается ситуации с отношением к оппозиции? Есть люди, которые считают, что при предыдущей власти все было не очень хорошо. Они тоже вряд ли отдадут свои голоса оппозиционерам.

Татьяна Черновил: Я могу судить как журналист, который занимался журналистскими расследованиями. Мне есть с чем сравнивать. Были расследования до 2010 года, и были расследования после 2010 года. Мои расследования после 2010 года – просто бомба. Ни одна власть в Украине не рисковала украсть у людей железную дорогу. Сейчас в Украине снято почти полсотни пар поездов. Ездить по стране стало невозможно. Потому что если нет поездов, понятно, что нет билетов. Это еще не конец. Потому что поезда собираются снимать и дальше. Почему? Потому что пассажирские перевозки всегда были дотационные. На них шли деньги, которые железная дорога зарабатывала на грузовых перевозках. Но после того, как все грузовые вагоны были отданы в управление фирм, близким к Януковичу, со своего кармана финансировать пассажирские перевозки не хочется.
Таким образом, сейчас снимаются пассажирские поезда. Ни одна власть не рисковала на это пойти. Представляете, забрать у страны железные дороги! Кинуть нас еще в дожелезнодорожную эпоху, то есть в эпоху царской России, когда еще не появилось железнодорожного сообщения. Мы к этому сейчас идем. Почему это делается? Украина небольшая страна относительно той же самой России. В любой момент люди сели на поезда, оказались на Майдане, и уже нельзя было никак Януковичу удержать власть. А если уничтожить железнодорожное сообщение, то как без поездов, например, жители Львова могут доехать на Майдан в Киев? Это очень проблематично. Янукович таким образом хочет создать что-то наподобие России. Я знаю, что в России, особенно, в Сибири, оппозиционные настроения довольно высокие. Как жителям Сибири приехать в Москву? Это вопрос.

Виталий Портников: Татьяна, вы участвуете в избирательной кампании. Что происходит вокруг выборов?

Татьяна Черновил: Мое мнение, что выборы будут очень нечестными. Нам надо будет отстаивать их буквально общественной активностью. Сейчас проходит формирование избирательной комиссии. Уже сформированы окружные избирательные комиссии. Как они сформированы – мне просто страшно. Никогда в Украине мы не имели таких комиссий, где большинство уже принадлежало Партии регионам. Этому, на самом деле, можно противостоять. Мы уже имели пример выборов 2004 года, где тоже были огромные фальсификации на отдельных округах.
Что касается Януковича, что касается Путина. Я им далеко не завидую. Я вообще не понимаю, почему люди выбрали такой путь. Они живут, по сути, в золотых клетках. Потому что ни Путин, ни Янукович не могут открыто выйти, пройтись по улице, погулять в лесу, просто пойти среди народа, зайти в простой магазин, в простой кафетерий. Они создали такие условия вокруг, что они живут в постоянном страхе за свою безопасность.
Вот Янукович – Межгорье, автомобиль, несколько комнат администрации президента, автомобиль, Межгорье. По сути, человек живет в зоне. Как он в свое время имел судимость, так и сейчас почему-то он построил так свою жизнь, что он живет в зоне, хотя это золотая зона, золотая клетка. Зачем людям это нужно?! Неужели нельзя быть демократическим президентом?! Неужели нельзя быть открытым президентом?! Зачем эта клетка? Зачем строить эти клетки из золота?! Почему нельзя быть более открытым? Для этого нужно быть и более скромным, надо меньше тянуть из бюджета, больше заботиться о своей стране, тогда и для себя же будет жизнь лучше.

Виталий Портников: Еще очень важно сказать о собственности президентов будь то Владимир Путин или Виктор Янукович, важно говорить именно тогда, когда они находятся на своих должностях. Очень легко обсуждать, перемывать косточки отставникам. А главная задача всех тех, кто пытается рассказать нам о том, чем на самом деле владеют чиновники, которые не могут всем этим владеть, это то, что они рассказывают о собственности действующих чиновников и, таким образом, показывают нам уровень коррупции в наших странах, почему мы так живем, почему страдает экономика, почему деградирует общество, почему нет никакой перспективы реального развития. Все эти резиденции, дворцы и самолеты – это ответ на вопрос: "Почему на фоне тех или иных возможностей страны находятся в кризисе? И этот кризис будет углубляться".

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG