Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему Крымск не участвует в Марше миллионов?


Жертвы Крымска в равной степени уверены в бессмысленности протестов и в том, что рано или поздно они выйдут на улицы

Жертвы Крымска в равной степени уверены в бессмысленности протестов и в том, что рано или поздно они выйдут на улицы

Более двух месяцев прошло после наводнения на Кубани, унесшего жизни 171 человека. Жители Крымска – наиболее пострадавшего города – жалуются на бездействие власти.

Сотни людей из-за бюрократической волокиты по-прежнему не получили компенсации за утерянное имущество. Сотни вынуждены жить у друзей, или в палатках, или, например, в городском доме культуры, куда, по словам жителей, в конце июля перестала приходить гуманитарная помощь, и где в конце августа убрали душ.

Государственные средства массовой информации тем временем со ссылкой на Министерство труда и социальной защиты сообщают, что "почти все пострадавшие от наводнения в Крымске получили компенсации".

Это не так. Об этом Радио Свобода регулярно информируют сами жители.

Строитель Геннадий Пелипенко, к примеру, подал документы на получение компенсации (160 тысяч рублей на человека) в суд еще 10 июля – через три дня после наводнения. В суд пришлось обращаться для того, чтобы установить факт постоянного проживания в доме – Пелипенко его снимал.

Жене Геннадия Татьяне, как выяснилось, компенсация не полагается, несмотря на то, что она тонула вместе со всеми. Татьяна Пелипенко – гражданка Украины, куда ей и предложили обратиться за деньгами. То, что она прожила в Крымске около десяти лет и имела вид на жительство, никак не повлияло на решение суда. Из-за этого же не получила деньги ее мать.

Компенсацию получила только дочка Татьяны и Геннадия Кристина. Самого Геннадия Пелипенко, гражданина России, внесли в списки тех, кому полагается компенсация, но деньги он все равно не получил.

– Я кормилец в семье. Каждый день я вынужден не работать, а сидеть в очереди в суде, Сбербанке или отделе соцзащиты, где мне повторяют одно: ждите, – рассказал Геннадий Пелипенко, добавив, что обратился с жалобой к Владимиру Путину через его личный сайт.

65-летняя Нелли Жмайло вместе с 70-летним мужем судятся с администрацией Крымска. Оба супруга – онкологические больные и инвалиды. Более двух месяцев они доказывают, что их построенный 50 лет назад двадцатиметровый дом из глины не подлежит ремонту: его надо строить заново. Государственные эксперты посчитали по-другому (выплаты из бюджета на ремонт меньше, чем на новое жилье), и лишь после 17 сентября, по решению суда, будет проведена повторная экспертиза, результаты которой должен будет рассмотреть суд. Только тогда чета Жмайло сможет рассчитывать на новый дом. Или не сможет.

– Администрация наплевала на нас, и не только на нашу семью, – считает Нелли Жмайло.

Проблемы Пелипенко и Жмайло – отсутствие компенсаций из-за волокиты или из-за гражданства другой страны; непризнание домов, в которых опасно находиться, аварийными – типичны для Крымска и станицы Нижнебаканской, пострадавшей не меньше, чем Крымск. Еще одна распространенная беда – отсутствие компенсаций за автомобили. Каждому, чья машина пострадала, полагалась выплата в 40 тысяч рублей. Многие по дешевке продали свои автомобили, чтобы получить хоть какие-то деньги на жизнь, и теперь компенсацию не получают.

Кроме этих проблем есть и другие: невнимание к детям. Психологическую и материальную помощь им оказывают в основном московские волонтеры. Одна из них – Инна Жукова – сообщила Радио Свобода, что не хватает оборудования крымскому государственному реабилитационному центру для детей и подростков с ограниченными возможностями "Лучик". В центре наблюдаются 447 ребенка, 176 из них – дети, пострадавшие в наводнении. Основные болезни – ДЦП, онкология, глухота.

– У центра нет детской площадки, – рассказывает Инна Жукова. – Не оборудована так называемая комната для психологической разгрузки. Для детей, особенно детей с проблемами, игра очень важна: это определенная терапия. Поскольку сам центр не был в зоне подтопления, ему очень сложно получить помощь, несмотря на то, что почти половина детей, которые там наблюдаются, пострадали от наводнения. Среди нужного оборудования, например, такие важные и дорогие вещи, как прибор для ультразвуковой терапии, кабинет биологической обратной связи, сенсорная тропа для ног, кресло-пуфик с гранулами…

Почему Крымск терпит такое отношение к себе? На этот вопрос отвечает главный редактор крымской независимой газеты "Электрон-ТВ" Лариса Сафронова:

– Людям некогда смотреть телевизор и узнавать про Марш миллионов: до наступления холодов надо успеть закончить ремонт и выбить положенную им компенсацию. Партия "Яблоко" хотела провести в Крымске митинг, но это плохая затея. Ассоциативная цепочка такая: Явлинский-Ельцин-голод, который хуже потопа, потому что длился годами, и никаких компенсаций за это никто не предлагал. Люди не верят, что митингами можно чего-либо добиться. Инструмент у них другой: лояльность и родственные связи.

По словам Ларисы Сафроновой, у тысяч людей дела лежат в суде, и нет ни компенсаций, ни жилья, ни перспективы его получить. Волокита коснулась примерно тридцати процентов пострадавших в наводнении людей. Сафронова добавила, что после наводнения исполняющего обязанности главы города и Крымского района меняют каждые несколько недель - очевидно, чтобы не копилось напряжение по отношению к конкретному чиновнику.

Не все, впрочем, уверены в бесперспективности митингов. Крымский предприниматель Вадим Махно первым – спустя месяц после наводнения – через местную газету предложил пострадавшим объединиться для защиты своих прав. По его словам, из этой идеи ничего не вышло: никто не решился брать на себя обязанности регистрировать и финансировать общественное объединение, включая его самого. Запрос на лидера сохраняется:

– Мы даже думали провести митинг наподобие Марша миллионов: сохраняется потенциал для общественного конструктивного протеста. Однако тысячи людей не устроены, три четверти жилого фонда разрушены; и становится все холоднее. Режима ЧС больше нет, а зря. В итоге люди рано или поздно могут отчаяться и пойти к администрации. И наделать глупостей.

Лидер московских волонтеров фотограф Митя Алешковский на благотвторительном аукционе в поддержку крымских детей в интервью Радио Свобода сказал, что волонтеры попадают в замкнутый круг: если они будут вместе с крымчанами выдвигать системные политические требования, то скорее всего утратят возможность оказывать адресную помощь - на них будут оказывать давление. А если продолжат избегать политики, то системные проблемы так и не будут решены, и каждой семье, каждому ребенку надо будет собирать помощь отдельно. По его словам, он для себя эту дилемму не решил.

Судя по проблемам, которые испытывают до сих пор пострадавшие жители Крымска, ее не решил пока никто.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG