Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Bellona и советские ядерные отходы


Российские атомные подводные лодки на базе в Видяево (80 км от Мурманска). Фото 2000 г

Российские атомные подводные лодки на базе в Видяево (80 км от Мурманска). Фото 2000 г

Российские власти передали властям Норвегии данные, в которых уточняется количество атомных реакторов и радиоактивных отходов, затопленных в Карском море в период с 1965 по 1988 годы.

На уходящей неделе к местам затопления объектов Северного флота отправилась совместная российская-норвежская экспертная группа, состоящая из специалистов "Росатома" и норвежского комитета по ядерной безопасности. За экспедицией внимательно следят специалисты различных экологических организаций.

Обновленные данные свидетельствуют о 17 000 затопленных контейнерах с радиоактивными отходами, 19 судах с радиоактивными отходами, 14 ядерных реакторах, в пяти из которых содержится отработавшее ядерное топливо. Кроме того, содержатся сведения о 735 единицах радиоактивных конструкций. Эксперт мурманского офиса норвежской экологической организации Bellona Анна Киреева сообщила, что это "обновленные данные по затопленным реакторам и радиоактивным отходам в Карском море", которые, правда, "могут быть не совсем точными и не финальными, они каждый год уточняются в сторону увеличения".

Но главное беспокойство специалистов вызывает состояние затопленной в 1981 году в заливе Степового атомной подводной лодки К-27 с двумя реакторами, в которых по-прежнему находится ядерное топливо. Об этом в докладе российской стороны не сказано ничего, продолжает Анна Киреева:

– Российские власти не отрицают, что лодка там затоплена. Там два реактора, и непонятно, насколько все плохо, потому что там отходы ядерного топлива в реакторах. Когда затапливали другие отходы, их специально готовили, это были обычные рутинные операции для Советского Союза. Но лодка К-27 была затоплена с невыгруженным топливом. Понятно, что хочется узнать подробней, в каком она состоянии, ведь никто не может дать гарантии: не течет ли что-нибудь из них, – подчеркнула Анна Киреева.

Атомная подводная лодка К-27 была затоплена в 1981 году в Карском море. Во время планового похода экипаж проверял параметры энергетической установки на ходовых режимах после выполнения модернизационных работ. Мощность реактора самопроизвольно начала снижаться. Личный состав, не разобравшись в ситуации, попытался поднять мощность реактора, но безуспешно. В это время возросла гамма-активность в реакторном отсеке, и произошел выброс радиоактивного газа в реакторный отсек с буферной емкости. Как выяснилось позже, в результате аварии разрушилось около 20% тепловыделяющих элементов активной зоны.

Как отмечают специалисты Bellona, официальных данных об уровнях загрязнения подводной лодки, окружающей среды и облучении личного состава до сих пор нет. Для того чтобы в конце концов понять масштаб катастрофы на этой неделе к месту затопления подлодки отправилась совместная российско-норвежская экспертная группа, которая будет изучать состояние как самого корабля, так и окружающей среды, говорит специалист норвежской штаб-квартиры Bellona Игорь Кудрик: "Они собираются ее обследовать с помощью видеоаппаратуры и посмотреть, в каком состоянии находится корпус".

Игорь Кудрик отмечает, что российско-норвежская экспертная группа, находящаяся на борту российского судна "Иван Петров", может дать заключение о возможности подъема К-27 со дна Карского моря:

– Вопрос сложный, поскольку необходимо установить ее состояние. Может быть, будет хуже, если ее шевелить и поднимать. "Росатом" заявил, что у него есть опасения по поводу возможности возникновения неконтролируемой цепной реакции в реакторах лодки. Реактор специфичный – с так называемым жидкокристаллическим теплоносителем и с топливом высокого обогащения – до 95 процентов. С этими реакторам они работали в Гремихе. Появились опасения, что с лодкой может что-нибудь произойти, поэтому они так засуетились, – рассказал Игорь Кудрик.

Сама Bellona, отмечает руководство организации, начала работу по исследованию ядерных захоронений в Карском море еще в 1992 году. Однако до сих пор российская сторона предпочитала замалчивать степень опасности объектов, покоящихся на морском дне. Продолжает Игорь Кудрик:

– Последний раз норвежцы участвовали в подобном исследовании в 1994 году. Никто особо не обращал внимания на затопленные объекты. Поскольку сейчас там началась активность по поводу добычи нефти и газа, решили все же посмотреть, что там есть и в каком состоянии. Фигурировали данные, что было затоплено 6 тысяч, 11 тысяч контейнеров, по последним данным уже 17 тысяч. И эта цифра, очевидно, будет возрастать.

Bellona считает, что передача Россией новых данных в Норвегию и согласие на совместную экспедицию является замаскированной просьбой о помощи, поскольку это слишком большая проблема, чтобы Москва смогла решить ее самостоятельно, – полагает Игорь Кудрик:

– Да, они этого не скрывают и хотят, чтобы проект был международным. Пока на данном этапе непонятно, хотят ли они, чтобы эти работы кто-то оплатил. Но во всяком случае на использование зарубежной техники, использование зарубежных ноу-хау при подъеме объектов они рассчитывают, – считает Игорь Кудрик.

В свою очередь министр окружающей среды Норвегии Борд Вегар Солшелл попросил норвежских журналистов не преувеличивать опасность и риски, связанные с затоплением большого количества ядерных отходов в советский период.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG