Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новая версия убийства Бин Ладена


Марк Оуэн и Кевин Маурер. “Нелегкий день. Впечатления участника покушения на Осаму бин-Ладена”.

Марк Оуэн и Кевин Маурер. “Нелегкий день. Впечатления участника покушения на Осаму бин-Ладена”.


Александр Генис: Самой сенсационной новинкой только что начавшейся осени бесспорно стала книга, которая разозлила Пентагон и привела в ажиотаж даже не читающую Америку. У микрофона – Марина Ефимова.

Mark Owen with Kevin Maurer. “NO EASY DAY. The Firsthand Account of the Mission That Killed Osama bin Laden”.
Марк Оуэн и Кевин Маурер. “Нелегкий день. Впечатления участника покушения на Осаму бин-Ладена”.

Марина Ефимова: Книгу “Нелегкий день” написал под псевдонимом Марк Оуэн один из легендарных “морских котиков” - непосредственный участник операции по ликвидации на Осаму бин-Ладена. Об убийстве бин-Ладена уже вышла очень информативная и подробная книга корреспондента CNN Питера Бергена “Охота”, о которой мы рассказывали в мае и которая описывала десятилетнее выслеживание террориста номер 1. Что касается самой операции по уничтожению бин-Ладена, то в книге “Охота” она, хоть и была описана по горячим следам, но с чужих слов. Берген, естественно, полагался на свидетельства участников, но они и сами видели всю операцию в разные моменты и с разных позиций. Именно Марк Оуэн в новой книге “Нелегкий день” рассказал о том, что у каждого участника была своя миссия, на которой он должен был сосредоточиться. Поэтому часть поправок, которые он внёс в картину покушения, объясняется, вероятно, естественной разноголосицей участников.
Лишь одна новая деталь вызвала у читателей подозрение в намеренном искажении истины в предыдущих описаниях покушения. По версии Бергена, убийство произошло в спальне террориста, и за секунду до выстрела бин-Ладен потянулся за пистолетом. А вот версия Оуэна:

Диктор: “...снайпер команды выстрелил в бин-Ладена, когда тот выглянул в коридор. В спальне в бин-Ладена было сделано еще два выстрела, когда он уже лежал на полу с простреленной головой”.

Марк Оуэн и Кевин Маурер. “Нелегкий день. Впечатления участника покушения на Осаму бин-Ладена”.

Марк Оуэн и Кевин Маурер. “Нелегкий день. Впечатления участника покушения на Осаму бин-Ладена”.

Марина Ефимова: В задачу самого Оуэна входил обыск и опознание тела. Открыв шкаф в убогой спальне, коммандос мельком удивился его чистоте и аккуратности (“как у меня в шкафу”, - пишет он). В комоде Оуэн обнаружил пистолеты, которые не были заряжены. Дальше в книге Оуэна идет сложно или не очень удачно сформулированная фраза, которую российские переводчики, готовившие новостную передачу по телевидению, истолковали неверно. Поэтому я привожу здесь интерпретацию рецензента газеты “Нью-Йорк Таймс” Джаннет Маслин, чье знание английского не вызывает сомнения:

Диктор: “...Увидев незаряженные пистолеты, “котик” Оуэн испытал презрение к мертвецу. “Нет никакой чести в том, - пишет он, - чтобы посылать людей на смерть за дело, за которое ты сам не будешь драться”.

Марина Ефимова: То есть, Оуэн имеет в виду бин-Ладена, который посылал на смерть своих приверженцев, а сам не готов был поднять пистолет даже на защиту себя и своих домочадцев. Российские переводчики ошибочно переадресовали эту фразу Пентагону, который посылает на смерть коммандос.
Другая деталь, описанная Оуэном: опознавая бин-Ладена, он поворачивал так и этак его мёртвую голову и бороду и сверялся с фотографиями, чтобы удостовериться на 100 процентов, что убитый – террорист номер 1. Убедившись, он спешно уложил тело в черный мешок и бегом донес его до вертолета. В полете тело бин-Ладена лежало в ногах у коммандос, а одному даже пришлось сесть на него, потому что вертолет был набит битком. Ведь, один вертолет был поврежден при посадке, и эвакуировались все “котики” на втором, запасном вертолёте. Некоторые журналисты интерпретировали этот эпизод в невыгодном для коммандос свете – дескать, сидеть на трупе (даже на трупе убийцы) негуманно.
Реакция Пентагона на книгу была гневной, и неизвестно, чем закончится для автора и даже для издательства публикация книги “Нелегкий день”. Но причина возмущения военного командования – не столько в обнародовании конкретных деталей о покушении, сколько в самой утечке информации, недопустимой в военном деле. Что касается читателей, то они, разумеется, благодарны за новые подробности об убийстве главаря Аль Каиды. Маслин пишет:

Диктор: “Рассказ Оуэна об атаке в Абботтабаде добавил личную ноту к прежним репортажам. Теперь мы знаем, что делал, думал и чувствовал, по крайней мере, один из участников атаки”.

Марина Ефимова: Надо сказать, что чрезвычайно интересны в книге “Нелегкий день” и заметки автора о тренировках и отборе “котиков”. Когда они выполняли тренировочные задания, наверху, по галерее ходили инспекторы, которые следили за каждым движением коммандос и безжалостно отсеивали их после второй ошибки. Сам Оуэн вспоминает, как совершил первую ошибку и сделал всё возможное и невозможное, чтобы она была и последней.
Оуэн участвовал в 13-ти операциях коммандос. В частности, в 2009 году, - в спасении Ричарда Филлипса, капитана грузового судна “Маэрск Алабама”, из рук сомалийских пиратов. Однажды в Багдаде он оказался в команде, которую должны были высадить на крышу здания, где по данным разведки находился склад оружия повстанцев. По ошибке их высадили не на ту крышу, и Оуэн подробно описывает, как “котики” молниеносно сориентировались и использовали ошибку в свою пользу. Но, как и многие опытные солдаты, особенно разведчики, Оуэн честно пишет, какую важную роль в их деле играет удача. Для профессионального коммандос это, согласитесь, достойная скромность.
Менее интересны и менее уместны в книге политические рассуждения Оуэна и его оценка последних президентов, но одна деталь трогает читателя – обида “котиков” на президента Барака Обаму, который сгоряча обещал пригласить участников операции в Абботтабаде в Белый Дом на кружку пива, но по каким-то причинам так и не выполнил своего обещания.
Гуманные журналисты, рецензирующие книгу Оуэна “Нелегкий день”, пишут о безжалостном прагматизме “котиков”, которое явно проступает в описаниях автора. Джанет Маслин дважды подчеркивает это в своей рецензии:

Диктор: “... Даже просто в описании моделей мест, где может произойти атака котиков (а это может быть конференц-зал, ванная комната или даже бальный зал), заметен свирепый прагматизм мышления коммандос. Книга “Нелегкий день” - лучшая иллюстрация того, что «котики» - безжалостные прагматики. Они думают быстро. Они используют всё, что под рукой. Они во что бы то ни стало сделают то, что должны сделать”.

Марина Ефимова: Всё это, как и сидение на трупе бин-Ладена, волей-неволей смущает гуманность тех, чьи жизни и чей покой защищают “свирепые прагматики” коммандос. И эта критика гуманистов напоминает мне старый, еще дореволюционный русский анекдот о молодом морском офицере, который прыгнул в воду с прогулочного парохода, чтобы защитить купальщицу от приближавшейся акулы. Но когда он выхватил кортик, купальщица сказала ему: “Лейтенант! Рыбу – ножом?!.. Фи!”. Он бросил кортик, и обоих съела акула.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG