Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Основы православной культуры и Мун Сон Мён


Последователь Муна несет его портрет к алтарю во время поминальной церемонии в Церкви объединения

Последователь Муна несет его портрет к алтарю во время поминальной церемонии в Церкви объединения

Новый учебный год обогатил школьное расписание новым предметом – основами религиозных культур и светской этики. Жаркие дискуссии о правомерности преподавания религиозных дисциплин в государственной школе отзвучали два года назад, когда предмет вводился экспериментально в некоторых школах. Сейчас, когда он стал обязательным для всех учащихся четвертых классов, блогеров больше волнуют методические вопросы. Русский националист пользователь sinn-fein-front удивлен, что основы православия выбрали только 20% учеников:

Есть опасение, что "православную культуру" будут преподавать именно как "культуру", а не как "Веру". Также это повод задуматься тому же Святейшему, утверждающему, что 80% населения России - православные христиане... где? я вижу только 20... да и то не факт, что из этих двадцати девятнадцать хотя бы прочли Евангелие до конца.

Уфимская журналистка Екатерина Некрасова опасается, что из-за нехватки профессионалов уроки могут превратиться в проповеди:

Введение предмета "Основы светской этики" есть ни что иное, как распил бабла. Издание учебников, подготовка учителей, разработка программ – всё это стоит немалых денег, всё это оплачивает налогоплательщик. То, что можно и нужно делать на классном часе классным руководителям, будут делать на особом уроке переученные учителя истории, литературы, обществознания.

Блогер портала PublicPost.ru тульский журналист и режиссер Валерий Отставных беспокоится, что уроки нравственности станут яркой иллюстрацией ханжества и лицемерия:

Ничего не имею против изучения детьми этого предмета в принципе. Но экстренное введение его напоминает не заботу о духовно-нравственном воспитании, а политическую акцию – попытку власти, теряющей авторитет, опереться на тысячелетнюю православную культуру и институт Церкви.
Это напомнило рассказ моей бабушки, проработавшей всю жизнь сельским учителем и преподававшей до революции Закон Божий. Атеизация страны произошла также стремительно. Однажды из уездного центра пришла депеша: "С завтрашнего дня будете говорить детям, что Бога нет". И те же самые учителя, которые учили детей Христовым заповедям, начали говорить обратное.
Не воспримут ли дети преподаваемый материал как "фарисейство"? С одной стороны, их будут учить не лгать, быть справедливыми, любить свою Родину, свое государство. А с другой, все это будет происходить в стенах школ, где в последние полгода педагоги врали, фальсифицировали выборы, переписывали ведомости, допускали карусели…
То, что "фарисейство" может погубить начинание, подтвердила одна из педагогов ОПК, которая по секрету сообщила мне, что им не рекомендуют ставить тройки и двойки. Только четыре и пять. Мы же живем в православной стране, где каждый ребенок знает свою родную православную культуру только на хорошо и отлично. Вот это может стать для детей действительно эффективным уроком, только уроком фарисейства и лжи.

***
В Южной Корее в понедельник скончался Мун Сон Мён, основатель Церкви объединения, самопровозглашенный мессия и крупный бизнесмен, и западная блогосфера обсуждает странности созданного им феномена. В блогах Guardian документалист Барби Маклорин рассказывает, как она снимала фильм о последнем массовом бракосочетании, осуществленном в присутствии Мун Сон Мёна – оно состоялось 12 марта этого года на стадионе, принадлежащем Церкви объединения:

Религиозные культы типа движения Харе Кришна, сайентогии и мунитов пользовались особенной популярностью в конце семидесятых. В поисках ответов на предельные вопросы молодежь, уже насладившаяся свободной любовью, готова была бросить все и последовать за новыми гуру. Церковь объединения или движение мунитов было основано в 1954 году. Мун Сон Мён считал себя избранником Христа и видел свою миссию в том, чтобы распространять мир и гармонию на планете. Особую известностью ему принесли массовые бракосочетания, в ходе которых его последователи вступали в брак с людьми, которых до этого никогда не видели. На свадьбе, которую я снимала, приготовления начались в два часа утра: прически, макияж, свадебные фотографии. Повсюду, насколько хватало взгляда, толпились женихи и невесты. Многие из них, муниты второго поколения, уже пообщались друг с другом по скайпу, но около двухсот человек приехали на церемонию в одиночку и ждали, что будущего супруга им выберет сам Мун. Однако он на этот раз отошел от сценария и просто попросил участников скрестить большие пальцы; девушки, у которых правый палец оказался поверх левого, должны были взять себе в мужья молодых людей, у которых левый был поверх правого. Пути мессии неисповедимы.

Среди комментариев к этому посту был и такой:

Мы с женой соединили наши души на одной из массовых свадеб мунитов. Церемония была по-настоящему прекрасной. Мы установили духовную связь не только друг с другом, но и со всеми остальными. В наш индивидуалистический век людям трудно ощутить причастность к огромной общине, которую мы пережили во время свадьбы и последующего пребывания среди мунитов. От них мы узнали, что наши души – лишь часть большой мудрости, в рамках которой мы и делили нашу любовь (как эмоционально, так и физически). Наш мир несовершенен: мы с женой расстались после того, как она забеременела и я понял, что не могу быть уверен на сто процентов, что именно я был отцом этого ребенка. Но за это время мы действительно многому научились и пронесли это знание сквозь наши жизни.

Блог Баньян на сайте The Economist рассматривает деятельность Мун Сон Мёна в чуть более приземленной перспективе:

Мун умер от осложнений пневмонии в возрасте 92 лет, оставив после себя поредевшую религиозную империю, которая тем не менее обладает огромной финансовой мощью. Семья Мун владеет компанией, поставляющей большую часть сырой рыбы в Америку, газетой, частным университетом и фирмой по производству оружия. Последние дни Мун провел в больнице, которой владеет его Церковь Объединения – так же, как и обширными землями в южнокорейской области Капхён. В последние годы деловые интересы Муна и Церкви Объединения слились воедино; его дети занимают высшие посты в обеих структурах. В этом отношении семья Мун мало чем отличается от властных структур в Северной Корее или от чеболей – семейных конгломератов, владеющих большей частью южнокорейской экономики. В мире Муна принято считать эксцентричным сектантом и религиозным предпринимателем, однако для Кореи его деятельность – вещь вполне привычная. Поэтому его смерть не стала событием первостепенной важности в местной прессе.

Этот и другие материалы читайте на странице информационной программы "Время Свободы".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG