Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Власть против установки памятника советскому заключенному (Новошахтинск)


Новошахтинск. Заключенный поэт Валентин Соколов

Новошахтинск. Заключенный поэт Валентин Соколов




Григорий Бочкарев: Витольд Абанькин и Валентин Соколов познакомились зимой 1967 года в Мордовии. В лагере №11 в поселке с названием Явас, где оба отбывали наказание по приговору суда по печально знаменитой 58-й статье за антисоветскую пропаганду и агитацию. Знакомство было непродолжительным, но Витольд и сегодня озабочен судьбой Валентина, несмотря на то, что со дня его смерти прошло уже 30 лет. За смелые стихи, обличающие жестокость коммунистического строя, поэт Соколов (подписывавшийся псевдонимом Валентин З/К) провел в неволе 35 лет, а за отказ от советского гражданства - был помещён в психиатрическую больницу, где и скончался 7 ноября 1982 года.

В конце августа «барачному Есенину» (а именно так называли Валентина за колючей проволокой) исполнилось бы 85 лет. Витольд Абанькин, который возглавляет сейчас правозащитную организацию «Путь к праву», решил установить к этой дате в городе Новошахтинске (где Соколов работал на шахте, и умер в психбольнице) памятник поэту-мученику. Нашёл деньги, мастерскую, где качественно и в срок выполнили заказ, написал письма во все городские инстанции, но… Власти муниципалитета, вначале пообещавшие всяческую поддержку, в последний момент всё отменили. Абанькин огорчён действиями властей, и категорически не согласен с ними.

Витольд Абанькин: Дело в том, что мне обидно вот за этих всех ребят. Сегодня мы можем писать картины, можем писать картины, писать рассказы, романы, ездить за границу, но мало кто задумывается, чего это стоило. Вот, Валентин Соколов, поэт, Юрий Галансков, поэт, Василий Стус, украинский поэт, Вадим Делоне, и ещё много, много людей, которые сидели в советских политлагерях, и были замучены. Вот они, как раз, и боролись за вот эти наши права. И мне обидно за этих людей, и стыдно за власть, которая до сих пор так и не смогла в Новошахтинске поставить памятник Валентину Соколову, который умер там в психушке. И нет памятника Солженицыну в Ростове до сих пор. Вот я хотел начинать «пробивать» разрешение у властей на памятник Солженицыну в Ростове… Но, Наталья Дмитриевна, жена Солженицына, мне сказала, что вряд ли тебе это удастся сделать. И, вот, с Солововым так и произошло…

Григорий Бочкарев: Медсестра спецучреждения тайком пронесла в палату бобинный магнитофон и записала голос Соколова. И эта запись чудом сохранилась.

Валентин Соколов:

Вот иду я в чёрной тоге, восклицая,
Отрицая мир, приемлемый для многих,
В песнях сумрачных и строгих, прорицая,
Как я страстно ненавижу, и люблю,
Люблю без меры,
И конец твой близкий вижу,
Злой свисток милиционера,
Там я вижу тех, кто чище,
Сердце бьётся чаще-чаще,
Мир вам, людям, духом нищим,
Землю скорбью тяготящим,
Мир вам, мучимым в застенках,
Мир вам, в нежных, розовых оттенках,
Мир вам…


Григорий Бочкарев: Барельеф Соколова создавали по единственной сохранившейся фотографии, и рассказам тех, кто был с ним знаком. Продолжает Витольд Абанькин.

Витольд Абанькин: У меня часто спрашивают, а вот кто придумал такой памятник? Это не я придумал – это придумал Соколов. «Я вошёл в протокол, а обратно не вышел». Памятник – в соответствии с этой строчкой из его стихов. Стела из чёрного гранита – это советская власть, на ней: «Я вошёл в протокол, а обратно не вышел», и краткая биография Соколова, сверху из серого мрамора папка - под углом, на ней: дело 58, статья 58, даты рождения и смерти Соколова. И в эту папку уходит бронзовый барельеф поэта. То есть: «Я вошёл в протокол, а обратно не вышел». Как истинный поэт, который пишет душой и сердцем, он смог предвидеть свою кончину в местах лишения свободы. Он написал это вот стихотворение за пятнадцать лет до своей смерти.

Григорий Бочкарев: Витольд Абанькин на протяжении несколько дней пытался добиться от мэра Новошахтинска Игоря Сорокина каких-либо объяснений – безрезультатно. Спустя какое-то время лаконичное пояснение дала заместитель главы городской администрации по социальным вопросам Елена Туркатова.

Елена Туркатова: Мы считаем, что ничего страшного нет в том, если все эти юбилейные мероприятия, и сама торжественная установка памятника, будут осуществленны во второй половине сентября.

Григорий Бочкарев: Тем не менее, председатель правления правозащитной организации убежден: администрация Новошахтинска водит его за нос. Ведь ни дата, ни точное место так до сих пор и не объявлены. «Я не могу понять, чего боятся местные власти, ведь СССР давно не существует, из бюджета города на этот проект не будет потрачено ни копейки», - недоумевает Абанькин. Представители общественности продолжают искать варианты увековечить память о погибшем в застенках поэте. От имени организации «Путь к праву» предложение установить памятник Соколову направлено мэру Ростова-на-Дону Михаилу Чернышёву. Есть и другие варианты. Продолжает эксперт общественного Центра массовых коммуникаций Наталия Романенко.

Наталия Романенко: Вот у нас в области - в Таганроге - проходят ежегодные Чеховские чтения, в этот город съезжаются почитатели таланта писателя со всей страны, часто бывают гости из-за границы. В частности, и поэтому о Таганроге знают далеко за пределами страны. А почему бы не организовать регулярные поэтические чтения памяти поэта-мученика Валентина Соколова? Думаю, это было интересно многим. Вот только, кто возьмётся за это? Судя по попыткам установить памятник поэту, Соколов и его творчество не угодны не только власти прошлой, но и нынешней…

Григорий Бочкарев: Если и ростовские власти откажут в установке памятника поэту-политзаключенному, то Витольд Абанькин намерен передать бронзовое изваяние в город Лихославль в Тверской области. Может быть, хоть там, на родине поэта, к памяти о нём отнесутся подобающим образом.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG