Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Социолог Любовь Борусяк о том, как воспринимают россияне гонения на оппозицию


Аналитический Центр Юрия Левады выяснил, что думают россияне о гонениях на оппозицию. Можно ли назвать преследования участников митингов, лидеров оппозиции, и ужесточение законодательства началом политических репрессий?

Аналитический Центр Юрия Левады выяснил, что думают россияне о гонениях на оппозицию. Можно ли назвать гонения на участников митингов, лидеров оппозиции, и ужесточение законодательства началом политических репрессий? Только 6% россиян на этот вопрос отвечают твердое «да». «Скорее, да» - 21% респондентов. «Нет», – говорят 15% граждан и 41% – «скорее, нет». Получается, что в сумме более четверти россиян признают, что в стране репрессии, и почти половина – не признают. Исследование комментирует социолог Любовь Борусяк.


- Я думаю, что далеко не все жители России вообще обратили внимание на то, что что-то такое происходит, связанное с гонениями на оппозицию. У нас коммуникационное поле так построено, что для того, чтобы заметить, что идет какая-то политическая линия, для этого массовому сознанию нужно, чтобы об этом очень подробно рассказывали в массовых СМИ.

- А каково ваше мнение по этому поводу?

- Это, конечно, репрессии, причем я бы не сказала, что это начало: начало было еще весной. Для меня самое существенное – это то, что после некоторого замешательства и сомнений, каким образом надо действовать для того, чтобы подавить движение, пошли путем, может быть, для России не очень характерным. Главное направление – это изменение законодательства, а то, что идет по закону – это как бы уже не репрессии. Меня поразило очень спокойное отношение оппозиции к принятию этих законов, многие из которых, конечно, чрезвычайно жесткие. Ведь не было никаких митингов, не было никаких массовых собраний, чтобы люди собрались и предъявили свое возмущение по поводу этих законов.

- Россияне по поводу этих законов, ограничивающих возможности протеста, разделились на три примерно равных части, по данным Левада-Центра: примерно по четверти поддерживают эти законы или не поддерживают и столько же затрудняются с ответом, а еще 30% считают, что действия оппозиции нужно ввести в рамки закона, но более мягкими средствами. Что, на ваш взгляд, означает такое распределение мнений?

- Прежде всего, оно означает раскол в обществе, подтверждает то, что нам и так ясно: что в обществе совершенно разные, противоречащие друг другу мнения, и нет не то что консенсуса, но, в общем, нет и какой-то лидирующей идеи сегодня. Общество расколото до такой степени, что мы видим очень близкие цифры тех, кто полностью поддерживает: «да, надо по ним как следует вдарить и принять еще законы, чтобы они пикнуть не смели», - и ровно столько же считает, что это плохо, что это вредит развитию страны.

- 44% россиян считают, что власти имеют целью дезорганизовать и ослабить оппозицию, четверть респондентов - что они хотят вернуть оппозицию в законные рамки и еще четверть, что у власти нет никаких особых целей, а просто после кратковременной либерализации она возвращается к сложившимся в 2000 годы методам управления страной. Что в этих ответах вас заинтересовало?

- Вероника, это не от всех жителей России – это только от тех людей, которые считают, что эти гонения существуют. Как мы помним, их четверть. Вот от этой четверти только людей, политически ангажированных уже, плюс, наверное, тех, кто в значительной степени стоит на стороне оппозиции. И даже среди них чуть меньше половины считают, что действительно взята линия на то, чтобы ослабить оппозицию! Меня поразило здесь другое: что четверть людей, которые видят эти гонения, они говорят о том, что власть стремится вернуть оппозицию в законные рамки. Мы с вами все время сегодня говорим о законах. Власти принимают законы, чтобы бороться с оппозицией (даже законов этих тогда не было!), которая как бы их нарушает и теперь их надо вернуть в законные рамки. С одной стороны - торжество закона, мы все к этому стремимся, но когда принимаются такие законы, и значительная часть людей, даже которые видят, что это гонения, считают, что да, надо в эти законные рамки оппозицию беззаконную загнать, то здесь получается сложная политическая конфигурация.

Отмечает доцент Высшей школы экономики Любовь Борусяк. Тех, кто считает, что в России происходят репрессии, социологи Левада-Центра спросили, как долго они будут продолжаться. Мнения разные: «несколько месяцев», «не менее года», «несколько лет». А относительное большинство, 42% опрошенных, полагают, что репрессии будут продолжаться на протяжении всего предстоящего правления Владимира Путина.
XS
SM
MD
LG