Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Отличный_чекин.ехе


"Отныне и навсегда: чекин только в Белом доме. Даже в отпуске", - пообещала Наталья Тимакова (слева), пресс-секретарь премьер-министра РФ Дмитрия Медведева (справа).

"Отныне и навсегда: чекин только в Белом доме. Даже в отпуске", - пообещала Наталья Тимакова (слева), пресс-секретарь премьер-министра РФ Дмитрия Медведева (справа).

Отпуск пресс-секретаря Дмитрия Медведева и "Ну, погоди!" как фильм для взрослых по новому закону о защите детей - основные темы, обсуждавшиеся в блогах на уходящей неделе.

"Я б обсудил чекины Сечина, ведь он матерый человечина. А нищий пусть обсудит с нищенкой чекин Геннадия Онищенко". Строки Демьяна Кудрявцева посвящены, пожалуй, одному из наиболее показательных конфликтов в медиаблогах. Спорный check in – а проще говоря, отметку о своем местонахождении с помощью сетевого сервиса Foursquare – подарила публике Наталья Тимакова, пресс-секретарь Дмитрия Медведева. Будучи в отпуске в Италии, Тимакова зачекинилась в принадлежащем Виктору Вексельбергу отеле Villa Feltrinelli – где, как объявил городу и миру московский журналист Тихон Дзядко, самый дешевый номер переваливает за тысячу двести евро. Из-за чего, собственно, в сети и началось ожидаемое. Настолько ожидаемое, что Тимаковой пришлось объясняться на своей странице в "Фэйсбуке":

Итог дня. Попытка остаться человеком и быть чиновником сегодня с треском провалилась. Спасибо, Tikhon Dzyadko. Теперь всем чиновникам, которые вдруг захотят общаться в соцсетях, будут приводить в пример "либеральную Тимакову" и обсуждение ее заработанного отпуска "либеральной общественностью". Отныне и навсегда: чекин только в Белом доме. Даже в отпуске.

Тут надо пояснить, что Тимакова не только пресс-секретарь премьер-министра России, но и супруга Александра Будберга – некогда журналиста, ныне советника главы ВТБ. "Я не знаю, сколько Будберг зарабатывает, но пиарить банк, столь целенаправленно разрушающий акционерную стоимость, — ВТБ, например, купил самую большую в российской истории дыру в балансе, именуемую "Банк Москвы", — задешево не согласился бы никто", - отмечает Леонид Бершидский в колонке на сетевом ресурсе Сноб.ру. Павел Шеремет предположил, что Наталья Тимакова не жила в данном отеле: "зачекиниться - не значит, там реально находиться, как обещать - не значит жениться. Я тут же вспомнил своего приятеля, который в Ханты-Мансийске всегда для прикола чекинится в салоне красоты "Красивые ногти". Он в том салоне никогда не бывает, тем более там не живет, но посылает таким образом друзьям шутливый привет. Он - из салона красоты, пресс-секретарь премьера - из дорогущего отеля".

Однако Илья Файбисович на том же "Снобе" пишет куда более жестко: "Она там точно жила… А российский чиновник, который не живет в отеле за 1250 евро/ночь, но заходит туда лишь для того, чтобы продемонстрировать urbi et orbi уровень своего благополучия, видимо, не в курсе, что происходит в стране в последнее время…" Под стать и ударная концовка:

"История с отелем Натальи Тимаковой – это история не про нее, а про нас. Про нас же и бесконечные истории с комиссарами движения "Наши", нынешними и бывшими прокремлевскими политологами и прочими приятными людьми. Покуда мы общаемся с ними, мы их легитимируем: даем понять, что они тоже приличные люди, что все это ничего, что все пройдет. Что на самом деле мы все забудем и все простим. Но стоит нам отойти в сторону – и они окажутся наедине со своими работодателями и подчиненными, и, вполне возможно, сделают выводы. Только один шаг – хотя бы ради интереса: а вдруг?
Но вряд ли у нас получится.
Вы не хуже меня знаете: нет ничего страшнее в современной интеллигентской России, чем не подать кому-нибудь руки".


Следует, однако, отметить, что московским журналистам - любителям поговорить от имени нищего народа пришлось нелегко. Вплоть до четкого перехода на личность Тихона Дзядко, который осуществила Екатерина Кронгауз, редактор сайта журнала "Большой город": "написать это в том смысле, в котором ты это написал, так же бессмысленно, как начать писать, сколько ты тратишь на выпивку в Джон Донне и где ты путешествовал в последнее время, когда писал в своем фейсбуке призывы посещать суды и митинги. Это просто не слишком прилично, ни о чем не говорит и немного дискредитирует автора". Четче всего эту позицию сформулировал Павел Власов: "Уважаемый Tikhon Dzyadko и его читатели весь вечер чморят фб-юзера Наташу Тимакову за чекин в каком-то дорогом отеле. Из Бонтемпи, или откуда-то еще, он написал высокопоставленному чиновнику нищей страны, что надо чекиниться где попроще. Где именно, в отелях за 300 евро/ночь? В хостелах? На вокзале? Не чекиниться вообще и сидеть тихо? Я так и не понял. Прогрессивная общественность гнобит высокопоставленую пиарщицу не за смешную беспомощность ее шефа, не за фейковую модернизацию и издевательскую демократизацию политической системы, не за п…цовые посадки оппозиционеров - а за, блин, чекин в отеле".

Поневоле вспомнишь классическое: "Старушка украла чайник ценою в пятьдесят копеек. Этого Россия уж, конечно, не выдержит, от этого она погибнет безвозвратно". Федор Плевако, знаменитый русский адвокат.

* * *
Не менее захватывающей оказалась и история с введением в России нового закона по защите детей. С начала сентября все программы телевидения должны быть четко ранжированы по возрасту - от тех, которые можно смотреть самым маленьким, до 18 и старше. Последние не могут быть показаны раньше, чем в 23 часа. В принципе мера правильная и абсолютно привычная для крупных телеканалов почти любой развитой страны: хочешь поострее - пожалуйста, на кабельный канал. Проблема в том, что - как рассказали в детской редакции ВГТРК - под поздний показ в принципе должны попасть и крокодил Гена, и волк с зайцем из "Ну, погоди!": курение в кадре - пропаганда нездорового образа жизни, а закон суров.

Уже потом уполномоченные функционеры от культуры, опять-таки, правильно заговорили о том, что программа программе рознь, и объекты культурного наследия - к которым относятся крокодил Гена, "Ну, погоди!", Шерлок Холмс с Ватсоном - как-нибудь обойдутся без цензуры и ярлыка 18+. Но в законе это пока подтверждения не нашло. В связи с этим телевизионный деятель Александр Архангельский в своем блоге провел параллель с другой государственной кампанией - за всеобщую трезвость:

Следуя закону о защите душевного здоровья детей, нашпигованному маразматическими установками (а как ему можно не следовать?!), "Ну, погоди" придется демонстрировать в ночное время, вырезать из старых фильмов сцены курения, выковыривать из передач слова "голубой" и "мухосранск" и проч. и проч.
Но поскольку я не первый день живу на свете, то помню, с чего началась и чем окончилась борьба за трезвый образ жизни 27 лет назад. Про вырубленные виноградники все помнят, а вот что делалось в редакциях, знают не все; я работал на детском радио и наблюдал ситуацию изнутри. Сначала из концерта к 9-му мая вырезали песню "Скромненький синий платочек" в исполнении Шульженко. Потому что "выпьем по одной". Потом сняли с повтора "Осенний марафон" (пропаганда пьянства и алкоголизма) и засунули на полку "Судьбу человека" (Соколов назло фрицам пьет стаканами водку). И, наконец, настал апогей. Из программы про Пушкина, которую готовил Валентин Семенович Непомнящий, удалили послание "19 октября 1825 года", потому что это заздравный тост. Пропаганда нездорового образа жизни.
Вопрос: кого смыло со сцены? инициаторов маразма или Пушкина?

А единственным результатом всей этой ахинеи стало то, что созданный под антиалкогольную кампанию журнал "Трезвость и культура" (то ли с похмелья, то ли на радостях) опубликовал великую поэму Венедикта Ерофеева "Москва-Петушки".


Может быть, и нынешняя кампания даст подобный результат? Заждались, честно говоря.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG