Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Финансовый аналитик Андрей Сотник: "Навальный сам себя лишает возможности выиграть в западном суде"


Андрей Сотник

Андрей Сотник

Как полагают многие эксперты, уголовное преследование Алексея Навального напрямую связано с его антикоррупционной деятельностью. Насколько опасно для власти обнародование тех фактов, о которых говорит Навальный? Действительно ли высокопоставленные чиновники боятся его расследований? И есть ли основания считать, что борец с коррупцией получит поддержку на Западе?

Об этом в беседе с обозревателем Радио Свобода размышляет финансовый аналитик Андрей Сотник, на протяжении многих лет профессионально изучающий схемы, которые используют российские коррупционеры.

- Власти до сих пор, по сути, игнорируют факты, которые предавал огласке Алексей Навальный. Откуда такая смелость, когда речь идет о документально подтвержденных случаях коррупции? Допустим, российские суды у Кремля под контролем, а если Навальный обратится в западный суд?

- Теоретически, для российских властей это был бы довольно опасный поворот сюжета. Но они, похоже, догадываются, что такая перспектива им не грозит.

- Почему не грозит? Коррупционные схемы, которые исследует Навальный, не ограничены территорией РФ.

- А масштабная коррупция вообще не живет в границах отдельного государства. И потому, что коррупционеры предпочитают свободно конвертируемую валюту, и потому, что бизнес - дело коллективное. Но для того, чтобы ударить по российским коррупционерам через западные суды, нужна серьезная подготовительная работа - очень трудоемкая, очень дорогая и абсолютно непубличная. Специалистов, которые способны ее провести, в близком окружении Навального, насколько я представляю, нет.

- Навальный - профессиональный юрист и на него работает команда специалистов. Почему вы исключаете, что рано или поздно такая работа будет проведена и соответствующие иски в западные суды поступят?

- Я вовсе не исключаю такой возможности. Однако кое-что меня смущает. В команде Навального, насколько я могу судить, работают российские профессионалы, мало знакомые с теми правилами сбора документальных доказательств, которым следуют на Западе.

- На каком основании вы делаете этот вывод?

- Я опираюсь только на то, что вижу. А вижу я, что люди, не имея доказательств того качества, о котором я говорю, каждый раз дают публицистический залп по предполагаемым российским коррупционерам. Это очень опасно, если ты профессионально борешься с коррупцией. И не столько тем, что преждевременное (досудебное) раскрытие информации заранее предупреждает противника о возможной атаке и дает ему шанс замести следы. Хотя и это важно. Однако важнее другое. Согласно требованиям ряда судов зарубежных стран, документальные доказательства, уже опубликованные, судами не рассматриваются. Действует правило: сначала представь собранные правовыми способами все необходимые документальные доказательства суду, а уж затем - пли! Давая залп в СМИ по тем, кого он обвиняет, Навальный сам лишает эти сюжеты серьезной судебной перспективы на Западе.

- Вы полагаете, что, скажем, у истории с председателем Следственного комитета Александром Бастрыкиным из-за избыточной публичности нет судебной перспективы?

- Хороший пример, чтобы прояснить ряд моментов. По-моему, Бастрыкину пока нечего беспокоится. Да, у него действительно был вид на жительство в Чехии. Да, был некий местный бизнес, к которому он имел отношение. Но строить серьезные обвинения на основе только этих двух фактов совершенно не корректно.

- То есть доказательства, обнародованные Навальным, недостаточны для того, чтобы говорить о наказуемости деяний Бастрыкина?

- Я бы ответил так: эти факты в нормальном обществе, безусловно, стали бы отправной точкой для дальнейших расследований - в том числе, официальных. На их основе должны быть собраны дополнительные доказательства, признаваемые западными судами. Но российские правоохранительные органы, по понятным причинам, не посчитали разоблачения Навального основанием для дальнейшей работы. А сам он дальше не двинулся, чем лишил себя возможности подтвердить свои обвинения весомыми доказательствами. Итак, системная ошибка Навального - отсутствие комплекса первоклассных доказательств, собранных так, чтобы их можно было передать западному суду и этот суд выиграть.

- Когда вы говорите, что необходимые доказательства можно было бы собрать, вы хотя бы теоретически представляете, какой алгоритм действий должен был выбрать Навальный?

- Я бы на его месте, прежде всего, постарался понять логику крупного российского чиновника, который почему-то заводит какой-то странный мелкий бизнес в Чехии, не приносящий ему ни доллара прибыли. Я бы рассуждал примерно так. Допустим, я крупный чиновник, и у меня есть некий конфиденциальный доход, который я получаю не по ведомости на основном месте работы, а за некие услуги - "в конвертах". Что мне нужно сделать, чтобы иметь спокойную старость, обеспеченную деньгами, сложенными в этих самых конвертах? Легализовать эти накопления. Прибыльный бизнес, как и мой персональный доход от него, для легализации абсолютно не нужен. Наоборот. Я должен быть готов в любую минуту публично заявить на родине: в качестве предпринимателя я не заработал ни одного доллара.

- И зачем тогда чиновнику такой странный бизнес?

- Такие компании называют "спящими". Но "спят" они (иногда много лет) ровно до тех пор, пока чиновника не "соберут на покой". Вот тогда-то в эту фирмочку и придет все, что накоплено нелегально. Схема простая. Любая из тысяч аффилированных к российской власти офшорных компаний заключает со "спящей" фирмой два-три контракта, во время исполнения которых заслуженному чиновнику РФ переводят под видом прибыли все то, что он ранее получил "в конвертах". А так как его нищая, неприметная фирма "спала" долго, местные власти без каких-либо проблем превратят его вид на жительство в гражданство. Самый эффективный способ борьбы с такой легализацией награбленного - передача местному суду доказательств "легализации". Я не исключаю: некто очень грамотный целенаправленно воспользовался энтузиазмом Навального для того, чтобы закрыть тему "Бастрыкин в Чехии" навсегда.

Кстати, я бы обратил внимание на то, что законодательство ряда западных стран имеет "дыру", благодаря которой россияне, преуспевшие в отмывании грязных денег, без особых проблем получают иностранное гражданство. Мне бы казалось, что вопрос о гражданстве надо теснее увязать с проверкой чистоты вывезенных на Запад капиталов. Купил человек с паспортом РФ виллу на Лазурном берегу, запросил гражданство Франции – ну так прежде, чем давать французский паспорт, проверьте, откуда деньги. Не придется потом арестовывать имущество и вести долгие судебные тяжбы.

- Навального постоянно обвиняют в связях с Западом. Может быть, потому, что российские власти боятся того, о чем не говорят вслух: не дай бог, в какой-то момент Запад захочет всерьез помочь Навальному и подключится к его расследованиям?

- Недостаточно высокое качество публикуемых Навальным "доказательств" обусловлено, прежде всего, тем, что его расследования никоим образом с Западом не связаны. К моему огромному сожалению. Способен ли Запад ему помочь? Безусловно. Если говорить о возможностях западного правосудия, то оно способно помочь не столько Навальному, сколько всем российским налогоплательщикам, чьи деньги уведены в многочисленные офшоры. И только в одном-единственном случае - если в зарубежные суды будут представлены комплексные документальные доказательства, собранные правовыми способами.

- Кто должен собирать такие доказательства?

- Компетентные государственные органы и организации, имеющие на то соответствующие лицензии. Ни те, ни другие никаким российским энтузиастам эти доказательства, имеющие тот или иной режим нераспространения, никогда не передадут. Таковы правила. Частные компании, имеющие лицензии, собирают подобные доказательства за большие деньги, которые вряд ли есть у российских оппозиционеров. Что касается государственных органов в западных странах, то здесь шанс есть. Если обеспечить мощное давление общественного мнения - не только в России, но и за ее пределами.

- Вы говорите о необходимости давления, исходя из того, что не только в России, но и вне ее есть силы и структуры, сопротивляющиеся борьбе с коррупцией?

- Разумеется. Отнюдь не весь Запад заинтересован в том, чтобы деньги, украденные в России, вернулись на историческую родину. Поверьте, в структурах российской власти немало искушенных людей, которые это понимают.

- Вы имеете в виду некие западные финансовые структуры, благосостояние которых напрямую зависит от российской коррупции?

- Давайте вспомним о некоторых громких коррупционных скандалах, о которых писали российская и нероссийская пресса. Кстати, часть из них упоминалась в публикациях Навального. Первый сюжет - ряд сделок по продаже через офшорные компании здания венгерского торгпредства в Москве. В конце концов выяснилось, что венгры продали недвижимость за валюту, эквивалентную 575 миллионам рублей. А конечный покупатель - Министерство регионального развития России - получил эту же недвижимость за 3,5 миллиарда бюджетных рублей (то есть в шесть раз больше). В сделке участвовали, среди прочих, фирма из Люксембурга (65, boulevard Grande-Duchesse Charlotte), кипрская (Naousis, 1, Karapatakis building, Larnaca), багамская (2nd Terrace West Centreville Nassau) и другие. Счета всех этих офшоров обслуживали не менее десяти зарубежных банков. Следовательно, без прямого соучастия банков этой сделки не было бы вообще!

Вторая история: The Financial Times и The Wall Street Journal сообщали, что первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов и его семья заработали 80-100 млн долларов на сделках с акциями "Газпрома". Эти сделки были проведены через офшоры и неофшоры как минимум семи юрисдикций (4 Hill Str. London, W1J 5NE + Herengracht 475 в Амстердаме + багамские трасты из Нассау + офшоры Британских Виргинских островов + фирмы из Австрии и Объединенных Арабских эмиратов ). В транзакциях были задействованы более десятка первоклассных зарубежных банков. О Шувалове узнали все. О посредниках Шувалова - зарубежных офшорах с русскими и не только русскими корнями - знали немногие. А о главных соучестниках - зарубежных банках, без которых этих сделок не было бы никогда - до сих пор никто ничего не знает.

Третий пример - история с перепродажей буровых платформ через тучу офшоров и неофшоров какими-то структурами, аффилированными с Внешторгбанком. По словам Навального, этот бизнес нанес ущерб в 150 млн долларов. Сам Навальный выдвигал претензии к кипрской Clusseter Limited. Но важнее другое: большинство участников подозрительной сделки обслуживались рядом зарубежных банков. Кто-нибудь слышал о предъявленных им претензиях?

Общее в этих сюжетах – существенная роль зарубежных банков в условно российских коррупционных схемах.

- Вы полагаете, что западные банки, догадываясь о существовании подозрительных схем, тем не менее, смотрят на подобные сделки снисходительно?

- Обратите внимание: каждый упомянутый Навальным "факт коррупции" есть прямое следствие того, что ряд западных банков игнорирует важнейшие принципы борьбы с отмыванием грязных денег. Главный среди которых - "знай своего клиента", требующий, в частности, установить не номинального держателя денежных средств, а бенефициарного собственника. Ни один из названных Навальным фактов коррупции был бы абсолютно невозможен, если бы в западном финансовом мире это правило свято выполнялось.

- Чем вы объясняете такую беспечность западных банков?

- Никакой беспечности - только расчет. Из России вывезены сотни миллиардов долларов. 800 миллиардов долларов - эту цифру называет газета The Guardian. Я бы назвал эту цифру минимальной. Если учесть потери страны в 1990-1991 гг., связанные с разворовыванием зарубежных активов Внешэкономбанка, Сбербанка и всех совзагранбанков, то надо бы эту сумму удвоить. Но остановимся на 800 миллиардах. А теперь - внимание! Положив эти деньги в банк под 2 процента годовых можно ежегодно заработать около 16 миллиардов долларов. То есть на одной чаше весов - 16 миллиардов, а на другой - Алексей Навальный, один. Победить бенефициаров этих миллиардов могут лишь международные команды борцов с коррупцией, всерьез способных через общественное мнение "надавить" и на собственные правительства, и на банки. Я бы мечтал о международном неправительственном движении навальных, как бы наивно это не звучало.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG