Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Скрытые принципы и перестановки вместо увольнений


Участник антиправительственной демонстрации в маске Руперта Мердока с марионетками Дэвида Кэмерона и Джереми Ханта в руках

Участник антиправительственной демонстрации в маске Руперта Мердока с марионетками Дэвида Кэмерона и Джереми Ханта в руках

В России любят прибегать к принципу замалчивания для решения любых проблем: если о чем-то не говорить, то легко решить, что этого чего-то как бы и нет. По такому принципу действовала сталинская цензурная машина, уничтожавшая упоминания о расстрелянных из книг и фильмов, по тому же принципу была устроена советская образовательная система. И, как сообщает ЖЖ-сообщество “Общественно-политические грани ЛГБТ”, этот же принцип запущен сейчас в отношении ЛГБТ-движения – речь идет о выставке московского художника Давида Тер-Оганяна "Скорость света", открывшейся 5 сентября в столичном "Мультимедиа Арт Музее":

Работа московского художника Давида Тер-Оганяна " "Пропаганда гомосексуальности " подверглась гомофобной цензуре администрацией музея. По задумке автора на стенах должна была воспроизводиться видеозапись, на которой были запечатлены тени реальных московских ЛГБТ-активистов, а также сочувствующих им и их друзей, согласившихся поучаствовать в съёмке. Посетители музея, входя в зал, попадали в свет проекторов, в результате чего их тени смешивались с тенями ранее запечатлённых гей-активистов. Таким образом, как следовало в аннотации к работе художника, "создавалось некое иное музейное пространство, в котором совмещается настоящее и виртуальное". Зрители оказывались плечом к плечу с теми, кто выступает за равные права для ЛГБТ-представителей в современной России.
Однако из экспликации к работе Давида Тер-Оганяна, размещённой музеем, было полностью удалено название проекта, а также вырезаны все упоминания о том, что в видеоработе задействованы ЛГБТ-активисты. Таким образом, работа полностью утратила свой первоначальный смысл.

То, что принцип дискриминирующего неупоминания во всю действует в российской реальности, прекрасно демонстрирует портал сатирических новостей fognews. В сатире скрытые механизмы наделяют статусом официально признанной версии, поэтому можно считать, что планы возникшей в воображении авторов портала Правительственной комиссии по миграционной политике под руководством Игоря Шувалова вполне отражают негласный общественный консенсус о том, что следовало бы сделать в отношении населения Российской федерации:

До 1-го января 2013 года все мигранты, безотносительно к тому, имеют они официальное разрешение на работу или нет, будут депортированы. Чтобы избежать дальнейших межнациональных конфликтов, из страны будут депортированы все представители национальных меньшинств: адыги, калмыки, татары, буряты, башкиры, кабардинцы, ингуши, дагестанцы, евреи, мордва, якуты, эвенки, чукчи, марийцы, ненцы и прочие. Нельзя допустить и того, чтобы метисы и полукровки вошли в обновлённую Россию наравне с чистокровным населением. Поэтому русским будет признан только человек, принадлежащий к традиционному славянскому фенотипу – светлые волосы, нос «картошкой», правильная форма черепа и разрез глаз.

О "правильных" сексуальной ориентации и вероисповедании авторы fogsnews не упомянули, очевидно, лишь потому, что этими вопросами должны заниматься две другие правительственные комиссии.

***
В британской блогосфере оценивают перестановки в коалиционном правительстве, произведенные на минувшей неделе премьер-министром Дэвидом Кэмероном. Наиболее обсуждаемым оказалось увольнение министра здравоохранения Эндрю Лэнсли и замена его министром культуры Джереми Хантом, при непосредственной помощи которого, как утверждает лейбористская оппозиция, медиакомпания Руперта Мердока News Corporation едва не получила под свой контроль телеканал BSkyB. Свой пост в блогах Guardian политический комментатор Эндрю Ронсли озаглавил "Премьер-министр провел мастер-класс о том, как не надо проводить перестановки в правительстве":

Он знал, что ему нужен новый министр здравоохранения, но не смог заставить себя уволить Эндрю Лэнсли, и тот теперь будет дожидаться вылета в роли лидера палаты Общин. Он знал, что ему нужен новый министр культуры, и поэтому поставил Джереми Ханта во главе здравоохранения. От изящества, с каким была решена эта задача, у многих глаза повылезали на лоб. Даже архангелу Гавриилу пришлось бы побороться, чтобы провести очень спорную и крайне непопулярную реформу здравоохранения в период резких бюджетных сокращений, а мистеру Ханту до архангела Гавриила далеко. Осталось только дождаться, когда на аукционе по продаже Национальной системы здравоохранения победит заявка News Corporation. Повышение Ханта породило несколько теорий заговора, суть которых сводится к тому, что Хант слишком много знает о Мердоках, однако реальная причина может оказаться проще: г-н Кэмерон не умеет выгонять потерпевших фиаско коллег – особенно если это его товарищи.

Блогер Spectator Мартин Брайт указывает еще на один результат перестановок: уменьшение числа женщин в правительстве:

Выигравшие от перестановок олицетворяют собой два полюса характерной для тори непривлекательности. Самодовольная ухмылка Джереми Ханта уже стала эмблемой нынешнего правительства аристократов, а от новоиспеченного министра юстиции Криса Грэйли (которого либеральные демократы зовут не иначе, как Вольдемортом) веет характерными для тэтчеровских времен крутизной и жестокостью. После дефеминизации кабинет стал напоминать закрытую школу для мальчиков. Любой учитель скажет, что на сборище подростков девочки оказывают цивилизующее воздействие. Это верно и для сборища высокопоставленных политиков. Блогосфера, переполненная издевающимися друг над другом парнями, кишит историями об истериках, которые будто бы закатили женщины-министры в ответ на свое увольнение. Это уже какая-то песочница. Кто бы вернул в политику взрослых людей?

Автор блога Whitehall Watch Колин Тэлбот также отмечает детский характер коалиции (после перестановки ее либерально-демократическая составляющая значительно сократилась):

Либеральные демократы, столь рьяно ратовавшие за изменение конституционного порядка, которое обеспечило бы едва ли не постоянное пребывание у власти коалиционных правительств, сами оказались к этой реальности не готовы. Их первой фундаментальной ошибкой стало принятие коллективной ответственности за действия правительства. Тори соблазнили их, и либдемы поверили, что коалиция означает полное слияние. Прошло чуть больше двух лет, и от любви до гроба остался один вопрос: когда же они, наконец, разведутся? Сначала они вели себя как влюбленные дети, а теперь каждый пытается стать по отношению к другому родителем. Ни одна из сторон не готова вступить во взрослые отношения, да теперь, наверное, уже и поздно. Коалиция принесла бы куда больше результатов, если бы начиная с мая 2010 года каждая из сторон вела себя как взрослая – тогда они могли бы позволить себе разногласия и договориться об условиях компромисса вместо того, чтобы изображать неопределенно-слащавое "слияние".

Этот и другие материалы читайте на странице информационной программы "Время Свободы".
XS
SM
MD
LG