Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Судебный процесс в защиту бездомных собак в России


Ирина Лагунина: Жительница Подмосковного Дмитрова Наталья Локотошина инициировала судебный процесс в отношении местной администрации и представителей предприятия ООО «Дмитровское благоустройство» - она хочет привлечь их к ответственности за жестокое обращение с животными. В Дмитрове, как, впрочем, в большинстве российских городов, местные власти решают проблему бездомных собак самым радикальным и негуманным способом – их отстреливают шприцами, содержащими курареподобные вещества, в результате чего собаки медленно и мучительно умирают. На глазах Натальи убили несколько животных, привитых и стерилизованных ею за свои деньги. Рассказывает Любовь Чижова.

Любовь Чижова: По данным Всемирного общества защиты животных, из 500 миллионов собак, живущих в мире, около 75 процентов не имеют хозяев. Проблема актуальна и в России. она известна жителю любого российского города – большого или не очень. Подмосковный Дмитров – не исключение, там есть и противники бездомных собак, и их защитники. Первые опасаются за себя и своих детей, утверждают, что собаки разносят опасные инфекции и набрасываются на людей. Вторые полагают, что если собаку привить и стерилизовать, она не принесет никакого вреда. К их числу относится Наталья Локотошина, которая вот уже несколько лет за свои деньги кормит бездомных собак, прививает их и стерилизует. Приюта для бездомных животных в Дмитрове, как и в большинстве российских городов, нет, поэтому местные власти решают проблему по старинке: собак убивают. Причем делают это при помощи курареподобных веществ, отчего животные минут 10-15 мучительно умирают. На это деньги, и весьма немалые, находятся. Наталья Локотошина решила судиться с местными властями и фирмой «Дмитровское благоустройство», которые и уничтожают собак именно таким способом…

Наталья Локотошина: Более 15 лет я занимаюсь проблемой бездомных животных, за свои деньги стерилизую, прививаю. Конечно, животные пропадали, но такого массового отстрела я не наблюдала в городе в прошлые годы. А в прошлом году я столкнулась с тем, что практически всю стаю, которую я простерилизовала, она жила на окраине города, практически всю стаю отстреляли. Тогда я поняла, что это именно отстрел. Я обратилась в прокуратуру, местную администрацию, просила не отстреливать животных, потому что они стерилизованные, привитые. По большому счету это природный барьер на пути того же бешенства в город. В этом году рядом с моим домом тоже проживала стая, четыре собаки. Я, кстати, их не кормила, не прикармливала, я просто простерилизовала этих животных и прививала.
На моих глазах стали сотрудники ОО «Дмитровское благоустройство» отстреливать средь бела дня. Я 1 марта задерживала сотрудника в нетрезвом состоянии, но он тогда не попал ни в одну из собак. 9 марта застрелил одну из собак, я этого не видела, не была свидетелем. А 15 марта я стала свидетелем, когда застрелили на моих глазах собаку. Я попросила предоставить документы, на основании которых ведется этот отстрел, оказалось, что администрация города заключила с ОО «Дмитровское благоустройство» договор на отстрел, на так называемый контроль численности бродячих собак. Опять-таки я пыталась просить, чтобы не отстреливали стерилизованных, привитых, по большому счету это нерачительно: я пытаюсь сэкономить средства для города, а мне город говорит, что это не нужно. Вопрос остается в воздухе – почему не нужно.

Любовь Чижова: В чем суть вашего судебного обращения, чего вы хотите от городской администрации сейчас, привлекая ее к судебной ответственности?

Наталья Локотошина: Я не очень юридически грамотна, могу сказать только, что любой отстрел, любой контроль, администрация, заключая такой договор с коммерческой организацией, превышает свои полномочия. То есть отстрелом и контролем численности не имеет права заниматься администрация. Я подняла все документы и выяснила, что это противозаконно вести отстрел. Собаки рассматриваются как потерявшиеся, даже бездомные животные рассматриваются федеральным законом как потерявшиеся животные, а любое животное является собственностью. Значит животное должно по федеральному закону отлавливаться и содержаться в приютах. Федеральный закон говорит о том, что в течение полугода подыскивается ему хозяева, либо старые, либо новые.

Любовь Чижова: А в Дмитрове есть приют для бродячих животных?

Наталья Локотошина: Нет, в Дмитрове такого приюта не существует. И ответ, который мне дала полиция по поводу этого отлова, говорит, что их, оказываются, стреляют курареподобным средством, после чего животное на моих глазах умерло. То есть ни о какой передержке речи вообще не идет. В ответах полиции значится, что их где-то передерживают, в какой-то воинской части, а потом усыпляют, если животное больное и утилизируют. Хотя в Дмитровском районе нет ни одного действующего скотомогильника.

Любовь Чижова: Рассказывала жительница Дмитрова, зоозащитница Наталья Локотошина… Ситуация с убийством бездомных собак в Подмосковном Дмитрове характерна для всей России, за исключением, может быть, Москвы. Здесь действует 15 питомников для бездомных животных. По идее, собак должны прививать, стерилизовать и отдавать в хорошие руки, но так как их слишком много, волонтеры и гражданские активисты просто не в состоянии устроить судьбу каждого несчастного животного. В центре защиты прав животных «Вита» называют такие питомники «центрами массовой эвтаназии» - собак там тоже усыпляют, может быть, чуть гуманнее, чем при помощи курареподобных препаратов. О проблеме бездомных животных рассуждает Президент «Виты» Ирина Новожилова.

Ирина Новожилова: Масштаб проблемы огромен. В целом проблема бездомных животных не решается по стране. В целом она имеет место в тех странах, где никаким образом не регулируется поведение животных. Во всем мире, а на сегодняшний день 26 стран решили проблему бездомных животных, они так заявили об этом, они решили с помощью экономических рычагов. Вводится налог на нестерилизованное животное, и это дает возможность проконтролировать разведение. То есть проблема исходит от домашних животных. Люди, которые не стерилизуют животных, они становятся потенциальными заводчиками. То есть животные на улицах города появляются по трем путям. Первый путь – это нестерилизованные животные владельческие, второй путь – это заводческая деятельность, она масштабная, никем не контролируется в России. И третий путь – это приплод тех бесплодных животных, которые уже есть на улицах города.
К сожалению, в России проблема не решается никак, она и сто лет назад так же остро стояла, достаточно вспомнить Шарикова булгаковского. Точно так же по всем городам России единственным методом решения проблемы было всегда умерщвление, которое ни к чему не приводит, кроме растранжиривания бюджетных средств и усугубления проблемы.

Любовь Чижова: А почему российские власти избрали именно такие методы решения проблемы регулирования численности бродячих животных?

Ирина Новожилова: Мне очень сложно сказать, почему мы стоим на месте в этом вопросе. Потому что понимание есть у всех. Очень многие люди страдают, потому что люди привязываются к животным, они за ними ухаживают, стерилизуют, потом наблюдают их мучительную смерть. Казалось бы, все готово и общественники готовы. То ли это какое-то разгильдяйство российское, то ли у нас нет стратегов, которые способны на несколько шагов вперед мыслить, то ли на этом огромные деньги могут делаться, если выделяются регулярно деньги на бездомных животных, на их отлов, умерщвление – это просто бездомная кормушка. И чем больше особей, тем больше доход. Поэтому, наверное, в этом вся проблема.

Любовь Чижова: А есть хотя бы приблизительные данные, сколько бродячих собак ежегодно в России таким образом погибает?

Ирина Новожилова: Подсчетами вообще бездомных животных занимались в Москве, и здесь цифры официальные, раз в пять лет проводится подсчет бездомных животных Институтом проблем экологии и эволюции имени Северцева. По последним данным, 26 тысяч особей обитает в столице. В масштабах страны, естественно, очень сложно подсчитать, с учетом мелких городов, деревень. С учетом того, что у нас мешками выбрасываются ненужные животные. Если открыть сайты по проблемам кошек и собак, то там все с утра до ночи исписано: я допустила размножение, у меня 13 щенков. Что мне делать, куда обратиться? Люди допускают размножение, люди увозят на дачу нестерилизованных животных и за сезон получается приплод. Это могут наблюдать все горожане: в осеннее время после дачного сезона все битком набито ненужными животными.
Но проблема моральная, этическая стоит остро везде. Мы получаем жалобы со всех уголков России, везде люди борются, люди получают инфаркты. В это вовлечены наши звезды, очень многие спасают бездомных животных, Елена Камбурова, Григорий Гладков, Серебряков – огромный список.

Любовь Чижова: Говорила президент центра защиты прав животных «Вита» Ирина Новожилова. Адвокат Екатерина Полякова специализируется, в том числе, и на защите прав животных. Она – консультант экологического совета при Государственной Думе, несколько лет пытается убедить депутатов в необходимости принять «Закон о животных» , без которого ситуацию с бродячими собаками , которую впору называть катастрофической , просто не решить. Вот что Екатерина Полякова думает о юридических перспективах дмитровского дела …

Екатерина Полякова: По поводу Дмитрова, если бы это была Москва, здесь все проще. В Московской области те законодательные акты, которые действуют на территории Москвы и еще некоторых субъектов федерации, не существуют, к сожалению. Поэтому мы можем отталкиваться только от того, что на сегодняшний день существует – это 245 статья Уголовного кодекса. В случае, если будет доказано, то есть проведена экспертиза, вскрытие животных, что это действительно курареподобное вещество, и соответствующие эксперты, профессионалы дадут заключение, это так и есть, поскольку у меня была такая практика в судах, что курареподобные вещества вызывают мучительную смерть, на примере массы уголовных дел эксперты дают заключение о том, что животные погибают медленной смертью, задыхаясь, в течение 20 минут. Это состав уголовно-наказуемого деяния, то есть состав статьи 245. Это вне зависимости от того, есть ли собственник у этих животных, то есть, грубо говоря, хозяйские они или они безнадзорные, здесь статья 245 распространяется на любых домашних животных, на кошек, собак, лошадей, свиней, коз и так далее. Таким образом можно как-то воздействовать на те органы, которые осуществляют эти совершенно безумные действия.
На сегодняшний день уже всем известно, что в Государственной думе в двух чтениях принят закон о животных, но воз и поныне там, поскольку это все достаточно сложно. Закон находится в некотором противоречии с федеральными актами, с другими законами. Он находится на доработке. Он в некоторых случаях требует бюджетных вложений.

Любовь Чижова: Как в России работают законы по защите прав животных? К примеру, удалось ли привлечь к ответственности хотя бы одного чиновника, виновного в том, как в Дмитрове велся отстрел животных с применением курареподобных ядов?

Екатерина Полякова: Если вы говорите о тех чиновниках, которые дают указания на подобные действия, то, конечно, нет. Потому что доказать, что организатором подобного действия является какой-то чин, сидящий в кресле, даже если мы говорим о тривиальном ДЭЗе, конечно, невозможно. Я, по крайней мере, не знаю, и вряд ли такое будет. Всегда на скамье подсудимых, если это дело оканчивается судом, оказывается непосредственный исполнитель, то есть лица, которые производили эти действия по отстрелу животных или какие-либо действия, которые имели серьезные последствия для животных. Сегодня, конечно, ситуация экстремально вопиющая, это касается в первую очередь центральных городов, крупных городов, потому что здесь животных много, здесь кормовая база большая. Конечно же, надо наводить порядок, мое глубокое убеждение, что в первую очередь необходим федеральный закон.

Любовь Чижова: А почему в России так много бродячих собак?

Екатерина Полякова: Мы же понимаем, что никакие собаки, никакие кошки к нам с неба не падают. Откуда они берутся? Значит кто-то когда-то купил животное, приютил, поигрался и выбросил на улицу. Соответственно, отсюда идут все беды. И во всех цивилизованных странах существует, если такое животное окажется на улице, если хозяин не выполняет функции собственника и хозяина, на него накладывается огромный штраф. Любой человек за рубежом, беря себе животное на воспитание, абсолютно адекватно относится к тому, что он делает. А у нас этого нет. Сегодня купил, или подарили, или подобрал, завтра выкинул. Вот отсюда начинаются все проблемы. Соответственно, нет налоговой базы, нет обязанности для владельцев чипировать и регистрировать животных.

Любовь Чижова: Это было мнение адвоката Екатерины Поляковой. Судебное слушания по иску зоозащитницы из Дмитрова Натальи Локотошиной к местной администрации и фирме «Дмитровское благоустройство» по поводу жестокого уничтожения бродячих собак продолжится 10 октября.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG