Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кинокритик Андрей Плахов: "Фильм Любови Аркус "Антон тут рядом" – уникальный авторский эксперимент"


Андрей Плахов

Андрей Плахов

Венецианский кинофестиваль завершается 8 сентября. В его программе три российских фильма, в том числе встреченная овацией документальная лента Любови Аркус "Антон тут рядом" о мальчике-аутисте.

Впечатлениями об этом фильме и других картинах, показанных в Венеции, с Радио Свобода поделился кинокритик Андрей Плахов:

– Я еще не читал западную критику, но и без нее понятно, что "Антон тут рядом" действительно очень достойный, интересный фильм. Он абсолютно уникален как авторский эксперимент, с одной стороны, с другой – эксперимент формы самой жизни. То есть фактически сама жизнь написала сценарий этого фильма и разыграла эту драму, а режиссер Любовь Аркус и оператор Алишер Хамидходжаев сумели чрезвычайно тонко и убедительно ее воплотить на экране.

Это история мальчика-аутиста и история отношений автора фильма Любови Аркус с этим мальчиком. Через эту историю просвечивает много различных жизненных обстоятельств. В частности, отношение общества к людям с нестандартной психикой. Говорится о проблемах, которые в связи с этим возникают и среди так называемых нормальных людей. Потому что иногда в чем-то эти как бы ненормальные люди на самом деле проявляют ненормальность, которую мы не замечаем и начинаем замечать только тогда, когда оказываемся рядом с такими историями, с такими людьми.

Эта картина удалась, и она чрезвычайно интересна и как жизненный поступок. Потому что Любовь Аркус посвятила четыре года жизни тому, чтобы как-то изменить жизнь этого мальчика к лучшему и, похоже, что ей удалось чего-то добиться, а это очень важно – не менее важно, чем кино.

Другие российские фильмы, это фильм Кирилла Серебренникова "Измена", премьера прошла без меня, но по реакции прессы я увидел противоречия. Российская критика, по-моему, в большинстве своем отнеслась к фильму критически, что понятно, поскольку фильм несколько демонстративно эксплуатирует некую как бы нездешность. Действие происходит непонятно где – в России или не в России – с иностранными актерами, говорящими на русском языке, и это многих раздражает, кажется искусственной вычурностью. На мой взгляд, однако, эта картина получилась вполне интересной и может рассматриваться как эксперимент Кирилла Серебренникова, не похожий на его предыдущие кинематографические работы. Именно этим она мне и нравится. Наконец, фильм Алексея Балабанова, показанный под занавес фестиваля. Балабанов – режиссер, имеющий международное имя, но недостаточно весомое, учитывая его действительно очень большой талант и вклад в российское кино. Можно сказать, что он недостаточно оценен. И то, что этот фильм, который можно считать одной из самых исповедальных его работ, показывается в Венеции, на большом экране, к ней привлечено внимание, это тоже важно. Важно и для российского кино, и для судьбы Алексея Балабанова.

– Еще одна картина, которую нужно упомянуть, это фильм "Линии Веллингтона", который планировал снять великий режиссер Рауль Руис, скончавшийся в прошлом году. Этот фильм сняла его жена Валерия Сармиенто.

– Да, совершенно верно, было два таких фильма, один Руиса, другой Мануэля ди Оливейры, связанных с Португалией, на португальском языке. Руис задумал свою картину, связанную с наполеоновскими войнами, но не успел осуществить, она была закончена Валерией Сармиенто, а Оливейра осуществил свой замысел, несмотря на то, что в этом году скоро должен встретить свой 104-й день рождения.

Фильм Валерии Сармиенто – это все-таки не фильм Руиса, там нет, мне кажется, той удивительной магии хитросплетений, из которой он всегда ухитряется выйти, хотя порой кажется, что можно в ней увязнуть навсегда. Но все-таки это был очень трудный проект, поскольку это действительно костюмный исторический фильм, там играет огромное количество актеров, звезд разных школ, разных направлений. Собрать все это воедино, по-моему, не удалось, в фильме не хватает цельности. Хотя все равно это интересная работа, и в ней дыхание Руиса все же ощущается.

А вот фильм Оливейры очень цельный, очень камерный. Конечно, понятно, что режиссер в таком возрасте не мог позволить себе большие съемки, все действие происходит практически в одном помещении. Картина очень статична, но, тем не менее, она содержит все те мотивы, которые Оливейра любит выносить на экран, и в данном случае, по-моему, это получилось очень убедительно. В общем, это главный мотив "Возвращения блудного сына", и тема нищеты и бедности, которая сегодня становится уделом очень многих людей в Европе.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG