Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему большая часть россиян поддерживает приговор Pussy Riot


Ирина Лагунина: По данным Фонда «Общественное мнение», 53% россиян сочли справедливым приговор, вынесенный девушкам из группы Pussy Riot, который в марте провели панк-молебен в Храме Христа Спасителя. 27% граждан считают приговор несправедливым. Социологи отмечают, что этот судебный процесс расколол российское общество. Рассказывает Вероника Боде.

Вероника Боде: Ведущие российские социологические службы внимательно следят за отношением россиян к делу Pussy Riot. Фонд «Общественное мнение», например, не только задавал прямые вопросы по этому поводу, но и выяснил, часто ли в России оскорбляются чувства верующих (как мы помним, именно в этом обвиняли девушек). Только 11% людей, называющих себя православными, сообщают, что им встречались произведения искусства, оскорблявшие их религиозные чувства. 83% православных с этим не сталкивались. 41% опрошенных уверены, что в таких случаях надо давать отпор, и чуть меньше половины граждан полагают, что государство должно вмешиваться в спорные ситуации, затрагивающие религиозные чувства. При этом лишь 1% россиян (количество, находящееся в пределах статистической погрешности), признаются в том, что их религиозные чувства оскорбил клип панк-группы Pussy Riot. Исследование ФОМа комментирует культуролог Елена Волкова.

Елена Волкова: Реакция православных, верующих людей и атеистов мало отличается друг от друга. Особенно интересно, что приемлемость насилие и даже одобрение насильственного противостояния, дать отпор и стремление к тому, чтобы государство вмешивалось в религиозную жизнь и защищало религиозные чувство, что в равной степени, оказывается, свойственно и атеистам, и православным, и верующим, даже православным несколько больше свойственно принятие насилия. Это говорит о том, что люди, объявляющие себя православными, они даже не знают, что Евангелие и вообще в принципе христианство не принимает насилия, блаженны миротворцы и призывает к смирению. Следующее то, что примерно 10-11% людей оскорбили произведения искусства или ситуации, с которыми они сталкивались, оскорбили их религиозные чувства. И сразу удваивается процент, когда задают вопрос о том, встречались ли вы в СМИ сообщения. То есть очевидно, что люди прежде всего идут на поводу у пропаганды и у тех СМИ, которые раскручивают ситуацию с кощунством, богохульством в связи прежде всего с панк-молебном группы Pussy Riot.

Вероника Боде: Таковы наблюдения доктора культурологи Елены Волковой. 2 года колонии общего режима – такой приговор, вынесенный девушкам из панк-группы Pussy Riot, считают несправедливым 27% опрошенных Фондом «Общественное мнение». При этом большинство, 53% респондентов, полагают, что приговор справедливый. Примерно каждый пятый россиянин затрудняется с ответом. А вот что думает по этому поводу кинорежиссер Артур Аристакисян.

Артур Аристакисян: Создается впечатление, что решение исходит из недр общества. Потому что народ на самом деле испугался Pussy Riot. Они говорят о каких-то оскорбленных чувствах верующих – это все глупость. Страх людей, которых в этом обществе большинство. Это темные непросвещенные массы, на которые опирается власть и которых эта власть представляет. Она не могла не дать девушкам срок.

Вероника Боде: Как вы думаете, что же так напугало народ?

Артур Аристакисян: Сами Pussy Riot, их акция, стиль, в котором они их проводят. Там очень много символизма, на который реагирует рабская природа. Они угадали что-то очень важное, политическая молитва проникла в сознание и там работала какое-то время. Удар пришелся в самую суть, девушки оказались не теми, за кого их принимала оппозиция. Оппозиция за них заступалась, как за молодых, славных хулиганок и не больше. Никто не ждал, что они окажутся личностями и такого масштаба, что в клетке Хамовнического суда произойдет рождение элиты. Девушки – это реальная элита, и их боится и власть, и оппозиция.

Вероника Боде: Так думает кинорежиссер Артур Аристакисян. По данным Аналитического Центра Юрия Левады, большинство россиян следили за судебным процессом над участницами группы Pussy Riot. Только у 6% россиян девушки вызывали сочувствие, и у 1% - уважение. Наиболее распространенные чувства – это раздражение и неприязнь. Вот как объясняет это директор Центра Лев Гудков.

Лев Гудков: Большинство получает информацию об этом процессе и всех событиях вокруг этой акции только по телевидению, по официальным каналам. Поэтому интерпретация информации идет исключительно негативная. Поэтому это с одной стороны вызывает резкую агрессию как богохульство и прочее. Это один момент. Второй момент, гораздо сложный для понимания: девочки ткнули в очень болезненный и очень чувствительный нерв – это аморализм нашего общества и сращение церкви и государства. Церковь не дает этических проповедей, она требует послушания, обрядоверия и выступает как суррогат этики, некоторой определенности поведения, догматического поведения. И дополняя дефицит этики, дефицит духовности, религиозности национализмом, причем не просто национализмом, а государственным национализмом. И вот это сращение государства и церкви, вообще говоря, поддерживается очень большой частью людей. Девочки ткнули туда и показали, что там пустота. Реакцией на это стала именно агрессия – не трожь меня, не хочу даже думать об этом, защитная агрессия. И отсечение любой другой интерпретации, понимания, сочувствия и прочее. Это очень агрессивная реакция, она указывает на фрустрированное сознание, отсутствие действительно и понимания, что происходит в обществе и нечистую совесть огромного числа людей. Поэтому такая болезненная реакция, вкупе с пропагандой, конечно, очень сильной.

Вероника Боде: Отмечает социолог Лев Гудков. Относительное большинство, 41% опрошенных Левада-Центром, уверены, что основанием для судебного процесса над Pussy Riot послужило возмущение православной общественности. Второе по значимости мнение – «стремление властей дискредитировать и запугать оппозицию», так думают 12% россиян. Социолог, политолог, историк культуры Игорь Яковенко – о том, какие общественные проблемы выявило дело Pussy Riot.

Игорь Яковенко: Эксперты, которые осмысливают это событие, говорят прежде всего о том, что эта история расколола российское общество, и с этим можно согласиться. Мы видим на этой истории, что в России бок о бок живут два народа или, что одно и то же, две культуры – культура традиционная, доличностная и культура нового времени, модернизированная. Причем, на самом деле диалог этих двух культур невозможен, они говорят на разных языках. Широкие власти готовы травить назначенный властью объект ненависти – это мы просто видим. Мне, человеку немолодому, трудно слышать об оскорбленных чувствах православных россиян. Я хорошо помню, лет 25 назад эти сегодняшние православные россияне обходили храмы дальней дорогой. Теперь ситуация изменилась и все осознали себя православными, нам объявлено, что русские православные и все стали глубоко и истово верующими. То, с чем мы сегодня сталкиваемся – это прежде всего кондовый и безнадежный конформизм. Если вдруг в Россию придут китайцы, то через десяток лет российский обыватель осознает себя конфуцианцем и будет рассуждать о достоинствах даосизма и дзен-буддизма. Это печально. В России власть объявляет людям и разъясняет, во что они должны верить, а в такой нормальной личностной парадигме предполагается, что акт веры следует из выбора человеческого.
И наконец, традиционная культура исходит из того, что есть два Бога – Бог земной и Бог небесный. Власть есть Бог земной – это выразитель небесного Бога, а Бог небесный есть выразитель власти. Это такие две сущности, которые магически между собой связаны. Pussy Riot покусились на святое. В этом обращении, которое они пропели в храме, содержалась возможность нетождественности земного Бога и Бога небесного. Поэтому, на мой взгляд, такая несоразмерная реакция, с которой мы с вами столкнулись. Это большая и серьезная история, и последствия долго будут сказываться.

Вероника Боде: Я как раз хотела спросить, каковы могут быть последствия этого дела для дальнейшего развития российского общества? Ведь видно, что оно поляризовалось, видно, что какие-то радикальные настроения пошли, консервативные.

Игорь Яковенко: Консервативные настроения пошли в одной части общества, в той самой традиционно ориентированной, доличностной. Модернизированная часть общества российского, вторая часть русского народа пронизывается все более отчетливо антиклерикальными настроениями. Я думаю, что антиклерикализм, который вызван этой историей, будет нарастать. Простой раскол в обществе будет все более и более зримым. Люди, живущие в маленьких городах, пенсионеры. Те, для кого слово начальника есть священная истина, они все больше будут отталкивать городских, которые на митинги идут, будет борьба за молодежь. Нормальный цивилизационный раскол, который переживает общество, которое из средневековья пытается перейти к новому времени.

Вероника Боде: Это был доктор философии Игорь Яковенко. О реакции российского общества на приговор Pussy Riot - доктор культурологи Елена Волкова.

Елена Волкова: Эта реакция показывает, насколько полярными взглядами сегодня отличается наше общество. Меня очень радует то, что большинство людей, по моему впечатлению, выступает против жестокого и совершенно неправомерного и бессудного процесса и очень жестокого приговора. Мне кажется, что люди уже созрели и подошли к тому, что их недоверие, их возмущение совершенно беззаконными процессами приводит к мысли о том, что нужны какие-то серьезные меры по очищению состава судейского и самой практики судов сегодня, которые нарушают с легкостью и конституцию, и законы Российской Федерации, используя средневековые ссылки на Тройский собор, на богохульство, кощунство, за которые у нас нет уголовной ответственности.

Вероника Боде: Насколько я понимаю, в православном сообществе так же нет единства по этому поводу?

Елена Волкова: Православное сообщество разделилось, началось движение исхода из рядов Русской православной церкви, стали появляться письма клириков и мирян, которые заявляют открыто о своем выходе из состава РПЦ. А заявление Высшего совета Русской православной церкви в связи с судебным приговором, которое появилось на сайте Московской патриархии менее, чем через час после оглашения приговора, видимо, оно было заготовлено заранее, оно поражает своей агрессией и тем, что повторяет во многом то обращение к прокурору жестокое, которое было зачитано 18 марта в московских церквях и от которого вроде как патриархия потом открестилась. Здесь Высший церковный совет опять повторяет слова о кощунстве, об осквернении, о богохульстве. Но в этом заявлении Высшего церковного совета к оскорблению религиозных чувств добавились еще оскорбления национальных чувств. Совершенно непонятная логика: национальное появляется в связи со словами о том, что Храм Христа Спасителя был построен в память победы в Великой отечественной войне 1812 года. И здесь можно было бы говорить о каких-то гражданских чувствах, но уж никак не национальных. Таким образом православность полностью осуществляется с русскостью.

Вероника Боде: Говорила профессор Елена Волкова. По мнению большинства опрошенных Фондом «Общественное мнение», дело Pussy Riot не повлияет на отношение к России в мире. Лишь 2% граждан полагают, что это отношение улучшится, и 11% уверены, что оно изменится в худшую сторону. К тому, что официальные лица за рубежом дают свои оценки этому делу, относительное большинство, 33% россиян, относятся безразлично.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG