Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Пятерка" и "пятерышники". – 5 Управление КГБ (7).Литовские документы


Владимир Тольц: Был такой популярный в советские времена радиожанр – «концерт по заявкам». Сегодняшняя передача - что-то вроде этого. Дело вот в чем: недавно российское телевидение сообщило своим зрителям, что в Литве «опубликованы списки кадровых сотрудников КГБ, работавших в республике в 80-е годы. Обнародованы не только их имена, но и досье - чем именно они занимались». В российских теленовостях это сообщение увязывалось с предстоящими в Литве парламентскими выборами. Со ссылкой на неназванных «политологов» утверждалось, что «публикация архивных документов КГБ именно сейчас – не что иное как попытка отвлечь общество от экономических проблем страны». При этом публикаторы обвинялись в телесообщениях в двойных стандартах: дескать про кагебешников публикуют, а про тех, кто участвовал в уничтожении евреев в годы Второй мировой нет. Ну, и еще сообщалось, что сайт, опубликовавший материалы КГБ «отказывается работать из-за наплыва посетителей».
Все это и инспирировало адресованные мне письма. Слушатели просят рассказать о новой литовской публикации. Вот этому и будет посвящена наша сегодняшняя передача.
Начну с того, что это – не первая публикация документов КГБ в Литве. Вот уже несколько лет действует хорошо организованный сайт «КГБ и Балтийских государствах: документы и исследования», на котором выставлены сотни документов о работе органов НКГБ-МГБ-КГБ в Литве, Латвии и Эстонии с 1940 по 1991 г. Некоторые из них я не раз уже цитировал в «Разнице во времени». Но документы, о которых идет речь сегодня, помещены на другом литовском сайте в «Деятельность КГБ в Литве». В отличие от первого он (надеюсь, пока) существует лишь на литовском, что затрудняет пользование им для людей, не владеющих этим языком. (С этой проблемой связана часть адресованных мне писем.) Впрочем, документы КГБ, представленные на нем, написаны в основном по-русски. Сайт создан литовским Центром исследования геноцида и сопротивления в соответствии с Законом Литовской республики 1998 г, объявившим советские репрессивные органы «преступной организацией», виновной в «совершении военных преступлений, геноцида, репрессий, террора и политических преследований» . В соответствии с этим Законом в Литве вот уже многие годы продолжается выявление сотрудников и тайной агентуры КГБ. – Им, насколько я знаю, было запрещено работать в военных ведомствах, на государственных предприятиях, в полиции, банках, судах, на дипломатической службе и таможнях, в правовой сфере, системе связи и учреждениях образования. После окончания в 2009 г. этого моратория было решено не допускать агентов КГБ на высшие государственные посты в стране. Однако, эта норма распространяется ныне лишь на тех, кто скрывал факт своего сотрудничества.
Сайт «Деятельность КГБ Литве» существует с мая 2011 г. и за минувшее с той поры время на нем уже опубликованы тысячи документов, хранящихся ныне в Особом архиве Литвы. Сообщается, что ныне туда добавлено еще более 600, составленных оперативниками КГБ в последнее десятилетие существования СССР. По тем же сообщениям, ныне «на сайте опубликован список фамилий 1 тысячи 300 бывших сотрудников КГБ, из них 900 кадровые. Многие своей связи с КГБ не скрывают, но теперь под именем каждого оперативника появилась информация о заданиях, которые он выполнял».
А теперь о моих личных впечатлениях от того, что я меньше чем за неделю успел прочесть и просмотреть. Для меня несомненно, что будущие историки КГБ смогут, подобно Кювье, по отдельным костям воссоздававшему исчезнувшие виды, по опубликованным ныне в Литве материалам иметь возможность воссоздать в своих исследованиях умершего Голема КГБ. Но пока еще живы его осиротевшие «дети и родственники», как выясняется, кстати, как и все мы, не имеющие всеобъемлющего и детального представления о функционировании этого механизма, и до чисто академического подхода к опубликованным материалам еще далеко. Именно этим объясняются некоторые лакуны в опубликованных документах, как я понимаю, скрывающие имена агентов «органов», признавшихся ныне в своей деятельности.
Ну, а документы… С одной стороны, это обычные для любой большой советской конторы разновидности – планы, отчеты, личные дела сотрудников с собственноручно заполненными анкетами, характеристиками и аттестациями, реестры должностных окладов жалования, должностные инструкции, методички, графики дежурств и спортивных занятий и т.д. (Тут надо отдать должное архивистам ГБ: уровень ведения делопроизводства классом выше, чем во многих других ведомствах.) С другой стороны, материалы специфичные – агентурные донесения и дела, дела оперативного учета, наблюдения и оперативной разработки. Думаю, не надо оговаривать, что все с грифами «секретно» и «совершенно секретно».
В общем, документы литовского КГБ как капля крови, взятой на анализ – по ним можно судить о состоянии всего организма госбезопасности во всесоюзном масштабе. При этом, однако, надо понимать и специфику рассматриваемого нами материала. Литва – пограничный регион СССР, имеющий выход к морю и рассматриваемый Центром как объект, имеющий особое стратегическое значение. Там куда больше, чем в иных частях Союза контактов с внешним миром, с иностранцами. У многих жителей Литовской ССР были родственники и знакомые за границей. Кроме того это – католическая страна, духовный центр которой находится за рубежом. К тому же на литовском языке осуществляется нацеленное на Литву западное радиовещание, являющееся предметом особых тревог и «забот» КГБ. Все это определяло и особые задачи, возлагавшиеся Москвой как на офицеров, так и на агентуру литовского ГБ. Вот, для иллюстрации, фрагменты «Рекомендаций, по подготовке агентуры, отобранной для использования в интересах разведки при выездах за границу»

В условиях дальнейшего обострения обстановки и ужесточения агентурно-оперативного режима в странах главного противника, успешное решение задач по проникновению в литовские националистические и эмигрантские организации, получение интересующей нас информации политического, научно-технического и оперативного характера, а также изучение и разработки конкретных иностранцев, во многом зависит от правильной организации работы с агентурой из числа советских граждан, располагающих возможностью выезда в капиталистические и развивающиеся страны.
Анализ работы с данной категорией агентуры свидетельствует о том, что значительная часть рекомендованных разведподразделению агентов недостаточно ориентируются в вопросах внешней и внутренней политики КПСС и международной обстановке. Некоторые из них не обладают элементарным знанием страны предстоящего пребывания, ее политического устройства и политики правящих кругов по отношению к СССР, а также контрразведывательного режима и методы работы специальных служб. Отдельные агенты не имеют четкого представления, какие данные необходимо собрать при общении с иностранцами, чтобы впоследствии дать на них самостоятельную характеристику. Отмечаются случаи, когда в отчетах не полностью отражаются данные о личности и положении изучаемых ими объектов.
Агенту необходимо иметь сведения о литовской эмиграции, ее основных организациях, политической ориентации, устремлениях на республику и хорошо разбираться в вопросах, интересующих органы КГБ в плане проявления каналов связи эмигрантских группировок с негативными элементами в советской Литве и получения наводок на представляющих интерес для разведки лиц. Агент также должен иметь общее понятие о средствах и методах работы разведывательных и контрразведывательных органов страны пребывания. Находясь за границей, он может стать объектом изучения со стороны противника, который направляет свои усилия на получение интересующей спецслужбы информации, склонение к измене родине, компрометации с провокационными целями и вербовку советских граждан. Агенту следует разъяснить, что если он будет вести себя согласно линии поведения, то внимания специальных служб не привлечет.
При развитии контактов с интересующей нас категорией иностранцев, агент должен учитывать черты характера, свойственные той или иной нации. Применительно к американцам – упорство, деловитость, стремление стать хорошим специалистом, практицизм, выдержка, склонность к перемене обстановки, стремление к наживе, болезненное отношение к критике религии, оценка людей по их деловым качествам и профессиональному мастерству.
Оперработник обязан в минимальные сроки, до двух недель, пока у агента свежи в памяти различные подробности, принять сообщение для последующего его направления в 1 Отдел КГБ Литовской ССР

Владимир Тольц: О деятельности 1 отдела литовского КГБ мне уже приходилось рассказывать. Его агентура оперировала во многих странах – от Германии и Франции до США и Австралии и занималась как техническим и военным, так и политическим шпионажем. Агентура 5 управления , которое больше интересует меня сегодня, тоже не отставала.

Выписка из справки о работе с закордонным агентом «Витасом» в период пребывания в городе Вильнюсе с 20 по 28 марта 1980 г.
…Состав литовского отдела радиостанции «Свобода» за прошедший год практически остался без изменения . <…>
Несколько слов о взрыве на радиостанции «Свобода», который произошел в начале 1981 года. По оценке специалистов, бомба была довольно большая, около10-15 килограмм взрывчатки, но заложена она была не внутри здания, а снаружи, в связи с чем разрушения были не очень значительные, оцениваются в четыре миллиона марок. В основном пострадала та часть административного здания, в которой располагался чешский отдел и несколько сотрудников литовского отдела. Никто из сотрудников этих отделов будто бы не пострадал, но они вынуждены были перейти работать в другие помещения того же здания. Совершенно не пострадали аппаратные, и программы продолжали транслироваться. С учетом нанесенных разрушений, естественно, первоначальной версией было, что взрыв организован каким-то агентом с Востока. По поводу взрыва выступал по телевидению министр внутренних дел Баварии. Проверке были подвергнуты все сотрудники радиостанции, в результате которой у одного из них были найдены динамит и некоторые части взрывного устройства. Конкретно об этом человеке она ничего не рассказывала.
Дальнейшая беседа с агентом строилась в направлении выяснения, каким образом негативная информация о советской Литве может поступать за границу, в частности, на радиостанцию «Свобода»? Агент пояснил, что он, беседуя с указанными выше лицами, в осторожной форме пытался получить некоторые сведения об этом, но сотрудники радиостанции ведут себя осторожно, уходят от обсуждения подобных вопросов или объясняют, что подготовленные материалы о событиях в мире они получают из центра на русском и английском языках. Что же касается Литвы непосредственно, то, по их мнению, она поступает через журналистов и дипломатов, аккредитованных в Москве, а каким образом это делается, никто конкретно не знает. По словам агента, определенные сведения можно получить от приезжающих в ФРГ советских граждан-литовцев, так как все они, как правило, общаются с такими активными деятелями литовской общины в Мюнхене, как Гривенс. Кроме этого, как указывалось выше, Гривенс дает выезжающим в Советский Союз конкретные поручения по сбору той или иной информации.

Владимир Тольц: 1 марта 1977 года начальник Следственного отдела КГБ при Совете министров Литовской ССР майор А.Римкус выступил с докладом, в котором в частности говорилось:

Антисоветские и националистические элементы внутри республики постоянно изыскивают новые тактические приемы и ухищрения для осуществления своих враждебных замыслов в период дальнейшей демократизации советского строя. Для борьбы с советской властью они стали чаще прибегать к проведению организованной советской агитации и пропаганды. Материалы законченных уголовных дел на Жукаускаса, Плумпу (далее от руки вписано: Гражине, Ковалева, Садунайте) и других показывают, что они занимались антисоветской агитацией и пропагандой, прикрываясь краеведением, антисоветскую литературу распространяли вместе с религиозными изданиями, для расширения враждебной работы искали единомышленников в среде бывших обсужденных, монашествующих фанатиков, реакционного духовенства, националистически настроенных краеведов. В 1973 году в республике было 50 случаев распространения и обнаружено 608 антисоветских листовок. В 1974 году было 44 таких факта и обнаружена 251 антисоветская листовка, а в 75-м было 26 таких фактов с 369 листовками. В 1972-1975 годах в КГБ при Совете министров Литовской ССР расследовано 26 уголовных дела на 41 человека об антисоветской агитации и пропаганде в форме распространения антисоветских листовок. В настоящее время имеется в производстве три таких дела.
В кратком выступлении невозможно было затронуть вопросы практики использования возможностей оперативных отделов при розыске распространителей листовок. У нас более двух третей из установленных распространителей выявляются через агентуру или доверенных лиц. Деловой контакт следователей с занимающимися розыском оперативными работниками является как бы основным условием достигнутых успехов.

Владимир Тольц: Очевидно, что достижение «успехов» в розыске «антисоветчиков» было невозможным без постоянного расширения агентуры. Показательное сравнение: если в 1969 г. 4 отдел 2 управления литовского КГБ располагал 64 агентами, с которыми работало 10 оперсотрудников, использовавших для этого 9 явочных квартир, то на 1 марта 1981 г. их было уже 270 и почти 200 из них были завербованы в течение последних 10 лет. А через 3 года, в 1984, агентурный аппарат 2 управления состоял уже из 374 агентов, 2 резидентов и 47 содержателей явочных квартир. Почти треть агентов были женщины. Две трети с высшим образованием. 2 доктора и 26 кандидатов наук.
Через возможности агентуры Управления оказывается помощь 5 службе, 6-й и другим отделам Комитета в проведении контрразведывательной работы на обслуживаемых ими объектах. <…> Агент «Вальдас» принимал активное участие в проведении решающих мероприятий по ДОН (делу оперативного наблюдения) 5 Службы на Статкявичюса, а также проводились другие мероприятия.
Владимир Тольц: Поясню коротко: Альгирдас Статкявичюс - член Литовской группы "Хельсинки".
Надо сказать, 5 Служба («Пятерка») в агентурном обслуживании своих жертв от коллег из 2 Службы не отставала.

Председателю Комитета госбезопасности при Совете министров Литовской ССР генерал-майору Петкявичусу.
Рапорт.
Для внутрикамерной разработки арестованной за антисоветскую деятельность Садунайте нами в тюрьме № 1 УИТУ МВД Литовской ССР из числа осужденных подобрана Лоуренчикене Регина Викторовна, 47 года рождения, уроженка деревни Клайбунай Литовской ССР, со средним образованием, которая 3 сентября 74 года народным судом Ленинского района города Вильнюса по части 1 статья 12 Уголовного кодекса Литовской ССР, осуждена к 4 месяцам лишения свободы. Лоуренчикене дала свое согласие на содержание в следизоляторе КГБ при Совете министров Литовской ССР и оказании нам помощи в разработке арестованных. Легенда для Лоуренчикене будет разработана отдельно после ее этапирования в следизолятор.
Докладывая об изложенном, прошу вашего разрешения на этапирование Лоуренчикене в следизолятор и использование ее во внутрикамерной разработке арестованной Садунайте.
Зам начальника следотдела КГБ при Совете министров Литовской ССР подполковник Кажес. 5 сентября 1974 года.

Владимир Тольц: Опять же, короткое пояснение: Нийоле Садунайте - католическая монахиня, активистка национально-демократического и правозащитного движения в Литве. Арестована 27.08.1974. В июне1975 Верховным судом Литовской ССР приговорена по статье 68 ч.1 УК ЛитССР (аналог ст. 70 ч.1 УК РСФСР) к 3 г. ИТЛ и 3 г. ссылки в Сибирь. Нийоле вернулась в Литву в 1980. Продолжила работу по тиражированию и распространению "Хроники ЛКЦ", доставляла документы и устную информацию в Москву. С ноября 1982 была вынуждена на 5 лет уйти в подполье, была объявлена во всесоюзный розыск. Находясь в подполье, продолжала сотрудничество с правозащитниками, доставляла в Москву "Хронику ЛКЦ" и др. нелегальные издания. В 1998 награждена орденом "Крест Погони" II степени.
Вообще, подсадка в камеры подследственных агентуры – метод, используемый и до сих пор. Литовское КГБ использовало его по полной. За неделю до того, как решено было подсадить «наседку» в камеру Садунайте, генерал Петкявичус утвердил следующее предложение:

Для внутрикамерной разработки арестованных, содержащихся в следственном изоляторе КГБ при Совете министров Литовской ССР, нами в тюрьме № 1 УИТУ МВД Литовской ССР из числа осужденных подобран агент Мицкявичус Ванагас Леонос Казио 1934 года рождения, уроженец города Каунаса, со средним образованием, который 20 февраля 1974 года народным судом Пожальского района города Каунаса по статье 228 Уголовного кодекса Литовской ССР осужден к двум годам лишения свободы. Ванагас дал свое согласие на содержание в следственном изоляторе КГБ при Совете министров Литовской ССР и оказания нам помощи в разработке арестованных. Легенда для Ванагаса будет разработана отдельно после его этапирования в следизолятор.
Докладывая об изложенном, прошу вашего разрешения на этапирование Ванагаса в следственный изолятор и использовать его во внутрекамерной разработке арестованных.
Заместитель начальника следотдела КГБ при Совете министров Литовской ССР полковник Кисминас.

Владимир Тольц: Пятерка и пятерышники. – 5 управление КГБ. Литовские документы. К ним мы еще не раз вернемся в передачах этого цикла. За помощь в создании этой сердечная благодарность сотруднику Международного «Мемориала» Алексею Макарову.
  • 16x9 Image

    Владимир Тольц

    На РС с 1983 года, с 1995 года редактировал и вел программы «Разница во времени» и «Документы прошлого». С 2014 - постоянный автор РС в Праге. 

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG