Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Испугает ли участников "Марша миллионов" внесудебная расправа над Геннадием Гудковым?


Геннадий Гудков покидает Госдуму, 14 сентября 2012

Геннадий Гудков покидает Госдуму, 14 сентября 2012

Владимир Кара-Мурза: В пятницу думское большинство лишило оппозиционера Геннадия Гудкова депутатского мандата. У Генпрокуратуры и Следственного комитета возникло подозрение, что Гудков занимался коммерческой деятельностью, нарушая закон о статусе депутата. Голосование началось после продолжительных прений. За лишение мандата проголосовал 291 депутат, 150 парламентариев выступили против, три депутата воздержались. После этого Геннадий Гудков покинул зал заседаний, пообещав вернуться. Московская полиция заявила, что располагает данными о готовящихся провокациях во время массовых акций, которая пройдет в субботу в центре Москвы. «Имеется информация о том, что отдельные граждане по завершению завтрашнего мероприятия планируют устроить провокации и будут призывать участников акции к нарушению общественного порядка». - сообщили в пресс-службе общественного главка МВД. «Московская полиция в соответствии с законом обязана пресекать все подобные нарушения», - подчеркнул представитель главка. Изначально акцию планировалось провести в виде шествия от Белорусского вокзала по Тверской улице и завершить митингом на Боровицкой площади, однако во вторник столичная мэрия и оппозиции согласовали другой маршрут «Марша миллионов»: он пройдет от станции метро «Пушкинская» по Бульварному кольцу до проспекта Сахарова, где затем состоится митинг.
О том, испугает ли участников «Марша миллионов» внесудебная расправа над Геннадием Гудковым, мы сегодня беседуем с Дмитрием Гудковым, депутатом Государственной думы, членом фракции «Справедливая Россия», Валерием Хомяковым, политологом, генеральным директором Совета по национальной стратегии и Михаилом Шнейдером, ответственным секретарем федерального политсовета движения «Солидарность». Как вы считаете ,как можно охарактеризовать то, что сегодня произошло с утра в Государственной думе?

Дмитрий Гудков: Я бы сказал, что это было надругательство над конституцией России, причем уже не первый раз. Для меня совершенно очевидно, что это была политическая расправа, когда депутата от оппозиции без суда, подчеркиваю, без суда и следствия вышвырнули из думы решением партии большинства и к ним примкнувших депутатов ЛДПР. Могу сказать следующее, подчеркнуть очень важно, что несмотря на то, что многие месяцы многочисленные отделы ФСБ, прокуратуры, следственные органы проверяли и Гудкова, проверяли предприятия, которые принадлежат нашим родственникам, нас прослушивали, за нами было наружное наблюдение и все, что они смогли формально предъявить – это был протокол собрания учредителей «Коломенского строителя» от 5 июля. Причем этот протокол абсолютно поддельный, он не имеет отношения, и подписи там стоят не Геннадия Гудкова и не Марии Гудковой. Я это доказывал вчера в своем блоге, и показал скан загранпаспорта Марии Гудковой, где есть отметки на границе, что она 27 июня улетела из страны и только 20 прилетела, то есть 5 июля вообще даже в стране не было. Но тем не менее, никаких аргументов, никаких доказательств вообще «Единой России», все было не нужно, для них нужно было формально провести процедуру, вышвырнуть Гудкова до «Марша миллионов». То есть плевок всем тем людям, которые пойдут на акцию протеста, это такое нарушение конституции, пренебрежение и надругательство над конституцией, которое сегодня партия власти продемонстрировала. Я думаю, что у сегодняшнего решения очень далеко идущие последствия и, поверьте, сегодня я с единороссами многими общался, которые, понятно, что есть такие как Бурматов и Яровая, но есть люди, которые опускали глаза и даже извинялись. Многие понимают, что следующий шаг будет - это роспуск Государственной думы, потому что сегодня был нанесен такой удар, он равносилен фактически расстрелу парламента в 93 году. То есть у нас сегодня нет ни парламента, ни правосудия, ни следственных органов, ничего. Если раньше был слышан голос Гудковых, Пономарева, еще пары десятков депутатов, то сегодня одного из ярких, известных оппозиционеров просто в наглую, в нарушение всех законов, конституции, вышибли без суда и следствия. Вот что сегодня произошло.


Владимир Кара-Мурза: Можно ли констатировать, что Кремль бросил вызов своим оппонентам в самый канун «Марша миллионов»?

Валерий Хомяков: Да, какая-то спешка странная была. Видимо, хотели тем самым запугать тех, кто организовывает митинги и кто собирался туда приходить, но это вообще находится за гранью рационального. А то, что находится за гранью рационального, не поддается анализу. Откровенно говоря, Владимир, скоро вам придется по действиям наших властей звонить не политологам, а специалистам по психиатрии, я так думаю. Более того, это вызовет обратную реакцию, поскольку страх у людей исчез, люди перестали бояться и подобного рода действия вызывают естественную реакцию, то есть противодействие. Поэтому, я думаю, завтра будет людей еще больше. В совокупности с тем, что было сообщено в новостях, что якобы планируется милицией или полицией, наша доблестная сообщила о том, что планируются провокации, все это из одной и той же сферы. Если они планируются, то планируются не организаторами завтрашней акции, а планируются в том же месте, где планировалось это позорище сегодняшнее.
Тут должен я Гудкова-младшего поправить, тут дело не в «Единой России», неужели «Единая Россия» принимала это решение. Решение принималось, понятно, где – на Старой площади людьми, которые ответственны за внутреннюю политику, фамилии называть не буду, это известно. Я думаю, что господин Володин руку свою приложил. Мне кажется, что помимо политической составляющей, которая очевидна, здесь есть еще одна причина, почему вдруг именно Гудков. Наверное, кому-то показалось, что Гудков нарушил то, что называется «чекисты не бывают бывшими». Он чекист и, наверное, кому-то захотелось отомстить: ты чекист, и с этими же оппозиционерами, давай мы тебя из думы выкинем. Поэтому дальше будут соответствующие действия и Гудкова, и адвокатов. Но с другой стороны я не исключаю, что давление на Гудкова будет продолжаться, в том числе и нельзя исключать по возбуждению уголовного дела. Если это произойдет, тогда на наших глазах из бывшего чекиста выковывается нормальный лидер оппозиции, один из лидеров оппозиции. Я думаю, он сам не хотел бы быть лидером, наверное, он совершенно верно рассуждает, когда он говорит о том, что в оппозиции не должно быть одного лидера, должно быть несколько, каждый окучивает свою поляну, но тем не менее, эффект от нынешней акции ударит только по власти, только по ее репутации в очередной раз.


Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, ощущается ли стремление Кремля напугать оппозицию в канун «Марша миллионов»?

Михаил Шнейдер: Я думаю, что да. Дело в том, что впервые власть начала пугать оппозиция после известных массовых акций, после известных результатов выборов в декабре месяце, парламентских выборов и мартовских президентских выборов, когда власть была напугана десятками тысяч москвичей, которые выходили на улицы протестовать против того, что жулики и воры у них украли голоса. Власть была напугана. И 6 мая власть применила неожиданно технологию провокации, когда заранее заготовленные куски асфальта кидали в полицейских, омоновцев, заранее заряженные люди провоцировали других людей, молодых с неустойчивой психикой, которые может быть кто-то что-то кинул, не попал. Ясно совершенно, что организаторы никаких провокаций такого рода не планировали и не организовывали.
Что сейчас будет 15 сентября, власть может пойти, конечно, на такой сценарий, тут я с Валерием Хомяковым согласен, власть может реализовать такой сценарий и попробовать пойти на обострение для того, чтобы окончательно завернуть гайки. Я должен сказать, что такое действие власти, оно фактически рекрутирует в ряды оппозиции все новые и новые тысячи, десятки тысяч людей. Сейчас власть, любой ее ход вызывает раздражение людей, раздражение накапливается, и люди все больше и больше выходят на массовые акции. Я не думаю, что здесь нужно называть фамилии, все это марионетки, у которых есть свои собственные интересы, но все-таки решения принимает Владимир Владимирович Путин. И я думаю, что если этот человек способен думать на несколько шагов вперед, а я уверен, что это так, то даже в целях собственного благополучия, собственной безопасности он должен понимать, к чему ведут эти шаги и все-таки взяться за ум и перестать вызывать раздражение у людей. Нужны какие-то осмысленные действия, нужно садиться с оппозицией, если он хочет мирного развития ситуации, нужно садиться с оппозицией за стол переговоров, разговаривать. Потому что все-таки страна у нас одна, и мы не хотим кровавых событий в стране.

Владимир Кара-Мурза: Намерены ли участники завтрашнего марша как-то особо выразить солидарность с Геннадием Гудковым?

Дмитрий Гудков: У нас закончился как раз оргкомитет, и Геннадию Гудкову в числе первых будет предоставлено слово. Я думаю, что в выступлениях многих участников, конечно, эта тема прозвучит. Но сразу могу сказать, что не надо нас жалеть, у нас все нормально, у нас боевое настроение. Мы это знали прекрасно давно, были к этому готовы. Я считаю, что такими действиями власть сделала только себе хуже. Посмотрите: все, что делала власть, эти репрессии, к чему они приводят? Они приводят к тому, что про лидеров оппозиции узнает все больше и больше людей в нашей стране. Я уже давно сказал, что Кремль – это политический продюсерский центр по раскрутке лидеров оппозиции. Все, что они делают, они всегда делают накануне митингов, все эти обысков, все эти лишения мандатов, уничтожение бизнеса, преследование лидеров оппозиции только провоцирует людей на выход на улицу. То есть власть виновата в том, что столько людей выходят на митинги и акции протеста. Конечно, мы очень хотим, чтобы все решилось мирно, конечно, мы хотим перемен, конечно, мы готовы к диалогу, нам есть, что предложить. И мы не понимаем, как еще можно с властью разговаривать. Ведь мы же пробовали ставить вопросы на разных трибунах политических, в том числе в думе. Я принимал участие и сам являюсь членом комитета по конституционному законодательству, я выходил неоднократно с разными инициативами, в том числе вносил поправки в закон о выборах губернатора. Ничего не проходит, вводятся дополнительные фильтры, нас постоянно обманывают, на наши конструктивные мирные предложения отвечают либо репрессиями, либо арестами. И получаемся мы в безвыходном положении.
Мы сколько раз апеллировали к власти, выходим на акции протеста, предъявляем различные требования, в ответ какая-то тишина, даже не тишина, а в ответ наоборот противодействие. И сейчас, мне кажется, власти надо задуматься, потому что они перешли какую-то грань, они перешли грань, когда понятно, что средний класс – люди, которые не любят власть, не поддерживают Путина, конечно, терпеть не могут «Единую Россию», но ведь от неприятия до ненависти этот шаг они прошли очень быстро. Посмотрите, сейчас люди, которые выходят, они, очевидно, требуют отставки, для них главный лозунг «Россия без Путина», и власть постоянно этими действиями загоняет себя в угол. Поэтому еще есть шанс на мирные переговоры, еще есть шанс на проведение политических реформ, а дальше ни Навальный, ни Удальцов, ни Гудковы, никто не сможет остановить людей, которых постоянно унижают. Я просто боюсь, что рано или поздно это закончится печальными последствиями. И сто процентов это закончится разгоном думы, сто процентов это закончится каким-то столкновением, если власть будет провоцировать какие-то беспорядки на наших акциях протеста, то людей будет все больше и больше.
Посмотрите: молодежь выходит, люди ничего не боятся уже, никакими репрессиями, обысками и арестами невозможно остановить. Граждане, которые родились в свободной стране, многие не знают, что такое Советский Союз, что такое репрессии, люди хотят жить в нормальном, цивилизованном правовом государстве. Мы этого все равно добьемся, потому что система политическая настолько устарела, что с нами, Гудковыми, Пономаревыми, Удальцовыми или без нас все равно эта система рухнет. И мне кажется, что сейчас разумные люди, а есть разумные люди и в оппозиции, и во власти, должны придти к какому-то консенсусу, потому что дальше так продолжаться уже не может. Потому что этот фарс, который был в суде над Pussy Riot, который мы видели сегодня в думе, все эти енпонятные претензии Следственного комитета к оппозиционерам, вся эта история с золотыми кренделями «Единой России», все говорит о том, что в системе наступил коллапс, серьезный кризис. Илибо это закончится какими-то реформами серьезными политическими, конституционными реформами, либо это закончится столкновениями на улице. Сегодня выбор за властью, потому что мы как раз, выходя на улицу, готовы к мирным переговорам, к мирным переменам.


Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Якова.

Слушатель: Здравствуйте. У меня два вопроса. Скажите, пожалуйста, вам не напоминает сегодняшняя ситуация травоядные брежневские времена, когда можно было выступать на кухнях и даже в компаниях, что-то бурчать, но не выходить на площадь, как это было в 68 году. То есть диссидентствуешь в открытую – получай. Выражаешь недовольство частным порядком – никто тебя не трогает. Сейчас то же самое у интернете. Тогда пряником были социальные всякие гарантии, фонд общественного потребления, сейчас такой пряник – это выезд за границу. Причем хуже ситуация для большинства в экономическом плане, чем тогда, при всех критических стрелах в то устройство. А к Гудкову у меня вопрос такой: не кажется ли вам, что поведение этой троицы во главе с человеком по фамилии Митрофанов, наличие таких людей, как Митрофанов, очень одиозные личности, которые мне тоже не нравятся, такие люди в партии «Справедливая Россия» есть, а скажем, такие люди приличные и порядочные, как Болдырев Юрий Юрьевич, не получают депутатский мандат в вашей партии. Не кажется ли вам, что это ошибка?

Владимир Кара-Мурза: Напоминает ли застойные времена?

Валерий Хомяков: Отчасти это было, действительно, особенно в первой половине нулевых годов, когда значительная часть вроде бы успокоилась наших граждан, получали зарплаты, пенсии выплачивался вовремя. Но опыт этот продолжался, он продолжался на кухнях, вызывало неудовольствие действия властей по поводу отмены выборов губернаторских и прочее. Мы этот этап проехали. И сейчас, если говорить об аналогиях, в какой-то степени эта ситуация мне напоминает конец 80 - начало 90, когда общество стало бурлить, общество стало выходить на массовые митинги, людям надоело вранье тогдашней КПСС, как и нынешней власти. Люди хотят правду, с одной стороны, с другой стороны, они хотят, чтобы их увидели, услышали и прислушивались к их мнению, о чем Дмитрий Гудков совершенно справедливо сказал. Поэтому, да, мы по спирали развиваемся, иногда можно находить аналогии, но здесь в данном случае при переходе в новое качество, чем это закончится, сказать сложно. У меня опасения одни, что, видимо, кому-то привиделось в страшном сне или в мечтах, что подобного рода действия, снятие депутатского мандата с Гудкова, возможной посадкой Навального - это приведет к радикализации действий оппозиции и тут мы с дубинками, с автозаками быстренько всю верхушку, тех, кто занимается организацией акций, отправим в известные места. Я думаю, это очень опасные заблуждения.

Владимир Кара-Мурза: Как сегодня разделились голоса во фракции?

Дмитрий Гудков: Я абсолютно согласен с радиослушателем, конечно, это ошибка. Я об этом много говорил, потому что много есть достойных людей, которые по разным причинам не оказались в нашей партии. Вы знаете, у нас идет дискуссия бурная достаточно внутри «Справедливой России», мы настаиваем на серьезной реформе, изменении и как раз, если бы эти изменения произошли, то таким людям как Болдырев, разным абсолютно политикам, сильным политикам было бы место в «Справедливой России» – это сто процентов. Поэтому мы тоже за это боремся внутри партии. К сожалению, я не лидер «Справедливой России» и не я определял, я сам оказался лидером самой сложной группы Тамбов – Рязань, где у партии были провальные самые регионы. Там буквально случайно удалось сохранить результат в Рязани, в Тамбове все украли. Фактически я получил мандат за счет Рязанской области ,где мы набрали больше, чем партия по всей стране. Сейчас, я думаю, что нет нужды говорить о «Справедливой России», потому что проблема не в том, что в думе есть такие люди как Митрофанов, проблема в том, что в думе нет таких людей как Рыжков или Навальный или многие другие политики, которых зачистили и которые по разным причинам оказались на политической обочине. Нужно проводить серьезную реформу для того, чтобы была конкуренция, для того, чтобы были честные выборы, нормальные дебаты политические, тогда вот эти страстей на улице не будет. Потому что уличные выступления – это результат тотальных фальсификаций, которые были на декабрьских, затем на президентских выборах - это результат того, что Путин пошел на третий срок или даже на четвертый, как многие считают. Это результат того, что многих достойных людей фактически вышвырнули из политики, как сегодня Геннадия Гудкова из Государственной думы. В этом проблема. А если бы была конкуренция, народ бы сам определил, кого он там хочет видеть.

Владимир Кара-Мурза: Насколько реалистичным вам кажется сценарий возможного роспуска Государственной думы?

Валерий Хомяков: Пока сказать сложно. Мне кажется, вероятность этого роспуска достаточно низка. Да, хотелось, конечно, чтобы была новая дума, новые досрочные выборы, может быть с большим контролем со стороны общественности за подсчетом голосов, но пока такого сценария я не вижу. Если говорить о законодательной стороне, то здесь два варианта. Один вариант: если дума вносит вопрос по недоверию правительству, это голосуется, тогда у президент в течение трех месяцев может принять решение либо отставить правительство, либо отправить в отставку Государственную думу. Либо само правительство приходит в Государственную думу, ставит вопрос о доверии. И тогда этот вопрос, если думе отказывается в доверии, решается в течение недели. Вот юридическая составляющая этого вопроса. Если говорить о политической составляющей, то не верю пока, что массовые акции, даже если это будет не сто тысяч, которые, очевидно, завтра выйдут, но и миллион, и не только в Москве, могут привести к тому что президент примет решение о роспуске Государственной думы. Пока этого не чувствуется. Думаю, что этот сценарий пока маловероятен, хотя мы живем в такое время, когда самые невероятные сценарии могут исполняться.


Владимир Кара-Мурза: Каков будет политический состав участников завтрашнего марша? Мы знаем, что партия «Яблоко» централизованно не будет принимать в нем участие.

Михаил Шнейдер: Вы знаете, самый широкий состав. Участвуют, насколько я знаю, все политические силы и не только политические силы - гражданские активисты, которые входят в протестное движение в Москве. Сейчас мы проехали по 50 городам с автопробегом, проехали 14 тысяч километров и из многих городов люди собираются приезжать в Москву, в том числе из ближних регионов, Твери, из Пскова, из Калуги, из Тулы и даже более отдаленных регионов, городов Урала люди собирались приезжать. Потом дело не в том, какие там политические партии, потому что политические партии не вертикально интегрированная структура как «Единая Россия», когда Путин или Володин приказывают членам «Единой России», они голосуют, мать родную могут продать, я уж не говорю о депутатах несчастной думы. С членами партии «Яблоко» такие вещи не проходят, поэтому я не знаю, какое принято решение на уровне руководства, но я уверен, что многие члены партии «Яблоко» будут участвовать в завтрашней акции.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Ильи Ефимовича.

Слушатель: Добрый вечер, господа. Хотел бы через Диму передать привет Геннадию Владимировичу, держится он замечательно. Сегодня, выступая на «Эхо Москвы», он сказал, что маленькая сенсация произошла: глава избирательного штаба Путина Станислав Говорухин проголосовал против, депутат Резник воздержался, депутат Хинштейн не пришел на это судилище. Причем Геннадий Владимирович говорил, что многие депутаты-женщины подходили к нему, выражали свое сочувствие из «Единой России», говорили, что не могут проголосовать по-иному. То есть впечатление такое, что голосуют не по велению сердца, а по велению чего-то другого. Вы не ощущаете некий раскол «Единой России» в кулуарах?

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, были ли удивительные сегодня события, которые отразило голосование?

Валерий Хомяков: Да, конечно, то, что Станислав Сергеевич Говорухин проголосовал против – это лишний раз подтверждает. Станислав Сергеевич может себе позволить проголосовать против. Остальная часть депутатов, депутатского корпуса «Единая Россия», о чем на «Эхо Москвы» Геннадий Гудков рассказывал, она себе это позволить не может. Поэтому им стыдно, но как говорится, кнопки нажимают те, которым приказано было нажать. Поэтому это чувство раздвоения не только в Государственной думе. Я просто возьму небольшой пример, взять ту же Рязанскую область, где идут выборы губернатора, из одной и той же сферы, как говорится. Там Олег Ковалев, который провел праймериз от «Единой России», судя по тем результатам, которые были объявлены, они его устроили, он получил первое место, был выдвинут. Но другие видные деятели «Единой России» не признали эти результаты. Кроме того, не признали эти результаты ряд глав администрации района, которые тоже являются членами «Единой России». И они естественно, не собираются агитировать за Олега Ковалева. И эти расколы идут не по партийной линии, элиты колются не по партийному признаку, а по признаку - честные или не очень. Поэтому здесь то же самое происходит в Государственной думе. И думаю, что может быть когда-нибудь при подобного рода голосованиях, я не исключаю, что будут и дальше продолжаться попытки расправиться над подобными неугодными в том числе депутатами Государственной думы таким образом, как это происходит сегодня, может привести к тому, что наиболее честные люди осознают и вспомнят высказывание Фаины Георгиевны Раневской, которая по другому поводу сказала замечательную фразу: деньги кончатся, а позор останется. Так и здесь. Поэтому люди будут думать о будущем: что я сейчас здесь делаю, кнопки нажимаю, а послезавтра что я буду делать? Меня же заплюют, если я вернусь в свой родной город. Поэтому этот процесс идет - это видно уже.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвички Елены.

Слушательница: Добрый вечер. У меня такой вопрос главным образом к молодому господину Гудкову. Он очень точно сказал насчет того, что самых креативных, талантливых, честных типа господина Рыжкова, Касьянова задвинули и не дают пройти во власть. Мне кажется, в этом вопрос весь. Скажите честно, посмотрите, что делает оппозиция. В ваших рядах идут люди с такими диаметральными представлениями о дальнейшем устройстве, что только руками развести, как вы потом собираетесь договариваться с ними. Мне кажется, что эти люди, которых вы назвали, это просто политические авантюристы, которые рвутся во власть. А кончится это опять крахом страны, как это было в 90 годы. Я хочу сказать, что вы действительно общество толкаете к гражданской войне. Я мирный человек, причем с высшим образованием, не надо из меня маргинала строить. Но если дойдет дело, я буду на другой стороне, причем очень в таком нехорошем состоянии. Я не хочу переживать заново 90 годы и тот позор, который мы имели. Так что не толкайте страну, не раскачивайте. Надо по-другому как-то действовать. И я не думаю, что в правительстве одни идиоты, которые думают, как набить свой карман и свалить из страны, не делайте из низ таких людей. Вы не лучше, вы хуже, с моей точки зрения.

Владимир Кара-Мурза: Елена спросила, почему такой разнородный состав участников и не перессорятся ли они позже?

Михаил Шнейдер: Вы знаете, Елена, я с одной стороны готов с вами согласиться, что да, состав оппозиции очень разнороден и у нас зачастую противоположные интересы политические, мы по-разному действительно видим будущее страны. Речь идет не о том, что мы же сейчас не говорим, что мы собираемся придти к власти, мы говорим о том, что в стране должны пройти честные выборы. Ведь не секрет, что жулики и воры украли в декабре 2011 года на парламентских выборах 16 миллионов голосов. «Единая Россия» никогда бы столько не собрала голосов. Поэтому единственное, что нас объединяет в протестном движении, либералов, националистов, «Левый фронт», вообще левых людей, объединяет стремление, что мы все хотим, чтобы страна стала нормальной, чтобы мы жили в нормальной стране. Мы не хотим жить в стране, где правят жулики и воры, где разворовывают национальное достояние, где власть и бизнес сращены, где страна погрязла в коррупции. Вы посмотрите, Лена, что производит наша страна, кроме галош и ракет, которые летят не туда, куда их запускают. Это же кошмар какой-то.
В 1993 году, в те самые 90 годы несчастные, когда я был представителем России в группе международных наблюдателей на президентских выборах в Латинской Америке, в одной из стран, то когда люди узнавали, что я приехал из России, устраивали овации. Я гордился тем, что я живу в России. Я сейчас не могу гордиться, потому что я не знаю, что делает наша страна. Кроме инноваций, о которых все говорят и которые скоро хлынут бурным потоком из Сколково, я не знаю, что мы производим. Посмотрите, во что вы одеты, оглянитесь вокруг себя, вы живете в своей квартире, посмотрите - ни одна вещь не сделана российскими рабочими. Все, что вас окружает. Поэтому мы объединились в этой протестной коалиции только для того, чтобы провести в стране честные выборы, чтобы нами правили не те люди, которые сами себя назначили и которые пишут те проценты голосов, которые они хотят, в Мордовии написали 109% голосов за «Единую Россию». Я не хочу возврата ни в 90 годы, ни возврата в Советский Союз. А мы сейчас снова, у нас страна становится страной сплошной лижи. Вы что, хотите жить в стране, где правит лож? Я не хочу, чтобы мои две довчери жили в такой стране.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Михаила.

Слушатель: Господа, добрый вечер. Я хочу из высоких империй вернуться на землю. Завтра пойдем на митинг, и наверняка будут провокаторы. Правда говоря, я их 6 видел, но не знал, что это они. Сидят какие-то парнишки рядом с милицейскими ребятами в форме, я не знал, зачем они сидят, теперь мы это знаем. Видимо, нам, гражданам, как-то нужно организовывать самооборону. То есть, как мы увидим, что они начинают деятельность с камнями и всем прочим, это надо уже своими силами пресекать. Возможно, сейчас гости скажут конструктивное по поводу завтра.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, следует ли митингующим опасаться провокаций?

Валерий Хомяков: Безусловно, я не исключаю что такие задумки где-то есть, чтобы взять, спровоцировать давки, потасовки может быть еще больших масштабов, не приведи господи, если я окажусь прав, с более тяжкими последствиями. Поэтому, мне кажется, митингующие, те, которые часто ходят на массовые акции особенно, у них глаз острый, должны внимательно смотреть еще, не только слушать и внимать тем выступлениями, которые там будут, безусловно, но и посматривать по сторонам и любые попытки провокации пресекать. Потому что это достаточно неприятная штука, когда собираются несколько десятков тысяч человек и может быть, что угодно. Поэтому бдительность, бдительность и еще раз бдительность. Насколько мне известно, Геннадий Гудков отвечает за безопасность на этих акциях. и все пройдет спокойно, я надеюсь на это.

Владимир Кара-Мурза: Готовы ли организаторы «Марша миллионов» к возможным провокациям?

Михаил Шнейдер: Я уже в метро, и я сейчас боюсь, что я ничего не услышу. Но последнее, что я хотел сказать: да, у нас есть служба безопасности, люди готовы к провокациям и будут делать, чтобы их пресечь.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, почему тех депутатов, которых назвали наши радиослушателя самыми честными и лидеров оппозиции начали по одному выбивать из депутатских рядов?

Валерий Хомяков: Я уже немножко об этом говорил, есть некая иллюзия, как мыслит чиновник, сидящий в высоком кресле, обладающий полнотой власти. Ему приносят справку: вот состоялся митинг в январе, в декабре. Сразу говорит: кто организаторы? Названы фамилии. Он думает: раз они организаторы, значит я сейчас должен сделать все, чтобы либо дискредитировать этих людей, либо их изолировать, либо сделать что-то, чтобы их не было. Он так наивно полагает, что не будет организаторов, значит не будет массовых акций. Вот это совершенная глупость, в которую наше чиновничество, которое отвечает за внутреннюю политику, почему-то еще верит. Не получится. Допустим, представим себе, завтра после митинга оппозиции всех взяли, арестовали, интернировали всех, кто был на сцене, выступал с пламенными речами, с обличением действующего режима и так далее. Оно всегда найдутся люди, которые их заменят. Тем более сейчас это сделать проще, когда есть социальные сети, где информация распространяется быстро, можно сообщить, где, когда. А договориться с мэрией, я думаю, есть у того же Михаила Шнейдера, я думаю, что если жизнь заставит, я тоже могу тряхнуть стариной и попытаться организовать массовые акции, занимался этим в 90 годы помню. Поэтому здесь совершенно наивность, абсолютная наивность. И кто в это верит, сами себе копают яму. Не получится изолировать всех, эффект будет обратный.

Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, был ли запрет о семейственности запасным вариантом для лишения полномочий отца и сына Гудковых, тот закон ,который лоббировал Андрей Исаев?

Валерий Хомяков: Я думаю, отчасти это все предусматривалось. Но видите, как получается, Андрей Исаев его лоббировал, оказывается, внутри «Единой России» тоже есть семейственность. На самом деле это глупый закон, поскольку мировая практика говорит о том, что да, есть семейственность, взять тот же клан Кеннеди: Джон был президентом, Роберт был министром юстиции, Тэд был членом сената. Поэтому это нормальное явление, когда в рамках одной семьи существует увлечение политикой, у нас тоже такое есть. Поэтому запрещать это законодательно - глупость. Это избиратель решает, отдайте ему право. Нужно, чтобы было два Гудкова в Государственной думе, он проголосует, нет - значит не проголосуют. Андрей Исаев, видимо, решил, что сейчас мы быстренько этот закон примем, потом скажем: ну что, отец и сын, выбирайте, кто у вас остается. Жириновский попадает под это, хотя он никакого вреда, никакой опасности не представляет, но тем не менее. Поэтому это лишний раз подтверждает то, что власть действует иррационально, совершенно бездумно. И все ее действия вызывают либо смех, как недавние истории с полетом журавлей, либо хочется покрутить пальцем у виска. Поэтому здесь подобного рода инициативы лишний раз подтверждают, что, видимо, стратегия выбрана, давайте будем душить, как в известном фильме под названием «Собачье сердце». Не задушат, не получится, поезд ушел уже.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тулы от радиослушателя Николая.

Слушатель: Добрый вечер. В свое время глава партии жуликов и воров Грызлов довольно цинично и откровенно определил место российской Госдумы. Он сказал, что российская Госдума - это не место для дискуссий, а место для решения узко корпоративных интересов жуликов и воров всех мастей и рангов. Сегодня после дикой вакханалии, устроенной над приличным человеком Геннадием Гудковым в российской Госдуме, определение можно расширить – это и не место для приличных людей. Последнего приличного человека или одного из последних они выгнали. У меня вопрос: российских парламентариев как честных людей принимают в Парламентской ассамблее Европы, не пора ли ставить вопрос, что российская Госдума - это не парламент в понимании Европы.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, позорят ли имидж российского парламента сегодняшние события?

Валерий Хомяков: Знаете, недавно прочитал высказывания нашего премьер-министра Дмитрия Анатольевича Медведева, который сказал так, что инвестиции в нашу страну не идут, потому что у нас плохая репутация, испорченная репутация и поэтому надо заниматься нашей репутационной деятельностью, чтобы Россию любили, уважали, ценили во всем мире. Для этого надо заложить какие-то деньги в бюджет с тем, чтобы этот процесс очищения и подачи нашей страны в приличном виде в нормальном обществе шел достаточно быстро. Когда я это прочитал, я думаю: бесплатно все это можно сделать. Один взял и ушел в отставку, и второй тандем отвалил. Написали заявление, сказали: простите нас, россияне. Репутация страны будет восстановлена совершенно бесплатно и, естественно, достаточно быстро. Но, конечно же, парламентская ассамблея, если говорить в целом о Западе, не только о парламентской ассамблее, безусловно, этот вопрос так не оставит. Мне кажется, что начнется процесс достаточно серьезный, нечто более может быть серьезный нежели то, что мы наблюдали, когда шло судебное следствие над Pussy Riot, и нельзя исключать того, что ряд парламентариев, которые входят в ПАСЕ, могут поставить вопрос о нашем пребывании в этом международном органе.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Евгения Сергеевича.

Слушатель: Добрый вечер. Я несколько раз вам звоню, у меня вопрос про Путина. Путин был разведчик или контрразведчик? Если контрразведчик, значит контрразведчик – это бывший НКВД, который уничтожал свой народ. Второй вопрос: когда Путин был премьер-министром пред тем, как стать президентом, я недавно прочитал в газете, там написано о том, что во время правления Путина в Краснодарский край было отправлено очень много денег, чтобы отремонтировать и предотвратить наводнение.

Владимир Кара-Мурза: Давайте мы про президента попозже поговорим. Как по-вашему, есть ли у Геннадия Гудкова шансы выиграть в Конституционном суде, куда подали группа депутатов запрос, или в Европейском суде по правам человека?

Валерий Хомяков: По Конституционному суду, я думаю, шанс определенный есть. Не стопроцентный, но процентов 30-40 есть. Все-таки Конституционный суд мне кажется более независим, можно по-разному относиться к личности председателя Конституционного суда Валерия Зорькина, но он иногда, не всегда, он пытается быть самостоятельным и демонстрировать свою самостоятельность. Поэтому шанс такой есть. На мой взгляд, здесь явное нарушение конституционных, прав не только депутата Гудкова, но и тех избирателей, которых он представлял. Что касается Европейского суда по правам человека, я думаю, если туда подобного рода бумаги все поступят, то это будет рассмотрено в ближайшие сроки и выводов каких-то ждать долго Геннадию Гудкову не придется. Не исключаю, что этот процесс завершится тем, что нам опять укажут наше место, что ваша судебная система такова и исправляйте свои идиотские ошибки, как это было, кстати, с Республиканской партией Владимира Рыжкова.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, соберет ли завтра «Марш миллионов» такое же количество демонстрантов, как когда-то в начале белоленточного движения?

Валерий Хомяков: Я думаю, да. Погода будет неплохой, я думаю, погодные явления не очень митинговую активность. Плюс такой информационный повод. Я не хотел идти, а пойду, не хотел, потому что были дела всякие, а теперь как так, раз такая история, надо сходить обязательно. И не только, думаю, я к такому выводу пришел, наверное, многие люди, которые хотели время провести иначе, теперь пойдут. А вы с нами вот так, значит мы вам назло придем, от Пушкинской по бульварам и до Сахарова.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG