Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Памятник Георгию Гараняну как джазовая импровизация


Георгий Гаранян. Фото 2009 г

Георгий Гаранян. Фото 2009 г

На могиле известного советского и российского джазового музыканта Георгия Гараняна на Ваганьковском кладбище в Москве установлен памятник работы скульпторов Льва Матюшина и Андрея Митенева. Копия скульптуры будет установлена в Музее музыкальной культуры имени Глинки.

Георгий Гаранян скончался в 2010 году. Проектами, связанными с памятью о музыканте и популяризацией джаза в России занимается "Фонд Гараняна". Говорит генеральный директор Фонда и вдова Гараняна Нелли Закирова:

– Для памятника выбран интересный момент, очень характерный для Георгия Гараняна, когда он приветствует зрителей. Многие помнят этот жест – он выходит на сцену, вскидывает вверх руки, саксофон у него висит на так называемой "удавке", саксофонисты знают этот термин. Памятник получился абсолютно неформальным. Он очень-очень дружелюбный, открытый. Собственно, многие помнят Георгия именно таким – открытым, искренним, веселым, ироничным. Хотя некоторые люди говорили: "А почему он не в смокинге с бабочкой, этот облик более привычен", – нам хотелось, чтобы памятник был именно таким, более демократичным. Скульпторы замечательные – народный художник России Лев Матюшин и Андрей Митенев. Они очень-очень долго искали это сходство, пытались поймать настроение, какие-то характерные черты, которые присущи были Георгию. Им это удалось, мне кажется.

Мне было страшно заходить на Ваганьковское кладбище, я видела этот памятник только в гипсе, я не видела его в бронзе и я не знала, каким он будет. Но водитель автомобиля, который отвозил этот памятник на Ваганьковское, позвонил мне и сообщил: "Мы уже его поставили. Это так красиво, так здорово!" Вы знаете, первое мнение, и мнение человека постороннего, очень ценно. Мне кажется, этот памятник станет очень заметным на Ваганьковском кладбище и будет привлекать сюда людей. Именно это было моей задачей – чтобы люди специально ходили поклониться Георгию Гараняну, чтобы помнили о нем. Поэтому мне не хотелось ставить просто камень, мне хотелось, чтобы это был образ. И мне кажется, образ получился. Модель этого памятника была признана произведением искусства, и поэтому Министерство культуры купило эту модель для Музея имени Глинки.

Я расскажу вам о фонде Георгия Гараняна, который создал сам Георгий. Он очень много помогал молодым музыкантам, детям, все это знают. Как сказал музыкант Краснодарского биг-бэнда, Георгий Гаранян поднимал людей. Все знают, что он был очень щедрым, и многие говорили, как он щедро представляет музыкантов на сцене, сколько он времени им дает. Он вытаскивал очень многих людей просто из небытия и делал из них звезд, он гордился музыкантами своего оркестра. Поэтому пришла такая идея создать фонд, ведь это некая легитимная организация, которая может официально помогать музыкантам – не только гонорарами, но и привлекать каких-то меценатов, спонсоров, чтобы они тоже принимали участие в этом.

Кроме того, фонд, который задумал Георгий, должен был поддерживать его ансамбли. Фонд развития джазового искусства – это была марка, придуманная им. Он хотел много делать именно для развития джазового искусства. К примеру, создавал оригинальные партитуры. Все знают, что оркестр Гараняна играет его оригинальные партитуры, что там очень мало чего-то постороннего, а в основном это самые лучшие аранжировки, которые делал Георгий. Мы сейчас издаем нотную библиотеку Георгия Гараняна, издаем его аранжировки. Кроме того, фонд проводил при жизни Георгия фестивали, например, фестиваль "Играем джаз с Гараняном", он состоялся впервые в 2009 году и в 2013-м он пройдет в пятый раз. Это фестиваль, в котором участвуют и дети и взрослые, и эту концепцию придумал именно Георгий, чтобы на одной сцене дети выступали вместе со взрослыми. Он говорит: "Ну а как иначе мальчика научить сценическому мастерству? Только так. Он должен выйти рядом со мной и играть рядом со мной, и мы будем соревноваться".

Фонд проводит фестиваль "Царь-джаз имени Георгия Гараняна". Потому что Гаранян в джазе – царь! Этот фестиваль проходил в Москве, его частью стал фестиваль "Крошка-джаз", а в этом году, представляете, уже появилась новая площадка – город Геленджик. И в рамках сочинского инвестиционного форума "Сочи-2012" пройдет "Царь-джаз имени Гараняна" в Геленджике, и там выступят самые-самые именитые артисты из многих стран мира, – рассказала Нелли Закирова.

Саксофонист Георгий Гаранян играл джаз более полувека, работал в оркестрах Юрия Саульского и Олега Лундстрема, руководил ансамблем "Мелодия", писал музыку к кинофильмам и телеспектаклям записал два десятка дисков-гигантов. В джазовом мире к фигуре Гараняна относятся неоднозначно: он популяризировал чуждую для советского режима музыку, делал ее коммерческой и был в не меньшей степени культуртрегером и музыкальным бизнесменом, чем собственно музыкантом. Рассказывает лондонский джазовый критик Ефим Барбан:

– Гаранян принадлежит к плеяде зачинателей российского джаза, который возник, по сути дела, в начале 50-х годов. Среди этих людей мотивация обращения к джазу носила скорее социальный, а не музыкальный характер. Для них это была не просто музыка, но и элемент социального сопротивления культурному официозу. Показателен сам факт того, что среди родоначальников современного джаза, – а я начинаю современный джаз с 50-х годов, – в основном сделали карьеру люди, которые не были профессиональными музыкантами. Скажем, Алексей Козлов был архитектором, Геннадий Гольдштейн закончил автодорожный техникум, гитарист Николай Громин был экономистом, Алексей Зубов, который долго играл в "Мелодии" Гараняна, был физиком, тромбонист Константин Бахолдин был инженером – и так далее. Пожалуй, из их поколения только Герман Лукьянов был профессиональным музыкантом и композитором. Гаранян тоже закончил, насколько я помню, Станкостроительный институт и был инженером. Впоследствии то, что он делал, в огромной мере представляло собой, так сказать, официальную музыку. Он работал где-то на грани подлинного джаза и эстрады. Можно сказать, конечно, что то, что он делал, было популяризацией джаза, но на самом деле он играл так называемую коммерческую музыку, в основном эстрадную.

– Очень по-разному звучит то, что в начале и в середине 60-х делал Гаранян, и музыка ансамбля "Мелодия" или записи 90-х годов, они с заметным коммерческим звучанием. У разного времени разный звук – или действительно это отчасти два разных музыканта? В ранней период в творчестве Гараняна был какой-то джазовый поиск?

– О джазовом поиске речи быть не могло, потому что все, что делал Гаранян, носило достаточно эпигонский характер. Поначалу это было просто копирование американской музыки, ведь ничего самостоятельного вначале в российском джазе не было. Это была музыка, которая в огромной мере копировала сначала бибоп, потом что-то другое. С одной стороны, Гаранян развивался по мере того, как менялась джазовая стилистика – и пытался постоянно оставаться в моде. С другой стороны, он пытался интегрироваться в советскую культуру. Гаранян олицетворял собой такой что ли джазовый официоз, он был официальным советским джазовым музыкантом. Недаром он был первым, кому советское правительство выдало Государственную премию. До этого ни один джазмен ее не получал.

Дело в том, что джаз и советская власть находились всегда в довольно бурных и недружеских отношениях. Джаз очень долго подвергался гонениям, начался он, в принципе, в подполье. Поначалу это была андеграундная музыка. Но постепенно выросли и официальные музыканты, которым нужно было как-то зарабатывать деньги. С другой стороны, Гаранян со временем превратился в "музыкального босса", члена советского эстрадно-джазового истеблишмента, я бы так сказал.

Вообще, если говорить о Гараняне, как о саксофонисте, то полным антиподом ему был бы Геннадий Гольдштейн, который оказал огромное влияние на развитие джаза. Сейчас он джаз практически не играет, он преподает, но, тем не менее, это музыкант поколения Гараняна, они часто играли даже в одном оркестре. Если говорить об идеологической составляющей, то, конечно, Гольдштейн был, так сказать, пророком джазового искусства в России, и джаз многим обязан ему – и советский, и российский. Если говорить о современном джазе, то аналогом Гараняна в огромной мере сейчас является Игорь Бутман, не только талантливый саксофонист, но и очень талантливый бизнесмен. Я бы сказал, что Гаранян был человеком такого же типа.

– Джаз – "не родная" музыка на российской почве, как, впрочем, и многие другие музыкальные направления, да еще и пробивался он в советское время с трудом. Тем не менее, в России есть какой-то сегмент аудитории, которая джаз любит, в том числе отечественный джаз. Хоть как-нибудь российский джаз сейчас заметен на международной сцене?

– После падения советской власти российский джаз пользовался интересом, как и все советское, все российское на Западе. Но сейчас этот интерес исчез абсолютно. Если говорить о советском джазе, то он всегда носил в достаточной мере эпигонский характер, несмотря на то, что в нем вырастали и музыканты европейского класса. Но, к сожалению, при советской власти им невозможно было развить свое дарование. Возьмите Германа Лукьянова, несомненно, композитора и трубача мирового класса. Родись он в другом месте и в другое время, из него вышла бы мировая звезда. Или возьмите покойного Константина Носова, петербургского трубача, которого я считаю блестящим музыкантом мирового класса. Ему при советской власти не удалось записать ни одной пластинки.

В Советском Союзе джаз начал развиваться намного позже, чем в других европейских странах, и это позднее и замедленное развитие сказалось. Главная беда российского джаза в том, что в России не создана джазовая инфраструктура, я бы так сказал. Джаз – это наличие джазовой периодики, наличие реальной джазовой критики и наличие джазовой аудитории. В России джазовая аудитория, конечно, необычайно узка по сравнению с США, где джаз очень долго был просто народной музыкой. Критика отсутствует, с работой довольно туго. В России, скорее, существует довольно много джазовых музыкантов, но очень немного джаза как такового, если понимать под джазом некое культурное направление, оказывающее заметное влияние на существующую в стране культурную традицию.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"
XS
SM
MD
LG