Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
О героях советского спорта отечественные журналисты писали много и восторженно. Имидж страны, образцы самоотверженности и яркие всесторонне развитые личности! Юрий Власов, Владимир Куц, Борис Шахлин, Всеволод Бобров, Лариса Латынина, Василий Алексеев. Всех не перечислишь… И, конечно Валерий Борозов.

Первый советский спринтер, преодолевший на сотке десятисекундный рубеж, сенсация олимпийского Мюнхена (два "золота", берегись, Америка!), "бронза" в Монреале, множество побед на чемпионатах СССР и Европы… Странное дело, "образ олимпийского Борзова" журналистам не удавался. В беседах и интервью олимпионик был сдержан и немногословен. О "житухе" в сборной, вражде и дружбе не распространялся – неинтересно. От речей на торжественных встречах и юбилеях воздерживался. Разрешал побывать на его тренировках, жёстко организованных, с нагрузками "до отказа". На вопрос журналистов, как он реагирует на поддержку зрителей, ответил честно:

– Когда я бегу, я думаю о том, как бегу.

Журналисты не унимались:

– А потом, после финиша?

– После финиша я думаю о том, как бежал.

Журналист Игорь Акимов одну из своих первых статей о герое стадионов начал дерзко: "Как человек Борзов не интересен".

Недостаток жареных фактов пополняли домыслами. Первый о том, как на спартакиаде школьников к воспитаннику ново-каховской ДЮСШ подошел незнакомый тренер. Предложил ехать на учебу в Киевский инфизкульт, и там тренироваться под его руководством. Юнец ответил решительно:

– Нет, я буду тренироваться у лучшего тренера, Валентина Петровского!

– Но я и есть Валентин Петровский…

Далее шли легенды о тайнах кибернетического управления тренировок по методу Петровского и о создании тренером и спортсменом новаторской школы мирового спринта.

От Борзова ждали, у Борзова требовали побед – постоянных, круглогодичных.

Победы доставались тренировками на износ. Один из моих друзей, тренер Николай Жмарев, жестко и грустно пошутил: "Борзов – это мясорубка, которая питается собственным мясом".

"Бронза" в Монреале была завоевана вопреки травмам, болям и стрессам. А начальство ждало невозможного "золота". Борзов сделал все что смог. Популярности Борзова способствовала особая монреальская интрига. Вот как рассказывает о ней сам великий спринтер: "Когда я шел на регистрацию, ко мне подошел человек и сказал, что на стадионе снайпер, и он в меня будет стрелять. Как-то он весело это говорил…" Запугать олимпионика не удалось, но: "После этого меня до конца Олимпиады повсюду сопровождали представители КГБ".

К нахлынувшей славе Валерий относился сдержано.

"Пришло время, когда победа начала работать на меня. Где бы я ни появлялся, меня все узнавали. Сначала это было даже нормально, нравилось. А потом наступило так называемое отравление людьми: слишком уж пристальное и частое внимание мне оказывали". Отравление людьми…

О своей дерзкой фразе "Как человек, Борзов не интересен" Игорь Акимов пожалел. Мало того, он написал об олимпионике добрую книжку "Добежать до себя". Журналисту удалось проникнуть в мир атлета – мир, как правило, внутренний и закрытый. Жестокий мир напряжений, аналитики и преодоления болей и угроз. Спорт высших достижений? Или "технология на живом"?

"Борзов пережил – и победил все: и бесконечные похвалы, и удивление, и преклонения и зависть, и затюкивание, и недоверие". И остался настоящим, добежав до себя. А за это – что?

Конечно, Валерий Борзов не был наивным человеком. Он знал цену своих побед, понимал, что его достижения ложатся на "счета" отдела агитации и пропаганды ЦК КПСС, ЦК Компартии Украины, Спорткомитетов, ЦС "Буревестник" и "Динамо". Материальными благами особо не баловали. Зато пожаловали высшую награду – орден Ленина. И еще возможностью представить проекты и графики своих тренировок в виде кандидатской диссертации.

А потом? Коллеги, журналисты и дотошные любители спорта пытались предугадать дальнейшую траекторию Борзова. Вариантов было немного: научная карьера, профессорство на кафедре легкой атлетики или самостоятельное тренерское творчество. И то и другое требовало социальной лабильности, умения перевоплощаться и ловко общаться с друзьями и недругами. Атлет Борзов в отношениях с людьми по-прежнему предпочитал держать дистанцию.

Он человек "внутренний", но наблюдательный. Примеры советских деловых карьер позволили сделать верный вывод. Существовали две стратегии продвижения наверх. Первая – настойчиво стремиться к власти, демонстрируя мастерство интриги, жесткость в конфликте и ловкость сговоров. Вторая стратегия безобиднее. Никогда не проявлять карьерных устремлений. Но когда возникнет вопрос о заполнении заветного места, оказаться рядом, "под рукой".

Вскоре в ЦК Комсомола Украины освободилось место секретаря, ответственного за военно-физкультурную работу. Кого сюда? Конечно, Валерия Борзова, великого спортсмена и молодого ученого.

Перестройка, независимая Украина, новые политические игры. Из кресла председателя Спорткомитета Украины вытесняют Михаила Баку, многоопытного мастера интриги и власти. Свято место пусто. Валерий Борзов, рядом.

Через полгода я повидался с разжалованным Михаилом Макаровичем. Что он думал тогда о перспективах преемника?

– Ничего хорошего. Он сидит в кабинете и играет в председателя. А надо сразу ехать по областям, разнюхать ситуацию и людей, подобрать команду…

Может ли "внутренний", сосредоточенный на себе, человек стать мастером социальных игр и провидцем тайных отношений?
Но "естественная" карьера продолжала складываться. Кому, как не Борзову возглавить Олимпийский комитет новой Украины? Кто станет членом МОК от Украины? Хорошее место, на долгие времена. Валерий Филиппович успешно осваивает начальственный имидж. Малоподвижное строгое, чуть загадочное выражение лица. Ходить медленно, говорить мало. И еще – для солидности прибавить весу. Во всем этом, улыбаясь, признался сам: "Хожу теперь степенно, ровненько, как и полагается чиновнику, чтобы не расплескаться".

На протяжении семилетнего руководства физкультурой и спортом председатель Борзов особо не отличился. Впрочем, так же маловыразительными были действия его преемников – ученых и спортсменов, функционеров МВД и говорливых политиков.

В 1996 году при избрании Валерия Борзова президентом украинской федерации легкой атлетики вопросов и сомнений не возникло. Человек-легенда. Член МОК. Кого же еще?

Оставаться живой легендой, дело заманчивое и благодарное. Но в трудные для украинского спорта времена президент федерации должен обладать особыми качествами. Это место для кризисного менеджера, человека рискового, умудренного в бизнесе и политических играх. И обязательно, разборчивого в людях ближнего окружения.

Гром грянул совсем недавно, 7 сентября. Издание "Украинская правда" со ссылкой на информированный источник сообщило: спортсмены национальной сборной Украины по легкой атлетике просят Равиля Сафиуллина, главу Государственной службы молодежи и спорта, разобраться с ситуацией вокруг подготовки к Олимпиаде-2012:
"Мы, спортсмены, совершенно не видим взаимопонимания, взаимоуважения и поддержки со стороны руководства. Мы не хотим, чтобы к нам относились как к средству добывания медалей. Мы хотим, чтобы к нам относились как к профессионалам. Мы не машины! Мы хотим, чтобы уважали наших тренеров. Их осталось не так уж много.


В команде практикуется принцип руководства, направленный на унижение личности. Практикуются запугивания и дискредитация тренеров и спортсменов. В такой обстановке очень трудно тренироваться и показывать высокие результаты!"

Ведущие легкоатлеты Украины обвинили руководителей спортивной федерации в хищении бюджетных средств, коррупции, запугиваниях и нарушениях при отборе кандидатов.
"Украинские легкоатлеты-олимпийцы намерены сменить гражданство, если правительство не решит вопрос с хищением бюджетных средств, выделенных на подготовку легкоатлетов на учебно-тренировочных сборах".

Лихо!

Елизавета Брызгина, бронзовый призер Олимпийских Игр 2012 года в эстафете, заявила: "Борзов находится на своей должности уже 16 лет, но ничего позитивного для легкой атлетики за это время не сделал".

Президент решительно отверг обвинения. В интервью ВВС Украина, он заявил, что распространенная спортсменами информация ложная:

"Это рейдерский наезд. Перед выборами, как всегда у нас, ищут "ведьм", чтобы поднять себе рейтинг. У нас есть кандидаты в депутаты среди олимпийцев, которые здесь протестуют. Они тоже отрабатывают свои политические рейтинги".

Равиль Сафиуллин приступил к действиям: "Пять человек отстранены от службы. Это государственный тренер, главный тренер, два старших тренера и начальник команды. Сейчас проводится проверка".

Скверная история. Конфликты, закрученные с яростью, "ва-банк", как правило, добром не разрешаются. Удастся ли прославленному олимпийцу и на этот раз "добежать до себя"?
XS
SM
MD
LG