Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
17 сентября в 23 часа по московскому времени в программе Александра Гениса: момент Кэйджа; звезды американской оперы; английское лето.

М. Эпштейн: Новые слова ко мне стали приходить еще в России с 1980-гг., я их употреблял в своих текстах, например, "видеология", "видеократия", которые, естественно, резонировали со словами "идеология" и "идеократия", но имели в виду, что визуальность начинает доминировать над идеологией. Запад победил советскую державу не столько идеологией, сколько видеологией.

Большинство слов, которые я по-русски придумываю, – это, естественно, слова с русскими корнями. Хочется их расшевелить, вызвать рост стволов и ветвей из этих корней. Но почему-то лучше прививаются слова с международными корнями. Такова загадочная особенность русского языка: ему легче усваивать чужое, чем выращивать свое.

А. Генис: Вы сочинили около ста новых слов с корнем "время"?

М. Эпштейн: Да, около ста. Вот сейчас "Россия временеет" или "в России временеет" после периода безвременья. Это – безличный глагол. Как "вечереет", "смеркается" или "утренеет", есть такое слово. И есть новые слова с корнем "хронос". Например, "хроноцид" – убийство времени. Всякая революция – "хроноцид", когда настоящее приносится в жертву будущему. Или "хронопат" – человек, который органически неспособен приходить вовремя, выполнять работу в срок.

Я вдохновляюсь во многих отношениях Хлебниковым. Я беру некоторые хлебниковские морфосочетания и пытаюсь превратить их в слова, определить их смысл и контекст употребления. Например, "дружево". Замечательное слово. Это кружевная система дружеских связей, сеть знакомств и приятельств, где люди оказывают друг другу услуги "по дружбе". Очень подходит к российской реальности.

А. Генис: "Фейсбук", по-нашему говоря.

М. Эпштейн: Да, вот такое в сети плетется дружево… Это не дружба, как строго индивидуальное, избирательное отношение, а именно "дружево".

А. Генис: У вас есть любимое слово?

М. Эпштейн: "Люболь" – любовь как боль. Башлачев пел: "Объясни – я люблю оттого, что болит, или это болит оттого, что люблю?" Боль всегда присутствует в настоящей любви, а порою и вся любовь превращается в сплошную боль.

А также 17 сентября в 23 часа по московскому времени в программе "Поверх барьеров. Американский час":

Английское лето: Тюдоры

Беседа с Владимиром Гандельсманом

Только что закончившееся лето по праву следует назвать "английским". Сразу два грандиозных события вынесли Британию на арену мирового внимания. Первое – на редкость удачная Олимпиада. Второе – бриллиантовый юбилей королевы Елизаветы Второй, вызвавший невиданный наплыв туристов, которые существенно поддержали страдающую от кризиса экономику. Английская монархия стала первой достопримечательностью Европы. Великобритания сумела сохранить свою аристократию и найти ей дело. Раньше они делали историю, теперь ее хранят – на зависть тем, кто не сумел распорядиться прошлым с умом и выгодой. Оно приносит англичанам прибыль, соблазняя приезжих. И каждый из них – нас – находит себе короля по вкусу. Одних интригует Эдуард Исповедник, альбинос с прозрачными пальцами, которыми он исцелял чуму. Других – соблазнительный злодей Ричард Третий, которому Шекспир приделал горб. Третьих – Генрих Восьмой, который любил женщин и казнил их. Сегодня он стал особенно популярным, благодаря успеху на малом экране и страницах новых книг.

Говоря о первом, следует упомянуть все сорок эпизодов крайне примечательного сериала "Тюдоры". Его авторы, строго следуя за источникам, сумели осовременить давнее прошлое за счет одного рискованного, но беспроигрышного приема: показывая секс. Их Генрих Восьмой отличается, что соответствует действительности, непомерным либидо, и камера не стесняется показывать его в действии.

Другой, но тоже очень живой, Генрих является уже не зрителям, а читателям серии крайне популярных исторических романов Хилари Мантел.

Музыкальное приношение:

– К 100-летию композитора Кэйджа;

– Опера как способ жизни;

– Волков рекомендует: скрипач Риччи.
XS
SM
MD
LG