Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ожидает ли Россию жаркая политическая осень?


Задержание на акции "Стратегии-31" на Триумфальной площади в Москве, 31 августа 2012

Задержание на акции "Стратегии-31" на Триумфальной площади в Москве, 31 августа 2012

Владимир Кара-Мурза: Оппозиция подала заявку в московскую мэрию на "Марш миллионов" 15 сентября. Акция протеста планируется в виде шествия от Белорусского вокзала по Тверской улице и должна закончиться митингом на Боровицкой площади. Заявленное количество участников – 50 тысяч человек.
На Триумфальной площади Москвы задержали лидера незарегистрированной партии "Другая Россия" Эдуарда Лимонова, который пришел на митинг "Стратегии 31".
Вместе с Лимоновым были задержаны еще несколько участников акции, в том числе один из организаторов митинга Константин Косякин.
Около 20 человек были задержаны на акции Стратегии – 31 в Петербурге, В 18:00 у входа в метро "Гостиный двор" стояли три активиста "Другой России", на футболках у них было написано: "Свободу Таисии Осиповой". На днях Заднепровский районный суд Смоленска приговорил Таисию Осипову к восьми годам заключения.
О том, ожидает ли Россию жаркая политическая осень, мы сегодня беседуем с Сергеем Фомченковым, активистом "Другой России", мужем осужденной Таисии Осиповой и Сергеем Давидисом, членом политсовета движения "Солидарность", одним из заявителей "Марша миллионов". Каковы цели "Марша миллионов" 15 сентября?

Сергей Давидис: С одной стороны цели те же, поскольку не достигнуты цели предыдущих акций. С другой стороны в ситуации явного усиления репрессий и это касается дела по 6 мая, и дела Pussy Riot, и дела Таисии Осиповой, и других дел, которые ведутся, первое главное требование – это освобождение политзаключенных, прекращение политических репрессий. С другой стороны, конечно, продолжение тех требований, которые были – это требования перевыборов Государственной думы, президента, социальные требования.

Владимир Кара-Мурза: Как проходила сегодняшняя акция "Стратегия-31"?


Сергей Фомченков: Во многом она проходила, как и масса предыдущих акций. Сотрудники полиции сразу вытесняют с площади тех людей, которые пришли на нее. Не дают даже собраться, не то, чтобы выкрикивать лозунги и скандировать, доставать какие-то плакаты. Одновременно сегодня даже жестче действовали, видимо, какая-то задача зачистку оппозиции провести к осени, к "Маршу миллионов", а может быть вообще власти хочется показать свою силу окончательно. Сегодня они даже в чем-то сменили тактику, если раньше людей просто вытесняли, то сейчас старались наиболее активных зажать где-нибудь между двумя шеренгами полицейских, спецназа полицейского, и оттуда выцепляя по очереди, загружали в автобусы. Ничего в лучшую сторону не изменилось, сегодня мы в этом убедились. Забор на Триумфальной площади как стоял, так и стоит, хотя никаких раскопок там не ведется. Забор ограждает исключительно зеленые насаждения. Сегодня наши товарищи пришли в мэрию и требовали встречи с Собяниным, чтобы он объяснил, почему стоит забор на площади, почему граждане Москвы не могут использовать для своих нужд Триумфальную площадь. Но мэр Собянин испугался встречи с членами "Другой России" и ушел черным входом из мэрии. Людей, которые пришли с ним встретиться, просто задержали и оставили в Тверское ОВД.

Владимир Кара-Мурза: Есть ли какие-то конкурирующие общественные организации, которые претендуют на те же маршруты в тот же день 15 сентября?

Сергей Давидис: Вы знаете, пока нам об этом неизвестною было сообщение о том, что некие молодежные патриотические организации хотят провести митинг на Болотной площади в тот же день, неким образом противодействовать, противостоять заявленному "Маршу миллионов", но никакой конкуренции с подачей уведомления мы не встретили, все прошло благополучно, мы были первыми.

Владимир Кара-Мурза: Сергей Удальцов, сопредседатель партии "РОТ-Фронт", лидер движения Моссовет, координатор "Левого фронта", рассчитывает на успех осеней акции.

Сергей Удальцов: Основные лозунги "Марша миллионов", который намечен на 15 сентября, - досрочные выборы, против репрессий, которые развернуты в отношении участников нашего гражданского движения. Это сегодня задача номер один – добиться освобождения наших товарищей и соратников. Это будут основные требования марша. Конечно, мы будем расширять повестку дня и сегодня договорились выдвинуть на суд граждан и целый ряд социально-экономических требований, которые будут касаться ситуации в сфере ЖКХ, ситуации с ростом тарифов и цен, ситуации с нарушением массовым прав трудовых коллективов и профсоюзов. Все это будет выноситься на суд граждан. Мы будем показывать, что у нас есть широкая конструктивная программа, объединяющая самые разные силы, и не заниматься только популизмом. Надеемся, эта широкая коалиция привлечет дополнительных участников и 15 сентября мы увидим одну из самых массовых акций за последнее время.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Богородска от радиослушателя Юрия Васильевича.

Слушатель: Добрый вечер. У меня вопрос: вы знаете, пропагандистская машина Кремля всех, кто выходил на митинги, называет, кто было, как Доренко, Проханов предлагает разработать фашистскую идеологию. У меня вопрос следующий: как сделать, чтобы люди проявили солидарность? Сидит Тася ни за что ни про что, обвинили, что она наркотики, что она маргинал. То есть хотелось бы людям донести, что независимо, от того, какого ты класса, низшего, высшего, могут придти за каждым из вас. Пример Ходорковского - не надо далеко ходить.

Владимир Кара-Мурза: Какие формы поддержки Таисии у вас в арсенале?

Сергей Фомченков: Завтра планируется в Москве проведение одиночных пиктов возле станций метро. Мы хотим, чтобы были пикеты возле каждой станции метро - это зависит от количества людей, которые готовы выйти, но надо заметить, что в этот раз инициатива людей снизу, инициатива не организована конкретно партией «Другая Россия» ни мной, ни группой поддержки Таисии Осиповой. Это люди, которые возмущены приговором 8 лет, которые вынес судья Заднепровского района города Смоленска Кожевников. Организовались люди, сказали, что выйдут к метро с лозунгами в поддержку Таисии. Уже объявили о поддержке акции люди из Санкт-Петербурга, которые объявили, что они выйдут к станции метро питерского метрополитена, их основным требованием будет освобождение Таисии, требование справедливого рассмотрения ее дела в суде и требование наказания людей, которые фальсифицировали уголовное дело, которые создали искусственно преследование Таисии, которые держат ее в тюрьме и которые не гнушаются ничем ради того, чтобы спасти свою честь мундира. На этом мы не становимся, мы организуем широкую кампанию в поддержку Таисии акции в Москве и других городах. Они обязательно будут проходить в Смоленске, мы будем организовать десанты активистов в Смоленск, будем там не давать спокойно жить правоохранителям и сотрудникам органов, которые это дело фальсифицировали. Надеемся, что кассация, которая пройдет в областном суде примерно в октябре, мы сумеем создать общественное внимание к процессу, чтобы не было неправосудного приговора, потому что приговор вынесен с нарушением всех мыслимых норм, приговор не соответствует даже формально той базе, которая осталась не разваленной в этом деле, первое обвинение развалилось, но осталась большая часть эпизодов. И мы применим весь арсенал возможных легальных средств политической борьбы, чтобы спасти Таисию, вытащить ее из тюрьмы. Я думаю, что у нас это получится. Власть не может выдержать на самом деле, когда откровенно нарушают все законы, либо она рухнет, либо уступит – два варианта.


Владимир Кара-Мурза: Сейчас сменились заявители, почему из числа изъяты Сергей Удальцов, Надежда Митюшкина, они отмечены как ответственные за ведение переговоров с правительством Москвы?

Сергей Давидис: Причины очевидны – это законодательство, регламентирующее публичное мероприятие, принятое летом, оно запрещает быть организаторами публичных мероприятий лицам, у которых за последний год два и более административных наказания по соответствующей главе КОАП, и у Сергея, и у Надежды есть два незаконных наказания, поэтому их заменили другие люди, но поскольку содержательно они играли и играют большую роль в организации, имеют опыт переговоров с правительством Москвы при согласовании мероприятий, то они не в статусе организаторов, а в статусе уполномоченных лиц участвуют в этом процессе.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Якова.

Слушатель: Здравствуйте. Очень жалко, что сегодня вы не пригласили никого из «Левого фронта». Если позволите, я задам вопрос Сергею Фомченковву. Во-первых, я надеюсь тоже, что с его супругой все будет нормально, правда восторжествует, хотя я не идеалист. Вопрос у меня такой: я вполне уважаю взгляды людей либеральной ориентации, они имеют право на свои взгляды, но они мои политические оппоненты, поэтому я не хожу ни на «Марши миллионов», никуда. Я хочу сказать, что я сторонник идеологической чистоты. Можно обвинить в том, что я раскалываю протестное движение, но я не один, очень много чистоплюев как с той, так с другой стороны, я говорю «чистоплюй» без всякой отрицательной коннотации. Я действительно чистоплюй, я пойду только с левыми, я не пойду с людьми, которые исповедуют капитализм, как Давидис. Почему нельзя сделать два разных митинга? И второй вопрос общий: я слышал недавно, прочитал в интернете, что власть готовит с апреля будущего года совершенно грандиозные драконовские меры на неуплату штрафов. То есть, я знаю, что на Лимонове штраф висит, на Удальцове, которые они не платят. Как люди будут бороться с такой ситуации, когда будут драконовские меры против неуплаты штрафов?

Владимир Кара-Мурза: Как идеологически примиряются колонны либералов и левых?

Сергей Фомченков: На самом деле вопрос общего врага, если есть общий враг, то объединение вполне естественно, и никогда разобщено победить врага нельзя. Другое дело, на каких формах борьбы объединяться, допустим, вы знаете, есть определенные претензии к проведению большинства маршей, потому что получалось так, что организаторы соглашались с тем вариантом, который предлагала мэрия, тем самым соглашаясь с тем, что наша власть нарушает право граждан на свободу собраний. Мы выступали всегда против этого, мы отстаивали свободу собраний. Сегодня 31 числа прошла очередная акция. И мы считаем, что этот вопрос принципиальный, потому что нельзя уступать власти, нельзя идти на поводу у власти. Поэтому в плане методов борьбы, формы борьбы у нас могут быть разногласия, но у нас единый враг и идеологическое размежевание на этом этапе неактуально, актуален вопрос того, готов ли все бороться против власти, менять режим не формально, а по-настоящему его менять. Если в этом совпадают интересы разных политических сил, то, несомненно, мы вместе, а если люди не готовы менять власть, готовы соглашаться с каким-то ее установками - это неправильно. Вопрос идеологический будет, когда у нас будут свободные выборы, и все политические силы будут допущены до участия в выборах безусловно и без всяких ограничений, тогда, конечно, мы размежуемся, победит сильнейший, наберет больше электората, сколько он сможет добиться. Вопрос только будущего, сейчас об этом речи не идет.

Владимир Кара-Мурза: Удалось ли приспособиться к новому законодательству о штрафах или кроме отказа платить его пока нет другой тактики?

Сергей Давидис: Вот уже один раз, по крайней мере, один раз, может быть не о всех случаях знаю, имела место инициатива в связи с задержанием на московской монстрации, там, правда, штраф был небольшой выписан - 10 тысяч, люди, прочитав об этом в интернете, внесли пожертвования, собрали сумму этого штрафа, таким образом начал собираться фонд. Я думаю, что как только большие штрафы начнут налагаться на организаторов мероприятий, эта инициатива расшириться, нормальная естественная форма, организаторы в первую очередь представляют тех людей, которые пришли на митинг. Вполне естественно, что если власть попытается помешать провести митинг путем наложения штрафов на организаторов, то это общее дело.


Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Илью Ефимовича.

Слушатель: Добрый вечер, господа. Я слышал, что была акция в мэрии Москвы, и господин Собинин не захотел встретиться с гражданскими активистами. Вообще мэр Москвы занимает какую-то позицию по этому вопросу, были его публичные высказывания? И почему, на ваш взгляд, господа, власть с упорством, достойного лучшего применения, постоянно прессингует митинги 31 числа? Им самим это не надело?

Владимир Кара-Мурза: Как изменилось отношение к «Стратегии-31» новых властей по сравнению с Лужковым?

Сергей Фомченков: На самом деле не изменилось, хотя первоначально были заявления о том, что забор собираются убрать с Триумфальной и разрешить проведение митингов оппозиции. Но это слова, на деле забор как стоял, так и стоит, никаких раскопок там не ведется, строительства не ведется, которое было обещано, и новая власть ничем не отличается от власти Лужкова, так же продолжает всю это историю с забором, который заржавел и который снести невозможно. Поэтому сегодня и была попытка встречи с Собининым, но Собинин ничем не отличается от Лужкова и не собирается общаться с москвичами, гражданами, не собирается идти на встречу, избегает контактов. Это для него слишком, видимо, низко опускаться до простых граждан.


Владимир Кара-Мурза: За что могут оштрафовать организаторов и заявителей «Марша миллионов»?

Сергей Давидис: Там огромный сейчас набор вариантов для этого. Более того, наказать могут и не организаторов, а тех, кого карательные органы сочтут организаторами, необязательно публичное мероприятие, а от того, что органы сочтут таким мероприятием. Пространство для фантазии у них теперь велико. Но максимальные штрафы – это если в результате, по мнению власти, в результате публичного мероприятия происходят какие-то события, нарушающие общественные порядок, наносящие вред имуществу, здоровью граждан. Но как мы видели 6 мая, такие события могут происходить абсолютно без всякой вины и воли организаторов, по инициативе и в результате провокации власти, таким образом, возможности такие у власти есть.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Ромуальда Иосифовича.

Слушатель: Добрый вечер. Я сын польского генерала Осмаги. Завтра будет очередная годовщина начала Второй мировой войны. Это героическое отражение ударов Вермахта. Эта дата считается началом второй мировой войны. Я хочу предложить, чтобы эту дату упомянули в честь памяти погибших в период Второй мировой войны.

Владимир Кара-Мурза: Конечно, мы все помним об этой дате. Слушаем москвича Владимира.

Слушатель: Добрый вечер. Скажите, пожалуйста, будет ли у вас лозунги, касающиеся возврата денег от двух товарищей Абрамовичей, которые сейчас переругались? И во-вторых, будут ли лозунги в поддержку Чириковой, которая единственный порядочный человек, который баллотируется в Химках.

Владимир Кара-Мурза: Вы сказали, что будут социально-экономические лозунги, какого они будут характера?

Сергей Давидис: Об этом уже говорил Сергей Удальцов. Мы договорились, что все политические силы, гражданские движения, которые будут участвовать, в том числе и с социальными требованиями выступают, но очевидно, что ряд из них являются общими, которые не вызывают никаких споров, совершенно очевидно, есть запрос на радикальное изменение системы здравоохранения, радикальное изменение системы образования, которые деградировали. Они просто институционально не удовлетворяют потребности общества – это понимает большинство граждан России, предъявляют запрос на принципиальное улучшение ситуации. В этом смысле эти требования будут выдвигаться.


Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Юрия Николаевича.

Слушатель: Здравствуйте. Я считаю, что КПРФ и организация «Левый фронт» более, чем родственные идеологически организации. Я хотел бы спросить представителя «Левого фронта», велись ли переговоры с товарищем Зюганова относительно участия его людей в «Марше миллионов» или он считает ниже собственного достоинства?

Владимир Кара-Мурза: Какие отношения с коммунистами перед «Маршем миллионов»?

Сергей Давидис: Наиболее близкие из всех организаторов мероприятия, КПРФ обещали приложить все усилия для того, чтобы донести приглашение участвовать в мероприятии КПРФ тоже. На самом деле цели сейчас у всех общие и общий враг, как справедливо сказал Сергей, и общая цель – народовластие, организация таким образом власти, чтобы граждане могли определять власть и контролировать ее, и там определиться, кто прав, кто не прав, кого поддерживают граждане страны. В этом случае, я думаю, нас даже с КПРФ не возникнет противоречий. Мы надеемся, что это предложение будет услышано.

Владимир Кара-Мурза: По поводу Евгении Чириковой, по-моему, своего выдвинули кандидата?

Сергей Давидис: Честно говоря, позиция КПРФ по поводу Химок мне неизвестна. Очень многие из организаторов митинга поддерживают Евгению Чирикову, организация, которую я представляю, конечно, поддерживает, «Солидарность» и организующая Партия 5 декабря. Но я не могу сказать за весь комитет, поскольку этот вопрос не обсуждался.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Евгения Сергеевича.

Слушатель: Добрый вечер. Скажите, пожалуйста, какая зарплата у господина коммуниста товарища Зюганова? Какая зарплата у товарища Жириновского, сына юриста? А в-третьих, кто-то делает компроматы на Путина, на всю страну надо компроматы, а не в прокуратуру, все равно замнут.

Владимир Кара-Мурза: Зайдите на сайт Государственной думы, там есть все декларации о доходах и Зюганова, и Жириновского, и всех, кто вас интересует. Поэтому приходится довольствоваться этими сведениями, и оппозиция тут может догадываться об истинных размерах состояния сильных мира сего.
Слушаем москвича Андроника.

Слушатель: Добрый вечер. Я очень уважаю то движение, которое происходи и те митинги, которые организуются. Меня интересует такой вопрос: в дальнейшем ситуация может быть изменится и власть в лице Путина снимет полномочия и перестанет существовать. Меня интересует такой вопрос: ведь не секрет, что власть - это не только Путин, но и крупнейший бизнес в России в лице тех олигархов, которых в журнале «Форбс» двести человек, очень богатых людей. Естественно власть с ними взаимодействует и у них все задачи решаются совместно политические, экономические и так далее. Меня интересует, как будет происходить механизм смещения власти реально, я имею в виду не только Путина, а именно всей группы, которая управляет страной?

Владимир Кара-Мурза: Какие вы видите пути мирной демократизации страны?

Сергей Давидис: Вы знаете, это не мгновенный вопрос, говорят, что мы выходим на митинг раз, выходим два, власть не слушает, ничего не происходит. На самом деле митинги влияют на изменение общественного мнения, власть теряет поддержку, мы видим это по социологическим опросам. Протестному движению важно и нужно консолидироваться, объединять ресурсы для того, чтобы более эффективно добиваться тех целей, которые она перед собой ставит. В этом смысле, мне кажется, очень важным будет момент выборов в координационный совет объединенной оппозиции, даже пусть не все оппозиционные движения в нем участвуют, но координация станет существенно более простой, потому что будут уполномоченные протестного движения люди, которые смогут вести координационную, организационную работу в этом движении. Много задач – агитация, участие в выборах, организация референдумов, по крайней мере, инициатив референдумов. И все постепенно меняет ситуацию. Как конкретно произойдет смена, мы сказать не можем, но понятно, что мы приближаемся с каждым месяцем к этой ситуации. Надо не оставлять усилий и верить в победу.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем Владимира, радиослушателя из Нижегородской области.

Слушатель: Добрый вечер. У меня к Сергею Давидису вопрос: Минюст зарегистрировал 30 с лишним партий, вы с ними какой-нибудь контакт имеете, вы пригласили на «Марш миллионов»? Почему-то я не слышал, чтобы ПАРНАС изъявил желание, будут они или не будут? Друге партии, Миронова партия, почему они молчат?

Сергей Давидис: Специально перед тем, как подавалось уведомление, встречался оргкомитет, обсуждали вопрос как можно более широкого участия всех политических сил в этом митинге 15 сентября. Говорили специально послать приглашение «Яблоку» ПАРНАСу. Представители ПАРНАСа и так участвуют в этой работе. Речь о том, чтобы пригласить лидеров в лице Рыжкова и Касьянова, потому что Немцов, Яшин, Мерзликин участвуют в работе оргкомитета, и партия участвует в митинге. Но, конечно же, нужно предпринимать усилия, мы будем предпринимать их для того, чтобы как можно больше разных политических сил, разделяющих лозунги протеста, присоединилось к мероприятию.

Владимир Кара-Мурза: Дмитрий Гудков, депутат Государственной думы от фракции «Справедливая Россия», ожидает радикализации общественных настроений.

Дмитрий Гудков: Я думаю, что у нас и жаркое лето было, и жаркая весна, все будет очень жарко до тех пор, пока власть не сменится мирно в этой стране, потому что в противном случае репрессии будут продолжаться. Эти репрессии будут как раз провоцировать рост радикальных настроений протестных. Поэтому впереди будет достаточно жарко. Либо будет диалог между властью и оппозицией, либо будет такая продолжаться холодная гражданская война, а может к чему-то большему это приведет.

Владимир Кара-Мурза: Кто из ваших товарищей сейчас находится в заключении по делу Манежной, по делу 6 мая?

Сергей Фомченков: По делу 6 мая у нас был задержан и провел какое-то время в тюрьме Александр Каменский, его обвиняли в том, что он присутствовал якобы на Болотной площади, на самом деле он был задержан на акции, которая параллельно происходила чуть позже на Манежной площади, посвященная той же самой теме. И сотрудники полиции вынуждены были фальсифицировать рапорта о том, что якобы его задержали на Болотной площади, хотя задержали его по ту сторону Москва-реки ближе к Кремлю. И благодаря общественному вниманию, которое поднялось, он был освобожден после 10 суток, тем не менее, до сих пор находится под подпиской о невыезде. Более того, даже его арест Мосгорсуд подтвердил, слава богу, не сменил статус подозреваемого на обвиняемого, он остался на свободе. В подобной ситуации находятся несколько узников 6 мая, которые были задержаны не на самой Болотной площади. Они вынуждены были провести почти два месяца в тюрьме, пока их не отпустили под подписку о невыезде, когда убедился суд, что они были не там задержаны. Еще из наших конкретно два человека вынуждены просить убежища за границей в связи с тем, что они подозреваются в событиях 6 мая, один товарищ находится в Нидерландах, второй на Украине. Они просят убежища в связи с тем, что преследуются здесь в России, их хотят посадить в тюрьму по поводу событий 6 мая, они там только присутствовали, хотя они не совершали никаких уголовно-наказуемых деяний, как и все узники Болотной площади не совершали уголовно-наказуемых деяний, все дела фальсифицированы на самом деле. Полиция устроила всю эту провокацию. Подобное дело Манежной площади, его, к сожалению, замолчали, потому что там был расистский подтекст, и у нас три активиста «Другой России» сидят по тому делу, и дело полностью аналогично делу по 6 мая. Когда сотрудники ОМОНа применили силу, спровоцировали толпу на ответные действия, одновременно пострадали те, кто находился в толпе, а не сотрудники ОМОНа, а сидят в тюрьме почему-то не стражи порядка, которые носят погоны и им все можно за то, что они носят погоны, можно избивать людей, убивать и совершать другие преступления, а сидят те люди, которые дали отпор и даже не давали отпор, а просто присутствовали там, были задержаны и против них сфабрикован даже формальный состав преступления.

Владимир Кара-Мурза: Будут ли лозунги в числе лозунга против репрессий о свободе заключенным по делу 6 мая?

Сергей Давидис: Разумеется, будет одно из главных требований. Я думаю, что будут выступать представители организаций и движений, которые специально занимаются борьбой за освобождение узников 6 мая. Но это дело общее, я думаю, это будет лейтмотивом мероприятия. Власть, конечно, хочет заставить нас обороняться, чтобы мы вообще все требования ограничили только борьбой за освобождение наших товарищей, этого допускать нельзя. Мы должны требовать исполнения всех требований, которые были высказаны раньше, требовать перевыборов, но главной темой будет, конечно, освобождение узников, вообще политзаключенных и узников 6 мая, в частности, в первую очередь.


Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, пошло ли на спад протестное движение по сравнению с первым выходом на Болотную 10 декабря?

Сергей Фомченков: Скорее покажут события осени. Здесь гадать сложно. На спад не пошел в том плане, что люди не получили того, что они требовали, их чаяния не были удовлетворены, власть осталась та, которая была, более того, власть ужесточилась, стала совершать больше беспредельных поступков и затягивать гайки. К сожалению, единственное, главная ошибка, которую мы как партия «Другая Россия» отмечаем у организаторов всех мероприятий, что они изначально увели людей от прямого противостояния с властью, увели в болото соглашательства и этим самым проиграли, к сожалению. Сегодняшние события, затягивание гаек, то, что у нас появились новые политзаключенные, старые политзаключенные сидят, Таисия, моя жена, получила новый беспредельный срок – это все последствия неграмотной политики. Нельзя никогда с диктатором договариваться, диктатор все равно вас обманет, обведет вас вокруг пальца, диктатору надо противостоять. На этом этапе надо было изначально противопоставить ту твердость, которую воспитывала «Стратегия-31» предыдущие несколько лет, показывала, как надо противостоять власти. К сожалению, эти уроки не были учтены, но надеемся, что если все здравые силы осознают ошибки, встанут на правильный путь, мы победим эту власть и покажем, что на самом деле, что по конституции является источником власти, а не группой жуликов, которая владеет страной.


Владимир Кара-Мурза: Вы отмечаете спад протестного движения или пока преждевременно о нем говорить?

Сергей Давидис: Я думаю, оно не то что преждевременно, а просто неправильно об этом говорить. Потому что никакие из факторов, которые породили это протестное движение, никуда не делись, наоборот они усиливаются, добавились социально-экономические факты, сама жестокость власти, безумно репрессивные законы, безумно репрессивные действия в отношении невиновных людей провоцируют рост протестного движения. Я думаю, что мы, конечно, будем видеть и участвовать в нарастающем протесте в течение осени и дальше до окончательного результата. Могут быть, конечно, краткие спады, но сейчас оснований даже для кратковременного спада не вижу.


Владимир Кара-Мурза: Вы согласны с мнением Сергея Фомченкова, что увели радикальную часть с площадей?

Сергей Давидис: Нет, я не согласен. Тут вопрос понимания причин и механизмов того, как реализуется, осуществляется протестное движение. Это в первую очередь детерминированная воля организаторов митингов, других вождей, которые позвали туда или сюда. Это вопрос осознания широкими массами людей того, какими средствами можно бороться, готовности к каким-то жертвам для того, чтобы добиться результата. И в этом смысле 10 декабря баланс сил определенный был, была определенная готовность общества, в том числе существенные иллюзии по поводу возможностей легальными путями с помощью выборов немедленно изменить ситуацию. Ничто бы не изменилось, а скорее ухудшило бы ситуацию, если бы была спровоцирована конфронтация. У нас нет задачи провоцировать конфронтацию, конфронтацию провоцируют власти, мы стремимся наращивать мирное давление. И если что-то и приведет к насилию, то это будут действия власти.


Владимир Кара-Мурза: Ваша организация ожидает конфронтации или так же ограничивается мирным давлением, как сказал Сергей Давидис?

Сергей Фомченков: Наши акции всегда были мирными и не совершали насильственных акций, то, о чем мы говорили, как раз конфронтация 10 декабря, можно было мирно победить, без всякого насилия, власть была не готова, она не ожидала, она не настолько умная, если бы была умная, они бы имели право править нами. Мы, конечно, знаем, на что на власть давить, но власть уже готова власть, ощетинилась клыками, переводит все ОМОН из других регионов в командировки долгосрочные. У нас товарищ ехал из Алтайского края, ехал с новосибирским ОМОНом, который сюда до декабря месяца переводят просто в командировку, как раньше в Чечню привозили на трехмесячные командировки, сейчас отряд ОМОНа из Новосибирска ехал сюда в командировку. Мирное давление на власть необходимо, но надо понимать, что конфронтация не предполагает кровь и насилие, а конфронтация – это не уступать власти там, где можно не уступать. Есть законное право на проведение митингов и шествий, почему мы в этом праве должны уступать власти, почему мы должны соглашаться на параллельные маршруты, не нужные нам, почему мы должны? Нельзя уступать власти в тех законных требований, которые присутствуют. Не бьют же уведомителей в мэрии дубинками по голове, почему отказываются от маршрута. Надо сказать: у нас 50 тысяч, попробуйте разогнать 50 тысяч, их невозможно разогнать. Если они останутся на своем, заявили маршрут по Тверской улице, так оставайтесь на этом маршруте, власть уступит, власть прогнется, если придут 50 тысяч человек, никто их не сможет разогнать, применит ни пулеметы, ни дубинки там бесполезны, власть уступит. Уступив раз, власть будет уступать и дальше, тогда можно победить вполне мирно.

Владимир Кара-Мурза: Каковы пределы компромисса в выборе маршрута? Потому что явно, что мэрия вряд ли согласует в первозданном виде.

Сергей Давидис: Пределы компромисса понятны, они связаны с тем, на какой компромисс, на какие риски готовы большинство участников публичных мероприятий. Есть объективные факты. Предыдущие разы, обсуждая возможности компромисса, неоднократно проводили опросы в интернете, потому что иначе оперативно опрос провести нельзя, по поводу того, на каких условиях люди готовы и хотят выйти, а где считают необходимым непреклонно стоять на своем. Поэтому мы ни разу, например, не согласились на Фрунзенскую набережную, куда нас неоднократно посылали. И процесс переговоров – это всегда очень непростое противостояние позиции, в ходе которых мы чем-то поступаемся, но на что-то не соглашаемся. И к сожалению, если мы упремся и скажем – только Тверская, если нам предложат какие-то обоснованные аргументы, основанные на законе, по поводу того, почему Тверская невозможна, по крайней мере, так было в прошлые разы, то 50 тысяч пока не выйдет, выйдут активисты, которые выходят на Триумфальную площадь - это героические люди. Я сам, когда в Москве, всегда стараюсь выходить, но это не 50 тысяч человек – это сотни, тысячи людей, которые пока, к сожалению, не могут изменить ситуацию в стране. Поэтому мы не можем слишком обгонять готовность общества к активным действиям, мы вынуждены, и это правильно и разумно, ориентироваться на то, что хотят люди. В этом смысле, конечно, можно бесконечно спорить о том, к чему они готовы - это вопрос оценки. «Другая Россия» оценивает по-одному, организаторы оценивают по-другому. Но в этом смысле предстоящие выборы в координационный совет оппозиции должны поставить точку в этом споре, то есть те позиции, те представления о том, чего хотят участники протеста, они и формируют состав этого органа, который будет дальше организовывать публичные мероприятия.

Владимир Кара-Мурза: До каких пределов, вам кажется, могут пойти демонстранты после повышения цен, которое планируется в области жилищно-коммунального хозяйства?

Сергей Фомченков: Все опросы на «Эхо Москвы», в Фейбсуке, которые проводились в период массовых выступлений зимой, когда еще люди верили в протест, показывали, что люди готовы противостоять власти на несанкционированных мероприятиях. Перед 5 марта в Фейсбуке был организован опрос той группой, которая делала митинги, и показал, что подавляющее большинство людей готовы выйти на Лубянскую площадь, несмотря на то, что власти не санкционировали там мероприятие, тем не менее, организаторы сделали мероприятие на Пушкинской площади. «Эхо Москвы» проводили опрос, люди готовы за свои права бороться даже тогда, когда казалось иллюзией, что легальные мероприятия могут что-то изменить. Сейчас, когда гайки закручены, когда понятно, что власть всех обманула, когда понятно, что она готова перебить всех поодиночке, этих направить в мирный протест, с теми договориться, кому-то дать кусок в виде регистрации легальной партии. Сейчас, я думаю, люди гораздо более зло настроены. Это видно было по 6 мая, когда люди, разочаровавшись в легальных шествиях в загончиках, извините, просто сорвало у них крышу, они стали просто злее, потому что видят, что ничего не получается. Я думаю, что сейчас люди настроены более радикально, никому не хочется крови, не хочется, чтобы вылилось в какие-то страшные вещи. Люди хотят на самом деле чего-то большего, чем это мирное шествие в загонах, когда они видят, что это ни к чему не ведет. Когда ни к чему не ведет, люди разочаровываются и уходят, либо радикализуются. Мое мнение, оно подкрепляется всеми опросами, которые проводились в оппозиционных СМИ, готовы к большему, чем предлагают им организаторы. Партия «Другая Россия», мы готовы предлагать любое мероприятие, которое действительно будет настоящее, которое не на поводу у власти, не под прикрытием, под охраной ОМОНа, а которое будет движение граждан, отстаивающих свои права и не признающих право власти на то, что они нами правят.

Владимир Кара-Мурза: Ожидаете ли вы каких-то методов давления на организаторов марша 15 сентября с целью расколоть оргкомитет или сорвать мероприятие?

Сергей Давидис: Я думаю, что попытки расколоть оргкомитет бессмысленны, не думаю, что власть будет их предпринимать. А попытки сорвать, конечно, возможны. К сожалению, действия власти в ситуации, когда она теряет почву под ногами, пусть медленно, но совершенно очевидно, они трудно предсказуемы. Поэтому 6 мая они бросаются на людей, 12 мая улыбаются, согласует шествие по бульварам, не устраивают никаких провокаций. Что будет 15 сентября - сказать трудно. Но мы делаем все для того, чтобы это мероприятие прошло мирно и чтобы было мероприятие, на которое людям хотелось бы придти. Разумеется, мы не будем соглашаться на то, чтобы суть его была выхолощена переносом на окраину Москвы.


Владимир Кара-Мурза: Какие следственные действия будут по делу вашей супруги еще предприниматься или как вы будете протестовать против несправедливого приговора?

Сергей Фомченков: Мы предпримем все юридический шаги, потому что приговор данный еще более неправосуден, чем предыдущий, прокурор просил всего 4 года. И судья, который вынес 8 лет человеку, которому даже прокурор просил 4 года, вызывает большие вопросы о его компетенции. Мне сказали юристы, что это прецедент в российском праве, во всей судебной практике такого еще никогда не было. Несомненно, решение политическое, мы будем бороться как юридическими методами, обжалуем это решение в вышестоящей инстанции, дойдем до последних инстанций, так и политическими, сейчас общественность организуем в поддержку Таисии. Будем бороться до последнего, потому что это вопрос выживания. 8 лет для тяжелобольного человека – это смертный приговор. Смертные приговоры у нас, как известно, отменены. Получается, убивать человека в тюрьме можно, расстреливать каких-то убийц нельзя. И мы предпримем все возможные легальные методы для того, чтобы спасти Таисию, я думаю, мы добьемся своего.

Владимир Кара-Мурза: Какие уроки следует извлечь демонстрантам из опыта 6 мая - не оказывать сопротивления, не поддаваться на провокации? Что бы вы посоветовали вашим активистам?

Сергей Давидис: Вопрос сложный, потому что сказать, что не надо оказывать сопротивление, разумеется, неверно. Потому что даже бывший министр Нургалиев говорил, что правомерно сопротивление незаконным действиям сотрудника полиции, постановление Верховного суда устанавливает правомерность и поясняет правомерность сопротивления незаконным действиям сотрудникам полиции. Но понимая, имея инцидент перед глазами, надо понимать риски и нужно быть вдвойне осторожным. Нужно самим организаторам, тем, кто участвует в организации мероприятий, я имею в виду широкий круг людей, сотни людей, которые обеспечивают безопасность, удвоить усилия, чтобы постараться избежать насильственных действий и чтобы само противостояние не перешло в такую фазу. Хотя, я думаю, что 6 мая мы ничего сделать фактически не могли в этой связи. Наша задача, конечно, чтобы никто больше не попал в тюрьму в результате публичного мероприятия. Павы те люди, которые оказались за решеткой, они ни в чем не виноваты, но они сидят за решеткой. И конечно мы должны сделать все для того, чтобы освободить их и не допустить таких ситуаций в будущем.

Владимир Кара-Мурза: Судя по вашему опыту, какие бы советы вы дали демонстрантам в такой критической ситуации, когда назревает конфронтация с органами правопорядка?

Сергей Фомченков: На самом деле зависит от того, каких целей добивается демонстрация. Цель придти на площадь и остаться там, насколько нам это важно. Здесь главное доказывать свое, не совершать таких вещей, которые могут потом трактоваться как уголовное преступление. Мирное сопротивление, сцепиться руками, уже не считается уголовным преступлением. Нельзя бить сотрудников полиции – это будет однозначно уголовное преступление, даже если они не представились, все равно суд будет трактовать не в пользу подсудимого, потому что полиция всегда права. Главное, люди должны помнить, что они отстаивать свои права мирным ненасильственным методом, к которым относится все, что угодно – сидячая забастовка, спасать товарищей, которых незаконно задерживают не представившиеся сотрудники полиции, не повиноваться незаконным действиям тех людей, которые не представились, не являются сотрудники полиции, потому что они не представились по определению.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG