Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мюррей Фешбах о Дальнем Востоке: "Для Китая это просто огромный соблазн"


Чтобы делать прогнозы, как поднимать регион, в том числе регион Дальнего Востока, надо сначала посмотреть на людей, этот регион населяющих. В США, в центре Вудро Уилсона работает крупнейший в мире специалист по демографии Советского Союза и России Мюррей Фешбах. Некоторые из его книг, как, например, «Экоцид в СССР. Здоровье и природа на осадном положении» и «Атлас природы и здоровья в России», вышли и на русском языке.

- Как бы вы в целом охарактеризовали демографическое развитие Дальнего Востока при нынешнем руководстве страной, которое находится у власти уже 12 лет – достаточный срок, чтобы оценить тенденции?

- В целом оно весьма негативно, учитывая желание добиться роста населения, а не его снижения, и учитывая определенные элементы политики - как дополнительные денежные выплаты за материнство и поощрение миграции населения в этот регион. Цифры показывают обратное. Это особенно заметно в Дальневосточном округе, но также видно и в Сибири, хотя по несколько другим причинам. Однако в целом, повторяю, это – негативный рост, если можно употребить такой термин.

- Что в первую очередь способствует этому негативному росту?

- По моим оценкам, хотя точно определить это очень сложно, - миграция из региона. Люди уезжают по многим причинам: молодежь - за высшим образованием, многие – в поисках лучших условий жизни. Но негативному росту способствует также и низкий уровень продолжительности жизни. А он чрезвычайно низок по сравнению с большинством других регионов России. И несмотря на все меры стимулирования и на все обещания начать развивать регион, только в этом году, похоже, начинает появляться – и я хочу подчеркнуть сразу два слова: «похоже» и «начинает» - программа развития Сибири и Дальнего Востока. Российское руководство пыталось вводить такие программы в прошлом, но безуспешно. Может быть, в этот раз развитию региона будут уделять немного больше внимания – по стратегическим причинам: из-за конкуренции в регионе, в первую очередь, с Китаем, и из-за геополитических проблем.

- Почему столь низок уровень продолжительности жизни в Сибири и на Дальнем Востоке? Что является основной причиной - алкоголизм?

- Это не только алкоголизм – проблема алкоголизма серьезно стоит перед всей страной. Это также проблемы со здоровьем, наличие, или лучше сказать отсутствие, системы медицинского обслуживания, коррупция, которая вторгается во все области жизни, и Сибирь и Дальний Восток от нее не застрахованы. Вот посмотрите на данные статистики. Общая численность населения Дальнего Востока и Сибири сократилась с почти 8 миллионов человек в 1989 до 6,3 миллионов человек в 2010. Я подчеркиваю, это общая численность населения, которая учитывает количество родившихся, умерших и чистую миграцию из региона. Так что за эти годы численность населения сократилась приблизительно на 1,6 миллиона человек на Дальнем Востоке и 1,8 в Сибири. А в целом по России население сократилось на 4 миллиона. Так что ситуация на Дальнем Востоке и в Сибири в значительной степени повлияла на общее снижение численности населения по стране. Но, повторяю, данные, которые я привел, учитывают три фактора – рождаемость, смертность и миграцию. Теперь о продолжительности жизни. Давайте я приведу вам данные статистики за 2009 год, поскольку более свежих данных пока нет. Возьмем данные о населении Дальнего Востока между 1989 и 2010 годами (я сравниваю две переписи населения; была еще одна перепись в 2002 году, но я хочу взять более широкий отрезок времени). Я взял среднюю продолжительность жизни для мужчин, потому что средняя продолжительность жизни мужчин всегда и во всех странах отличается от средней продолжительности жизни женщин, но именно она лучше выявляет и определяет тенденцию. Итак, в целом по стране средняя продолжительность жизни мужчин в 2009 году в России составила 62,8 года. В Сибири она составляла 61 год. На Дальнем Востоке показатель еще хуже – 60,1 год. Но и этот показатель исключительно высок, если сравнивать с отдельными регионами как Тыва, Чукотка, Республика Саха (Якутия). Самое плачевное положение было одно время в Тыве, или в Туве, как ее раньше называли, но в 2009 году средняя продолжительность жизни для мужчин там составила 54,4 года. Для женщин этот показатель - 66 лет, но мне с трудом верится в эти данные, потому что разница уж слишком велика. Тем не менее, теперь самое плачевное положение на Чукотке – средняя продолжительность жизни мужчин там составляет 53,8 года, что еще хуже, чем даже в Тыве, которая лидирует в таких показателях, как смертность из-за болезней. В других областях дела обстоят немного лучше. В Республике Саха средняя продолжительность жизни мужчин составляет 61 год. 6-7 лет разницы – это очень большой срок, особенно когда речь идет о столь молодом возрасте.

- Иными словами, если обобщать показатели Чукотки и Тывы, ранней смертности мужчин способствуют в значительной мере социальные проблемы – а именно, система здравоохранения или, лучше сказать, ее отсутствие. Какие еще показатели дают описание демографических процессов на Дальнем Востоке?

- Еще один способ, который я бы использовал, чтобы показать процессы, происходящие на Дальнем Востоке, - это плотность населения, то есть количество жителей на квадратный километр. Последние данные, которыми я располагаю, - 1 января 2011 года. В целом по стране плотность населения составляла 8,4 жителя на квадратный километр. В Московской области этот показатель составляет 155 жителей на квадратный километр. В Сибири – 3,7, а на Дальнем Востоке – 1. То есть это - практически пустыня. Для Китая, как мне видится, это просто огромный соблазн – отправить туда две-три сотни миллионов человек. Они могут себе это позволить из своих миллиарда 400 миллионов. Дальний Восток - регион, который надо наполнить. И российское руководство хочет это сделать, они не хотят, чтобы возрастала эта «желтая угроза», как ее определяют российские власти, и по этому поводу идут жаркие споры между российскими специалистами, некоторым из которых я даже доверяю. Но это просто невероятно и смешно, насколько отличается один район от другого в регионе, который называется Дальний Восток.

- А кстати, почему? Вот, есть две страны, которые разделяет общая граница. И с одной стороны границы, как вы говорите, пусто, а с другой всячески пытаются ограничить рост населения.

- Ну, во-первых, китайцы не приветствуют аборты, если только речь не идет о втором или третьем ребенке. Так что население растет, несмотря на закон, налагающий ответственность за второго и третьего ребенка. Ответственность налагается потому, что встает вопрос о растущих потребностях населения и ограниченных возможностях государственных служб удовлетворить эти потребности. Но есть некоторые районы Китая, для которых сделаны исключения из политики одного ребенка. Это, в первую очередь, относится к провинции Синьцзян, где проживает в основном мусульманское население, но куда, в результате государственной политики, переехало значительное количество ханьцев и представителей остальных основных китайских национальностей. Плюс играет роль импульс стремительного роста населения в прошлом, плюс тот факт, что это население в основном сельское, а сельские семьи больше. Население Советского Союза не было наполовину городским, наполовину сельским, как сейчас, до 1961 года, когда началось массовое переселение в города. В Китае это тоже наблюдается в последние два десятилетия, но на то, чтобы изменить тенденцию, требуется время. Ко всему сказанному надо добавить еще один фактор: растущую экономику Китая. Россия прошла через хаос распада Советского Союза в 1991 году, затем был экономический кризис 1998 года, сейчас тоже страна в кризисе или в ожидании оного – в зависимости от того, каким источником вы пользуетесь, а чаще всего эти источники полностью противоречат друг другу. Китайцы же проводили очень мудрую политику – она мне далеко не всегда нравится, но приходится признавать, что при том, что политический курс Китайской коммунистической партии был и остается жестким, экономическая политика весьма либеральна. Советское руководство смотрело на этот пример, но не решилось им воспользоваться. И, по-моему, российское руководство до сих пор боится слишком большой экономической свободы. Ну и последний фактор, конечно, погода, климатические условия. В Сибири и на Дальнем Востоке намного холоднее, стоимость жизни несравненно выше. Да, конечно, в этом регионе огромные ресурсы, и можно было бы ожидать, что люди устремятся в этот район именно из-за ресурсов. Но сразу же возникает вопрос, а кто получает финансовую выгоду от добычи металлов - золота, меди и так далее. Сколько уходит в центр, а сколько остается в той же Республике Саха? Так что вопрос упирается еще и в стимулы. Распределение ресурсов – это выбор, который делает государство. И в России это распределение ресурсов и средства, которые получает население, кардинально отличается от того, что позволено населению Китая. Некоторые семьи в Китае решают иметь больше одного ребенка и платить штрафы, платить за школу, за образование, потому что даже у жителей сельских районов есть на это средства, а люди со средствами хотят иметь и могут себе позволить иметь большую семью. А в России русские семьи не многодетны. Конечно, на Дальнем Востоке представлена целая группа национальностей, но они слишком немногочисленны, чтобы изменить демографическую картину в целом. Но, подчеркиваю, что я бы все-таки из всех факторов поставил на первое место миграцию населения из региона. Российское руководство в курсе ситуации, но они не знают, что с этим делать, или же просто еще ничего не сделали.

- Вот вы говорите, что в Тыве и на Чукотке самая короткая продолжительность жизни мужчин в стране. Но, может быть, это генетика такая?

- Я думаю, что это сочетание плохого состояния системы здравоохранения, санитарных условий, что приводит к распространению инфекционных заболеваний. И я говорю не о том, что надо мыть руки, а о том, что вода должна быть чистой, а врачи в наличии, как и медицинское оборудование и новейшие технологии. Конечно, ситуация со временем меняется то в худшую, то в лучшую сторону, но Тыва остается одним из самых неблагополучных районов России с этой точки зрения. То же и Чукотка, жители которой стали объектом самых грязных анекдотов. Но на Чукотке еще добавляется стресс от жизни в таких климатических условиях. И люди пьют, чтобы подавить этот стресс. И умирают от алкоголя. Это все взаимосвязано.

- В какой степени этот процесс сокращения населения можно считать постоянным? А в какой степени он – отражение цикла развития России? Я имею в виду то, что сейчас в репродуктивный возраст вошло поколение 80-90-х годов. А сама прослойка этого поколения очень узкая – люди не хотели рожать во времена неразберихи распада Советского Союза, была неопределенность, довольно сильная миграция населения и так далее. И образовался своего рода провал в поколениях.

- Я согласен с вами. Кстати, обычно люди, которые мигрируют, - это представители молодого поколения, которые уезжают, оставляя позади людей моего возраста, если, конечно, эти люди могут дожить до моего возраста. А у этого пожилого поколения детей уже быть не может, так что получается, что эффект миграции надо умножать в несколько раз. То же самое с людьми, которые переезжают в города. По статистике, причем в мировом масштабе, у сельского населения обычно больше детей, чем у городского. Горожане стремятся получить образование, хотят создать для себя лучшие жизненные условия, хотят путешествовать. Так что если посмотреть на показатель, который называется коэффициент репродуктивности, то он в принципе низок по всей России, за исключением нескольких мест, а на Дальнем Востоке и в Сибири он низок и подавно.

- Что называют коэффициентом репродуктивности?

- Это количество девочек, которые дожили до того возраста, в котором мать их родила. Иными словами, если мать родила девочку в 38 лет и девочка дожила до возраста в 38 лет, то это составляет определенную пропорцию. Для этого есть специальная формула. И если этот коэффициент меньше единицы, то это означает, что последует спад численности населения в определенной возрастной группе, где учтены рождаемость – плюс или минут смертность, плюс или минус миграция. В целом для России этот показатель составляет 0,73, но для русского населения (русский как национальность в данном случае) этот показатель – 0,65. Для Сибири и Дальнего Востока – показатель 0,78 и 0,75. Для Тывы, как ни странно, это 1,3, что означает, что если бы не было ранних смертей, то мог бы быть рост населения, потому что женщины доживают до 48-49 лет. А вот в Иркутске, например, тот же показатель составляет 0,83. То есть различия по отдельным районам огромны. В Республике Саха, например, коэффициент тоже выше – 0,95, и даже на Чукотке – 0,94. Любопытно, что если вы возьмете только этот показатель и примерите его для разных регионов, областей, автономных округов и так далее, то картина сложится совсем иная, чем если брать тенденции в целом по стране. А в целом мы видим снижение численности населения. И не важно, сколько государство дает за второго или третьего ребенка – 10 тысяч рублей или 20 тысяч. В Москве и Петербурге стоимость жилья растет практически ежемесячно, так что молодым людям исключительно сложно обзаводиться потомством, если они вообще хотят это делать.

- Если сравнить политику в Советском Союзе по отношению к Сибири и Дальнему Востоку с политикой российской, к каким выводам можно прийти? И сработает ли, на ваш взгляд, российская политика по развитию региона?

- Без сомнения, в течение довольно длительно времени существует политика, вернее, слова, которые противоречат реальности. Слова следующие: «мы хотим получить равное развитие по всей стране». В Советском Союзе это относилось и к Центральной Азии, и к Казахстану, и к Дальнему Востоку, и к Северному Кавказу. Словом, ко всей территории, а не только к Москве и Ленинграду, позднее Санкт-Петербургу. Хотя основной рост был именно в этих городах. Ну и периодически в других местах, как Новосибирск или Кемерово, хотя Кемерово – не самое здоровое место для жизни. Но все изменилось - отчасти с распадом Советского Союза, но также из-за того, что временами правительство решало предоставлять различные бонусы людям для того, чтобы они переезжали на границу с Китаем, а потом от них отказывалось. И, например, большим бонусом был не надел земли и не деньги, а мотоцикл. Это было в старые плохие времена, когда там не было дорог. Дорог там по-прежнему нет, но времена изменились. Потом Кудрин предупредил, что для всего этого нет денег. А теперь уже они вообще говорят о мерах бюджетной экономии. Так что сколько денег останется для развития Сибири и Дальнего Востока, для той корпорации, о которой говорит Дмитрий Медведев, вопрос открытый. Владимир Путин, конечно, делал многочисленные обещания во время предвыборной кампании о повышении зарплат, пенсий, развитии здравоохранения, инфраструктуры. Они немало сделали, надо отдать им должное. Но так дальше продолжаться не может. И если цены на нефть упадут еще ниже, то будет очень сложно все это финансировать. Впрочем, если цены на нефть возрастут, то, возможно, они смогут от слов перейти к делу. Так что я отчасти обуславливаю свой ответ, но в целом я все-таки склонен сказать: нет, не сработает.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG