Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Что россияне считают источником информации


Ирина Лагунина: Исследовательская группа «ЦИРКОН» провела исследование под названием «Медиапотребление российского населения». Социологи выясняли, насколько хорошо умеют россияне пользоваться различными источниками информации, в какой степени способны ее анализировать. Ученые оценили также и степень доверия граждан средствам массовой информации. Рассказывает Вероника Боде.

Вероника Боде: В ходе исследования были опрошены 1600 человек по всероссийской репрезентативной выборке. Один из вопросов звучал так: «Как часто при просмотре телепередач, прослушивании радио, чтении газет и журналов у Вас складывалось ощущение, что Вас обманывают – дают заведомо ложную, непроверенную информацию или пытаются навязать Вам определенную точку зрения?» Лишь 29% россиян говорят, что их обманывают редко или вообще никогда. За два года, прошедших с предыдущей волны исследования, количество таких людей уменьшилось на 10%. При этом 64% опрошенных в сумме сообщают, что их обманывают очень часто, довольно часто и даже постоянно, причем за те же 2 года число таких людей стало больше на 13%. Исследование комментирует директор группы «ЦИРКОН» Игорь Задорин.

Игорь Задорин: Понятие медиаграмотность включает три компонента. Первое – это умение пользоваться разными источниками информации, соответственно, получать требуемую информацию. Второе – это как раз умение различать и анализировать эту информацию, различать от лжи, различать рекламу от обычной повествовательной информации и так далее, понимать, где есть попытка влияния. Третий компонент – это уже способность к тому, чтобы самому быть субъектом информации, то есть размещать эту информацию, например, в сети интернет, фотографии, какие-то тексты, то есть способность к производству информации.

Вероника Боде: Количество людей, которые считают, что средства массовой информации их обманывают, явно выросло за два года. Что это означает?

Игорь Задорин: Мы это интерпретируем так, это, кстати, по другим вопросам видно, общий индекс медиаграмотности, основанный на самооценке, он вырос. В этом смысле мы предполагаем, что пришло такое новое поколение в медиа-сферу, которое просто так не проведешь, они чаще фиксируют то, что на них пытаются повлиять, как-то обмануть, что-то прорекламировать вместо того, чтобы дать верную информацию. И они все чаще и чаще фиксируют, что да, есть ощущение, что нас обманывают.

Вероника Боде: Это был Игорь Задорин, глава исследовательской группы «ЦИРКОН». Похожее исследование провели недавно социологи из Воронежского Института общественного мнения «Квалитас». Они спросили у жителей города: «Объективно ли освещают российские журналисты события, происходящие в стране?» 38% воронежцев уверены в объективности журналистов, а 32% придерживаются противоположного мнения. При этом почти столько же, 29% опрошенных, затрудняются с ответом. Вот комментарий генерального директора института «Квалитас» Нелли Романович.

Нелли Романович: Доверяют журналистам люди старшего возраста. Больше всего, где-то 45%, после 40 – ближе к 50-ти годам. То есть это те люди, которые в основном смотрят телевизор и читают прессу, как они привыкли. И они, очевидно, имели в виду журналистов тех, которых они видят по телевизору. А молодежь более недоверчива. И среди них как раз самый высокий процент тех, которые не доверяют. Если в среднем 32%, то у них доходит процент недоверия до 44%. Скорее всего они имели в виду журналистов тех, которых слышит и видит большинство населения, то есть это телевизор. А интернет – это все-таки молодежная сфера. То, где молодежь узнает новости – это все чаще интернет. И поэтому к журналистам, которые в обычных СМИ работают, молодежь относится с большим недоверием, чем к интернету, поэтому такое разделение.

Вероника Боде: Таковы наблюдения Нелли Романович, генерального директора воронежского института «Квалитас». Доверяете ли вы журналистам, пишущим о политике? – опрос на эту тему РС провело в Пскове.

- Доверяю в общем-то. И сам думаю, и читаю.

- Нет, не доверяю. Мне кажется, они пишут то, что им удобно. С кем-нибудь договорились из политиков и пишут.

- Я думаю, не врут, знают факты.

- Я журналистам не доверяю. Потому что по телевидению льется такая ложь, до такой степени противно, что невозможно смотреть.

- Не всем, наверное. Может тенденциозно что-то освещаться. Наверное, вполне независимой прессы нет.

- Все это правда. Но раньше это все скрывали, а сейчас все наружу выходит. Раньше мы не знали этого и жили как слепые котята.

- Совершенно не доверяю. Все на кого-то играют журналисты, допустим, на того же президента. Кому-то деньги платят. Не верю никому сейчас.

- Вообще да, доверяю. Если они занимаются этой работой, значит они должны искать достоверную информацию о политике. Потому что если один раз обманут, другой раз обманут, люди уже не будут доверять.

- Абсолютно нет. Очень часто идет противоречивая информация, если в одном источнике идет одно, в другом издании или источнике можно услышать противоположную информацию или информацию, опровергающую первую.

Вероника Боде: Прозвучали голоса жителей Пскова. Почему многие россияне не доверяют журналистам и средствам массовой информации в целом? Этот вопрос я задала Ларисе Федотовой, доктору социологии, преподавателю факультета журналистики МГУ.

Лариса Федотова: Действительно, такое есть и, более того, это совпадает с последними исследованиями Левада-центра. Из года в год уменьшается количество людей, которые говорят, что заслуживают доверие сегодняшние печать, радио и телевидение, от 38 до 28% эта цифра упала, и наоборот увеличивается цифра людей, которые говорят, что не вполне заслуживает доверия сегодняшние печать, радио и телевидение, от 40 до 49. Более того, 16% говорят, что вообще не заслуживают доверия наши сегодняшние печать, радио и телевидение. Но самое интересное, что это мировой тренд. И Америка нам демонстрирует точно такие же настроения. Где-то в году 70 впервые забили тревогу исследователи, стали наблюдать, что доверие очень упало резко. Мне тут недавно цифра попалась, что с 93 года по настоящее время в два раза уменьшилось количество людей, которые доверяют теленовостям. Это лишний раз говорит о том, что наше исследование, о котором мы говорим, оно вполне надежное, оно вполне адекватное действительности.

Вероника Боде: Но все-таки в России у людей, очевидно, несколько иные причины для того, чтобы не доверять средствам массовой информации, чем в США?

Лариса Федотова: Да, можно и так сказать. Хотя основные доводы и резоны остаются одними и теми же: население чувствует уши, которые торчат за каждым сообщением, которому они не доверяют. Это уши или влияния правительства, или влияния каких-то институциональных групп и так далее. Конечно, вы правы, что социально-политическая ситуация у нас дает нам основания другие связи просмотреть. Понимаете, доверять или не доверять комментарию – это одно дело, а не иметь весь фактологический ряд в каком-то телеканале, например, - это совсем другая ситуация. В целом я должна сказать, что ситуация вызывает доверие. Очень высокие цифры, говорящие о телесмотрении в нашей стране, за 90% - это интересно. Тем более, что часто раздаются голоса, что интернет вытесняет телевидение, но нам еще долго жить до того момента, когда мы сравняемся в этом отношении с другими странами. У нас телевидение остается преимущественным каналом распространения информации. Понятно, что не все могут позволить себе интернет, не везде есть инфраструктура такая и так далее. У нас на самом деле, где-то я встретила в газетной статье такое выражение – магия федеральных каналов. Так вот, федеральные каналы Первый и Второй остаются основными источниками информации для большей части населения.
Вы если отъедете от Москвы на какое-то количество километров, вы убедитесь, что там практически отсутствует качественная пресса, а телевидение – вот оно, пожалуйста. Почти сто процентов населения охвачены первым и вторым каналом. И мы имеем то, что имеем.

Вероника Боде: Как вы думаете, что прежде всего вызывает недоверие у российских телезрителей?

Лариса Федотова: Недоверие вызывает то, что им из других источников, например, из межличностной коммуникации, из своего конкретного опыта повседневного, известно то, что не выходит на телеэкран – это создает напряжение известное. То есть это создает впечатление, что телевидение нам не обо всем говорит или говорит об этом, но недостаточно глубоко копает проблему.

Вероника Боде: Говорила Лариса Федотова, социолог, преподаватель журфака МГУ. По данным исследовательской группы «ЦИРКОН», телевизор есть у 99-ти процентов россиян, радиоприемник – у 55-ти, и у такого же количества граждан есть выход в интернет. Глава «ЦИРКОНа» Игорь Задорин – о том, какими источниками информации пользуются россияне. По свидетельству эксперта, тут со временем происходят заметные перемены.

Игорь Задорин: Меняется довольно многое, но видно, что это процесс одноканальный. То есть есть переток от пользования бумажной информацией к пользованию интернетом. Интернет явно растет, все медиа, связанные с сетью, растут по показателям потребления этой информации и, напротив, падает потребление, связанное с чтением газет, журналов и так далее. Кстати, мы тут обнаружили очень интересный тренд, мы задаем вопрос: а что у вас есть дома из следующих источников информации? И вот там видно, что за два года не сильно по основным показателям изменились, например, телевизор или мобильный телефон – это стабильные вещи, но выросло наличие компьютеров, выход в интернет, и довольно резко, на 12% за два года упало число тех респондентов, которые говорят, что у них есть дома личная семейная библиотека. То есть мы видим, что есть падение чтения книг. И более того, я сомневаюсь, что в таком количестве личные семейные библиотеки так выбывают, скорее это смещение социальной нормы. То есть если раньше было неприлично говорить. В советские времена неприлично было говорить, что у меня нет библиотеки дома, нет книг, а сейчас точно так же неприлично говорить, что у тебя нет компьютера, а на самом деле нормально говорить, что у тебя нет библиотеки, и это не есть предосудительно. Поэтому резкое падение на 12% за два года респондентов, которые говорят, что у них есть библиотека.

Вероника Боде: И наконец, в какой степени люди сами умеют размещать информацию, скажем, в интернете?

Игорь Задорин: Пока это все-таки нераспространенное поведение. В основном оно присутствует в молодежном сегменте, то есть том сегменте, который сидит в интернете. Производство этой информации идет в основном через размещение домашних фото, видео. Надо сказать, что очень серьезная дифференциация возрастная по пользованию интернетом. Просто разительное цифровое неравенство, как говорят социологи. Если среди возрастной категории до 24 лет в интернет выходят каждый день или почти каждый день 66%, то в возрастной категории старше 55 лет только 12%. То есть молодежь и старшее поколение живут фактически в разных информационных полях.

Вероника Боде: Социолог Игорь Задорин, глава исследовательской группы «ЦИРКОН». Эта социологическая служба спросила россиян и о том, что они делают, если какая-либо информация кажется им сомнительной или неполной. Как выяснилось, 35% опрошенных проверяют такую информацию в интернете, 32% обращаются к друзьям, родственникам или знакомым, 16% ищут информацию на телеканалах, 9 % – в газетах и журналах, и 5 – на радио. А каждый пятый россиянин вообще не склонен тратить время на уточнение и проверку информации.
XS
SM
MD
LG