Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

О чем молится молодой солдат? (Омск)


Омские парни на службе в Оренбургской области

Омские парни на службе в Оренбургской области



Донгузский полигон. Оренбургская область. Более тысячи солдат-срочников занимаются утилизацией снарядов времен второй мировой войны. Из тысячи новобранцев - 60 прибыли из Омска. Прибыли без соответствующей подготовки. Еще в августе во время принятия присяги – им обещали - «будут в Омске дороги строить». Но уже тогда военные знали – ребят командируют в Оренбург.
Уже после месяца службы в родном городе, парней ждал Донгузский военный полигон.
Служба здесь непростая. Казарменных помещений хватает не всем, многие живут в палатках. Спят несколько часов в день, иногда не удается поесть и даже выпить стакан воды. Но бытовые условия не то за что так волнуются родители призывников, говорит Анна Скопцева:

Утилизация снарядов – это очень страшно. Они этим не должны заниматься, ведь прошел всего месяц как о приняли присягу. Эти ящики 1938 года рассыпаются в руках, падают все эти сняряды. Одному парню пальцы отдавило, но они ведь боевые – могут рвануть в любой момент. Нам нужно чтобы дети вернулись живыми здоровыми, а не с надорванными позвоночниками. Снаряды от 60 до 100 кг. Вот вы сможете такой поднять? Вот и я нет. А они вручную таскают. Приходит поезд, на каждый взвод по одному вагону, вагон надо в течение дня разгрузить на «Камазы». Грузовые машины едет на полигон, там другие наши сидят ребята, которые разгружают уже с «Камазов». Сейчас дали уже бронежилеты и каски и они вроде как помощники саперов, хотя какие они саперы?

«Донгуз. Кто не был – тот будет». Это название форума, куда пишут родные и сами призывники. Он-лайн истории схожи с рассказом Анны Скопцевой. Правда находятся и те, кто говорят, мол что переживать такая служба превратит ваших детей в мужчин. С таким мнением родственники не согласны, ведь их дети, мужья и внуки шли в армию добровольно как мужчины, а сейчас осознанно по-взрослому молят Бога о жизни. Продолжит Галина Захарова:

Мы крестили его – он никогда в это не верил. Теперь он говорит: «Мама я выхожу за палатку и читаю молитву». Читает, чтобы Дай Бог сегодня остаться в живых. Потому что все это взрывается.

Любовь Полонник условия Донгузского полигона оценила лично. «Сейчас быт налаживается» - делится впечатлениями мать новобранца, но дело то не только в этом:
В части только первый этаж действует как казарма, а остальные ребята живут в палаточном лагере за территорией части. Спят на ящиках от боеприпасов, на них матрацы, постельное белье наконец выдали. Воду подвели. Быт налаживается. Но мы за это и не ратуем, они мужчины – они потерпят. Наше главное возмущение, на каком основании детей не обученных, лицензированный вид деятельности, выделяются огромные деньги, почему так происходит? Почему это делается руками солдат- срочников? Нарушены все права человека, нарушены все федеральные законы.

Почему в 21 веке утилизацией занимаются неопытные молодые парни, почему уничтожение снарядов возможно только путем подрыва? С такими вопросами Татьяна Лукьянова обращается в омские надзорные органы и во властные структуры:

Я обратилась в «Единую Россию» - пока тоже ничего нет. Они позвонили в прокуратуру, там сказали что солдат обучили здесь и отправили. Теперь они пишут в Центральный военный округ. Пока только обращения. Вообще стыдно за нашу армию.

Впрочем, один из представителей власти, депутат омского городского совета откликнулся на зов обеспокоенных родственников, но пока у Алексея Ложкина тоже почему-то больше вопросов:

Есть заявления на которые я отреагировал, направил запрос в военную прокуратуру. Пока ответа нет. Но я видел ответы, что показали мне мамы призывников. Прокуратура пересылала их обращения в Оренбургскую область. Таким образом, перекладывая всю ответственность на других чиновников, это не верно. Наши ребята, омичи – мы должны отвечать, мы их туда отправили, мы должны следить. Военком где? Но больше всего удивляет в этой ситуации наша областная и городская администрации – они просто молчат по данному вопросу.

А пока в Омске ждут ответов, новобранцы рискуют здоровьем и ждут ноября, именно в ноябре по закону должна завершиться их командировка.
  • 16x9 Image

    Анна Жолнерчук

    Внештатный корреспондент в Омской области. С Радио Свобода с 2012 года. Закончила Омскую гуманитарную академию. Журналистикой занимается с 2004. Участник серии семинаров   Фонда независимого радиовещания.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG