Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Старт сезона: телевизионные тенденции и премьеры осени


Анна Качкаева: Уже 11-й сезон "Смотрим телевизор" в эфире, и новый сезон стартует на телевидении, о нем мы сегодня будем говорить. Накануне начала этого сезона, на взгляд очень многих, был показан такой вот сериал Андрея Лошака "Россия. Полное затмение", метафорический во всех смыслах. По-моему, это дает повод разговаривать о телевидении и его кризисе в совершенно иной интерпретации. Потому что после этого сериала к телевидению серьезно относиться нельзя, потому что реальность и нереальность смешивается. И как с этим теперь быть, так ли будут воспринимать это телевидение люди интеллектуальные и массовая аудитория, мы попробуем обсудить.
Сегодня со мной в студии - Сергей Евдокимов, который сменил один канал на три других, вице-президент телевизионного холдинга "Профмедиа-ТВ", а ранее вместе с Николаем Картози, который теперь его начальник, они возглавляли праймовую редакцию НТВ, и мой коллега Юрий Богомолов.
Фильм Андрея Лошака уже все обсудили, в том числе в социальных сетях, и все уже понимают, что это жанр mockumentary, который в России нов, не все его считали, многие спорили. Лошак вчера сказал, что больше он этим заниматься не будет, мы все предположили, что, вероятно, на небольших каналах этим все-таки можно заниматься. В любом случае это венчает сезон или в каком-то смысле его начинает?

Юрий Богомолов: Я думаю, что это венчает несколько сезонов. То, что происходило на телевидении, если вспомнить более ранние проекты, которые считаются mockumentary, "Плесень", например, или "Великая тайна воды", а сколько было всего мнимого и ложного, начиная с Кашпировского и кончая Гробовым, еще Петрика вспомним, эфир был набит до отказа ложной документалистикой в прямом смысле. Поэтому публика, аудитория была сыта по горло, и стоял вопрос: либо оставить ее голодной, либо накормить так, чтобы слегка тошнило. Что, собственно, и сделал Лошак со своим сериалом - предложил все то же самое, но в сгущенном таком виде, в такой форме. И тут, естественно, многие вспылили - зачем такое издевательство над нашей аудитории. Я бы сразу хотел вступиться за Лошака с той точки зрения, что его обвиняют в том, что он безответственно подошел к своей работе, что он увеличил массу людей, которые...

Анна Качкаева: Которые пребывают в мракобесном состоянии, заговоры видят.

Сергей Евдокимов: Да. А мне кажется, что он сделал совершенно правильно, потому что он всего лишь повторил в какой-то степени подвиг Хармса, который издевался не над советской властью, как, кстати, и Зощенко, а над публикой, насмешничал. И таким образом несколько отрезвлял. Что делал Хармс? Он выволакивал на свет божий все эти штампы и стереотипы массового подсознания относительно высокой культуры, предположим. То же самое делает Лошак - он выволакивает все эти штампы и стереотипы, представления о том, что происходит в мире, о таинственный силах, о каких-то закулисных играх.

Сергей Евдокимов: Кстати, к слову, этот проект не такой свежий, он задумывался три года назад, снимался два года назад, в эфире должен был стоять прошлой осенью, и был немного другой контекст. Там он бы так не сыграл, а спустя год мы стали жить в совершенно другом контексте, где все эти фантомы вдруг обрели какую-то реальность.

Юрий Богомолов: Уже после того, как я посмотрел Лошака, я включаю "Дождь", там идет интервью с очень уважаемым экспертом, доктором медицины, там идет речь об убийстве в Казани, и он рассказывает о каких-то психологических предпосылках, последствиях, а в конце мило говорит, что, вообще-то, это все дирижируется. А ведущая Маша Макеева слегка оторопела и с улыбкой говорит: "Госдеп опять?" - "Ну, почему Госдеп? Госдеп - тоже пешки". Я сажусь в такси, зашла речь о Крымске, и шофер говорит: "Это наводнение устроили американцы с помощью антенн. А вы видели, какие у них радары?" Я помню еще спектакль "Современника" - "Шапка", по Войновичу, и там Гармаш играл человека, который защищался серебряными плавками. (смеются)

Анна Качкаева: Раньше, когда играли во все эти перевертыши, боролись с очевидным злом, оно было персонифицировано в виде власти, олигархов, еще чего-то. А сейчас, по сути дела, борются с народом, пытаются объяснить публике, что надо, чтобы с головой что-то произошло.

Сергей Евдокимов: На самом деле, фильм Лошака вскрыл простую проблему: реальность становится малоинтересной для телевидения, она не преподносит таких уникальных интересных сюжетов, каких-то тем, их приходится придумывать самим. Не секрет, что большинство из судебных ток-шоу - это фейковые постановки, и даже некоторые герои этих ток-шоу - придуманные редакторами случаи, трагедии. Мы не можем найти эти истории в жизни, поэтому мы их придумываем, чтобы зрителю было интересно, чтобы удержать его у экрана.

Юрий Богомолов: В принципе, даже без телевидения аура нашего общежития так насыщена страстью к анекдотам! Давайте вспомним Ноздрева, который врал про губернаторскую дочку и похищение. Публика города N, она ведь знала цену ноздревскому слову, а все равно говорила, что это правда. Она сама себе врала.

Сергей Евдокимов: А это все потому, что мы уже не можем рационально объяснить окружающую действительность. Потому что и власть, и государство начинают вести себя иррационально, а человек как-то хочет это объяснить. И рост конспирологических теорий связан с этим, рост мистических настроений, популярности всяких ведунов и колдунов.

Анна Качкаева: А телевизор этому вынужден потакать. В этом смысле говорят об ответственности телевидения. Не конкретно Лошака, потому что он в этом смысле разоблачитель, а как раз всех многочисленных людей, которые за хорошую зарплату занимаются абсолютным враньем и отдает себе в этом отчет. В этом тоже есть морально-этическая грань.

Юрий Богомолов: Лошак в данном случае доктор, а не болезнь.

Сергей Евдокимов: Он, кстати, не столько доктор, а вот как открыватели пенициллина пробовали лекарство на себе... Вот все высмеивали Свету из Иваново, а Лошак сам стал Светой из Иваново, чтобы почувствовать, как построен реальный мир. Тут выбор один - либо повышать уровень мракобесия, либо пытаться как-то этому сопротивляться. Мы знаем, что с 1 сентября вступил в силу закон о маркировке телевизионной продукции, и вроде бы хотим «более лучше» телевидение для нас и наших детей. И с другой стороны, ситуация с общественным телевидением как-то повисла в воздухе. И вопрос: каковы интересы государства на самом деле в вопросе облагораживания умов наших граждан, телевизионной гигиены? Я бы с удовольствием посмотрел какие-нибудь судебные процессы в прямом эфире, если брать жанр судебной драмы.

Юрий Богомолов: Ну, их видели - «Суд идет», «Процесс».

Анна Качкаева: Если судебные разбирательства с «Пуси Райт», к примеру, - очень такая...

Сергей Евдокимов: Года 4 назад, когда Роднянский пришел в Национальную медиа-группы, мы обсуждали возможность ток-шоу «Батюшки», где мы хотели собрать служителей культа определенного культа и определенной тональности и как-то обсуждать эти истории. А сейчас у нас такие батюшки! Вот, кстати, направление, куда можно двигаться.

Юрий Богомолов: Кстати, батюшка Андрей Кураев в интернете писал: а ни предъявить ли иск Андрею Лошаку за поругание научных чувств людей? И дальше он сформулировал: я еще такого оскорбительного отношения к телезрителям не видел!

Анна Качкаева: Поговорим все-таки о тенденциях на телевидении. Понятно, что кризис - в мозгах, в общественной сфере и на телевидении тоже. Куда телевидение в целом движется?

Сергей Евдокимов: Если посмотреть на список премьер, которые анонсированы на главных каналах, в принципе, ничего нового мы там не увидим. Ну, приблизительно тот же самый набор музыкальных, развлекательных шоу, какие были и в прошлые сезоны, но с чуть новыми форматными придумками. На Первом канале это шоу «Голос», где акцент делается на вокальные способности исполнителя. Это прекрасный формат, который сам из Голландии, второй сезон идет сейчас на Украине, причем очень успешно. «Битва хоров» на канале «Россия». То есть мейджеры продолжают эту линию, причем оригинальных идей уже не производят, и эти форматы не собирают тех цифр, которые они собирали раньше.

Анна Качкаева: Есть ощущение, что такое развлечение должно уйти?

Сергей Евдокимов: Я сказал бы, что да, но все-таки оставляю маленькую надежду на то, что нет, потому что я верю в какие-то оригинальные идеи и придумки. Я лично видел пилоты таких программ, просто по определенным причинам эти каналы не могут выйти на Первом канале или на канале «Россия», так сложились обстоятельства. Но это наши отечественные ребята придумывают программы и форматы. Что касается развлекательности, мне кажется, что такой элемент эфира, как программа, передача, конечно, сходит на нет, зато повышается удельный вес телевизионного фикшена, то есть каких-то придуманных, прописанных историй: сериалы, фейковые докудрамы а-ля Лошак, какого-то более миролюбивого свойства, про любовь, например. Вы правильно сказали, что русский человек живет в пространстве материализованной литературы, ему нужна сюжетность жизни, фабула. Поэтому люди инстинктивно тянутся к каким-то придуманным историям. К сожалению, финансово это могут позволить себе первые пять каналов: Первый, «Россия», НВТ, ТНТ, СТС. Это довольно дорогое удовольствие. Я знаю, что на канале «Россия» следят за тем, что происходит в обществе, и немножко смещают акценты. Например, создателям сериалов они сейчас больше заказывают романтические комедии, чтобы было мило и смешно. Что касается малых каналов, тут будет происходить, на мой взгляд, самое интересное. Малые каналы вынуждены искать свое место под солнцем и, соответственно, более грамотно и правильно придумывать свои эфирные концепции. Возьмем, к примеру, канал нашей группы "ТВ-3"...

Анна Качкаева: На этом канале, кстати, "лошаковщины" было довольно много в минувшем году, просто народ не очень за этим следил.

Сергей Евдокимов: Нет, он следит с повышающимся интересом, но как бизнес-модель это, конечно, успешная история. Сезон стартовал, и в ближайшие дни и недели там появится новые оригинальные форматы - мистический дейтинг, мистическая кухня, "Квартирный вопрос" по фен-шую, дети-экстрасенсы, вызывание духов и так далее. Или возьмем канал "2х2", это мультипликационный канал, в основном вещавший иностранные мультфильмы. В этом сезоне впервые там появится три сериальных анимационных линейки отечественного производства, созданные специально по заказу "2х2", для так называемых кидалтов. На самом деле, это большое событие в мире отечественного телевидения. Последние 20 лет взрослой мультипликации вообще не было. Я надеюсь, это не останется незамеченным, на мой взгляд, это огромное телевизионное событие. И я бы внимательнее за маленькими каналами следил.

Анна Качкаева: СТС сейчас очень непросто. Они заявили о своих привычных удачных форматах, но что будут делать на грани между вами, где можно позволить себе эксперимент, и публичной компанией, где надо сохранять достаточную аудиторию...

Сергей Евдокимов: На маленьких каналах все честнее. У нас мало денег, мы что-то придумаем и вам покажем, и зритель готов играть по таким правила и с удовольствием воспринимает эту продукцию. А на больших каналах всегда идет игра по этим двойным стандартам. Вроде как, с одной стороны, они большие, державные, государственные, а при этом используют запрещенные приемы в своем вещании и программной политике постоянно - так снижается доверие к большим каналам, на самом деле, и люди переключаются на малые каналы.

Анна Качкаева: Вы будете делать прайм-тайм в воскресенье для НТВ, как производители. Про это уже можно говорить?

Сергей Евдокимов: Сегодня в "Коммерсанте" была подтверждающая информация и цитата из Николая Картози, и сверх этого мне сказать нечего. Планы такие есть, и я надеюсь, что программа эта дойдет до эфира. Мы пытаемся вернуться к изначальной концепции, которая была у "Центрального телевидения", которая там по мере политических обстоятельств прошла некое переформатирование.

Анна Качкаева: НТВ - особый канал, там с утра уже начинается "16+", от "ЧП" и до всего остального. Вы считаете, что с этим каналом никаких трансформаций в этом сезоне не произойдет?

Сергей Евдокимов: Мне сложно говорить за руководство канала, я не работаю на этом канале, не участвую в его программной политике. Я думаю, некая парадоксальность НТВ всегда была его фирменной чертой. Владимир Михайлович Кулистиков прекрасно понимает, что это та самая фишка, которая выделяет НТВ среди других каналов. И я не думаю, что он будет от этого отказываться.

Анна Качкаева: Да, это было всегда, НТВ умело эпатировать.

Сергей Евдокимов: Неслучайно именно канал НТВ стал фактически первым каналом в стране, по крайней мере, по количеству аудитории, которая его смотрит. В какой-то момент реальность вокруг и эта немножко истеричная, скандальная интонация НТВ совпали.

Юрий Богомолов: И теперь встает, по-моему, такая развилка для НТВ, как, впрочем, и для других каналов. Если закон о защите детей будет всерьез исполняться, последовательно и логично...

Анна Качкаева: По-моему, это невозможно.

Юрий Богомолов: Я говорю "если", то тогда все дневное эфирное пространство НТВ должно будет стать дистиллированным. И чем его заполнять? Тогда надо будет что-то другое делать, жить по каким-то другим правилам, рассчитывать не на материально-телесный низ, который всегда не подводит людей высоких рейтингов, а что-то другое делать, что могло бы вызывать интерес у публики.

Анна Качкаева: Вообще, открытые каналы стерильны во всем мире, и законы очень жесткие в отношении маркировки, связаны они и с бизнесом, и с отношениями в семьях, и государство контролирует все эти вещи, есть саморегулирующие органы. Я не верю, что это произойдет у нас, в этом случае половину каналов надо убрать из открытого эфира.

Юрий Богомолов: Или надо будет наплевать.

Сергей Евдокимов: Мне кажется, у этого закона причины появления немножко другие. Это, скорее, свидетельство не желания государства заняться какими-то вопросами воспитания подрастающего поколения, а свидетельство общей системной некомпетентности, которая, к сожалению, пронизала наши управляющие органы.

Юрий Богомолов: И желание набрать какие-то политические очки.

Сергей Евдокимов: Да. Потому что запретить гораздо проще, чем попытаться решить проблему. И бесконечные запреты, с которыми мы живем, говорят об увеличивающейся некомпетентности всей системы.

Юрий Богомолов: Да. Но в данном случае я думаю, что раз они объявили о своих намерениях, им что-то надо будет делать. Глава Роскомнадзора сказал, что месяц они будут приглядываться...

Сергей Евдокимов: Кстати, я прочитал сегодня, что еще песни на радио будут маркировать.

Юрий Богомолов: Да.

Анна Качкаева: Это же касается всех сред, и это тоже проблема, потому что все среды не могут одинаково контролироваться.

Сергей Евдокимов: Пора уже и людей маркировать. На педофилах - "18+", например.

Юрий Богомолов: И на политиках! Жириновский - "22+". (смеются)

Анна Качкаева: В общем, они говорят, что будет месяц, а я не понимаю, почему индустрия сейчас только с дуба рухнула. Год назад был принят этот закон, никто не беспокоился. Об этом в принципе не принято беспокоиться, потому что она не самоорганизована, нет этой внутренней цеховой солидарности, нет экспертов, и в состоянии хаоса и неопределенности происходят вот такие вот глупости.

Юрий Богомолов: Создается такой инструмент...

Сергей Евдокимов: Опять коррупционный инструмент.

Анна Качкаева: Очень! Эта же фраза про маркетинговый ход - не шутка.

Юрий Богомолов: И кроме этого, этот инструмент будет позволять работать не только с детскими, для детей программами, но и с какими-то специальными.

Анна Качкаева: Если вы прочтете закон, там написано, как нужно ограждать детей от смотрения на какие-то акции, действия, которые к чему-то ведут. Под это можно что угодно подвести!

Юрий Богомолов: И первая ласточка уже пролетела - я имею в виду отказ телеканала "Культура" записать программу "Спорим, обсуждаем", где обсуждают документальный фильм Виталия Манского.

Сергей Евдокимов: Кстати, его покажет канал MTV, он купил этот фильм и покажет его после 11 часов вечера.

Юрий Богомолов: Но спорить и обсуждать не будут.

Сергей Евдокимов: У нас нет таких форматов.

Анна Качкаева: Кстати, если говорить об общественно-политических программах, там тоже произошла некоторая перемена участи. Познер возвращается на Первый. И там будет новое женское лицо, как говорят, вместо господина Толстого...

Юрий Богомолов: Кто?

Анна Качкаева: Никто не знает, хранят в тайне! В следующее воскресенье все узнаем. "Воскресное время" будет вести, скорее всего, женщина, как говорят. Но женщина появляется и на канале НВТ - Наталья Метлина, вместо всех НТВэшников, которые там были.

Сергей Евдокимов: Насколько я знаю, она все-таки будет выходить в субботу вечером, на том месте, где выходила программа Павла Селина "Последнее слово".

Анна Качкаева: Это острое социальное шоу, и кто видел ее на канале "Подмосковье", там все было довольно бодро и откровенно, и многие темы обсуждались. Вот теперь она на НТВ. На канале "Россия" Женя Ревенко покинул эфир, вернулся опять к своей административной ипостаси, стал заместителем председателя ВГТРК. А Дмитрий Киселев, наоборот, освободился от всех административных ипостасей и теперь будет вести большую авторскую программу "Вести недели". Очевидно, что это человек с позицией, и он будет маркировать события и время. И возвращается с двумя программами Владимир Соловьев - воскресным шоу и обычным своим "Поединком". Видимо, там тоже пространство дискуссии должно расшириться. Совершенно очевидно, что это укладывается в тенденцию не журналистики как факта, не документалистики, а интепретаций. Вот эффект - быть судьей и выражать свое отношение - во всех этих программах и ведущих очевиден, мне кажется.

Юрий Богомолов: Многое будет зависеть, естественно, от того, как будут конкретно складываться политические обстоятельства.

Анна Качкаева: Просто за персонажами есть характер и роль, и они дают нам понять, что это не будет...

Сергей Евдокимов: То есть русскому репертуарному театру ничего не угрожает. (смеются)

Анна Качкаева: Послушаем, что скажут наши слушатели. Андрей из Тюмени, пожалуйста.

Слушатель: Я сначала положительно отнесся к закону, а потом подумал: а кто судьи, рекомендовальщики, которые будут говорить, чем учить наших детей?

Анна Качкаева: Там есть экспертный совет, в нем разные люди. Но я так понимаю, что с экспертным советом ничего не обсуждали. Закон приняли, но как это будет делаться - никто не обсудил. Каналы пока занимаются самодеятельностью. На Западе принято любой продукт кодифицировать, и там рекомендациями занимаются продюсеры, как делается и на прокатных удостоверениях для кино.

Юрий Богомолов: Более того, заказчики часто предопределяют для производителя, на какую аудиторию это должно быть рассчитано.

Анна Качкаева: В России не было такой традиции. Сделано это ровно для того, чтобы родители понимали, хотят они этого или не хотят. В кабеле, конечно, можно заказать канал для себя, для ребенка и точно понимать, там это тоже маркируется совершенно сознательно.

Юрий Богомолов: А экспертный совет будет контролировать эту ситуацию, его состав уже известен, его можно найти на сайте Россвязьнадзора.

Анна Качкаева: Александр, Москва, пожалуйста.

Слушатель: Мне кажется, на фоне этого запроса на мистику формируется запрос на какую-то ноту честности и искренности. И как иллюстрацию этой мысли я бы квалифицировал проход документального сериала "Рожденные в СССР" Сергея Мирошниченко. Судя по Твиттеру, по обратной связи, сильное впечатление на аудиторию этот сериал произвел.

Анна Качкаева: Да, они совпали с Лошаком, и это тоже в этом смысле метафора. Мы с Сергеем Мирошниченко это обсуждали. Для тех, кто не знает, это сериал с продолжением - документалисты, и не только российские, наблюдают за детьми с их школьного возраста, когда они идут в школу, 7, 14, 21, как складываются их судьбы. В России это особенно драматичная история. Сейчас мы с грустью видим, как сложно сложились судьбы, по-разному, у кого-то хуже или лучше, людей, которым сейчас 21 год. И мы об этом еще будем говорить, просто любопытно, что сезон приоткрылся рассказом о поколении.

Юрий Богомолов: Я бы в пандан Лошаку обратил внимание на сериал, который прошел в субботу, советский древний сериал под названием "Большая перемена". Вот это как бы оборотная сторона медали. Там тоже доведение до абсурда соцреалистического метода, и там утопия, а у Лошака - антиутопия, но антиутопия всегда ближе к жизни.

Анна Качкаева: На фоне антиутопии Лошака "Рожденные в СССР" абсолютный символ чистой документалистики, качественной, очень включенной и наблюдающей. Потому что 20 лет, немного меньше, потрачено на это.

Сергей Евдокимов: Кстати, к вопросу, куда будет развиваться телевидение, - оно как раз в каком-то своем сегменте будет развиваться именно в сторону этой так называемой новой искренности, про которую сейчас радиослушатель сказал. Потому что вы заметили, все есть на нашем телевидении - звезды такие, звезды сякие, Ванга, Ваенга и прочее, но на экране нет людей, которые говорят от своего имени, а не через посредников - депутатов, политиков, ведущих аналитических программ и так далее. И новый проект Минаева, который находится сейчас в зачаточном состоянии, в сети, он, насколько я знаю, не будет выходить ни на одной из частот, он направлен как раз на то, чтобы дать возможность аудитории высказаться самой, оценить то, что происходит, самой.

Анна Качкаева: Вообще, возможность сопричастности, соучастия всегда была характеристикой любого медиа, и телевидение его утратило.

Сергей Евдокимов: Потому что оно стало говорить от имени самого себя.

Анна Качкаева: Да, и коммуникации нет. Поэтому если какой-то из каналов сумеет это как-то вернуться, хотя мне трудно об этом говорить в связи с тем, что социальные сети делают...

Юрий Богомолов: Я обратил внимание, что запрос на искренность постоянно извращается на нашем телевидении. В частности, новый проект Малахова, субботний, я посмотрел - это ведь ужас сплошной! Когда Малахов пытается объединить поссорившихся 38 лет тому назад мужа и жену, и видно на экране, поскольку это все снималось искренне, с каким отвращением эта жена пытается обняться с этим мужем. Получилось все то же самое, что в "Пусть говорят", но только густо посахарено, патокой такой облито.

Анна Качкаева: Очень трудно высекать искренность и эмоциональную реакцию, если так мало прямого эфира. Олимпиада показала это, что большая, что паралимпийская.

Сергей Евдокимов: Даже инаугурация.

Анна Качкаева: Да, любое зрелище, которое подвластно только большому телевидению, дает совершенно другой, конечно, эффект.
Из Петербурга Федор, пожалуйста.

Слушатель: Я хотел обратить внимание на то, как обсуждается темы войны 1812 года. Это превратилось в такую пропагандистскую акцию! Полное игнорирование всех исторических фактов, идеализация России, рисуется образ проклятого Запада и так далее.

Анна Качкаева: Да, мы это видели все в новостях. Пытаются длить эту войну, которая уже превратилась в солдатиков.

Юрий Богомолов: Как одна читательница Фейсбука заметила: "Будет 70-летие Курской битвы, что, тоже будем реконструировать?.."

Анна Качкаева: Если сказать коротко, как вы думаете, есть слово, которое могло бы характеризовать наступающий сезон?

Юрий Богомолов: Если говорить о "дорожной карте", это будет очень кривоколенная дорога, которой пойдет телевидение в этом сезоне.
XS
SM
MD
LG