Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новости движения в защиту Хоперского заповедника


Ирина Лагунина: В этом выпуске программы мы будем говорить о том, как жители Воронежской области – и теперь уже не только Воронежской – пытаются остановить планы разработки никелевого месторождения. В сегодняшней беседе участвуют Константин Рубахин, координатор движения в защиту Хопра, Анатолий Кравченко, член координационного совета этого движения, Сергей Симак, член Общественной палаты Российской Федерации и Татьяна Каргина, сопредседатель движения ЭКА. Напомню, что решение о том, что добычей никеля близ Хоперского заповедника займется Уральская горнодобывающая компания, было принято 22 мая. За это время в Воронеже и области сформировалось довольно многочисленное и активное движение против этой разработки. Константин Рубахин, я задала тему новости движения. Вот давайте с новостей и начнем.
Константин Рубахин: Сейчас губернатор заявил, что если Новохоперский район выскажется против разработок, то он не допустит развития этого проекта, то есть он не подпишет соглашение, которое УГМК должна заключить с областью для того, чтобы что-то тут делалось. Мы активно поддержали это мнение губернатора, эту позицию, хотя часть активистов высказывается против губернатора в целом. Потому что действительно он очень долго молчал, и недоверие к нему возросло. Но мы считаем, что надо дать ему шансы, что в принципе, если он отменит этот проект, мы будем только за, мы не против губернатора, мы против никеля. Если это не произойдет или произойдет таким путем, каким пытается управление по внутренней политике Воронежской области делать, заменить этот опрос, например, опросом по всей Воронежской области, параллельно в Новохоперском районе создан совет, куда никто не вошел из антиникелевых активистов, из местных жителей, которые высказывают свою позицию, а вошли только представители «Единой России» и прочие административно зависимые люди, этот совет формирует повестку этого опроса. Если это будет такого рода опрос, то, конечно, люди с этим не согласятся, и напряжение только возрастет. Если опрос пройдет по Новохоперскому району, а это 42 тысячи человек как можно быстро опросить легко, и он пройдет объективно, то, конечно, мы увидим, что у этого проекта протестный потенциал близок к 100%. Люди все против никеля – это мы абсолютно точно видим. Но параллельно, действительно, власти чинят репрессии. После того, как 7 августа на открытии больницы губернатором Гордеевым в Новохоперске люди сказали ему, что они против никеля, стали кричать «позор», когда он решил прекратить этот разговор, их поодиночке привели в милицию, потом троих оштрафовали на 10 тысяч рублей. Прошел суд, наш адвокат Ольга Гнездилова сейчас подает апелляцию, завтра эта апелляция будет рассматриваться первая. И еще одного четвертого активиста оштрафовали на 20 тысяч за запись «ВКонтакте» за то, что он перед 7 числом написал «ВКонтакте», что давайте выскажем губернатору на этой встрече, что мы думаем про никель.

Ирина Лагунина: Анатолий Кравченко, по поводу репрессий вы что-то можете добавить?

Анатолий Кравченко: Да, я могу добавить. Репрессии ведутся хаотично, не выбирают какие-то ключевые фигуры, а стараются просто запугать обычных граждан, которым эти штрафы в 10 тысяч, конечно же, неподъемная сумма, учитывая, что они живут в районе и заработки там ниже, чем в городе Воронеже. Здесь расчет как раз идет на то, чтобы запугать простых людей, которые живут в Новохоперском районе и против добычи никеля. И так же это направлено на то, чтобы попытаться всякими способами раскалывать антиникелевое движение. Кто-то поддержал оштрафованных, кто-то не поддержал, и на этом пытаются играть люди, которые находятся в управлении внутренней политики Воронежской области.

Ирина Лагунина: Сергей Симак, вы член Общественной палаты Российской Федерации, как вам видится эта проблема?

Сергей Симак: Проблема заключается не только и не столько в технически природоохранных аспектах возможных разработок никеля – это вторично. Во-первых, это пробелам коммуникаций, проблема принятия решений. Сейчас то решение, которое было сделано губернатором Гордеевым, является хорошим индикатором того, как решения принимаются. Да, создан какой-то совет. Для чего он создан? Два варианта: либо он создан для того, чтобы достичь компромиссов, чтобы решить, как правильнее. На самом деле теоретически и у власти, и у общественных организаций, и у населения задача должна быть одна – сделать так, чтобы были приняты правильные решения, которые были бы лучше для страны и для людей, раз для людей, значит и для страны, должно быть так. Соответственно, все эти советы, все эти комиссии должны быть выстроены, именно исходя из этой цели. Но для того, чтобы договориться, надо договариваться, для этого они должны стать переговорными площадками. А для этого в них должны быть представлены все стороны, которые заинтересованы в этом процессе. И в первую очередь те люди, которые заинтересованы в лоббировании этого проекта, те, кто считают, что он нужен и, разумеется, те, кто считают, что их права, их интересы будут нарушены. И наука, которая может выступать в качестве либо третейского судьи, либо выдвигать аргументы, например, касающиеся долгосрочных негативных последствий или последствий для заповедников, которые вроде бы, на первый взгляд, не влияют на жизнь людей непосредственно, казалось бы.
Но, что мы видим на практике, как говорил Константин, как говорил Анатолий, в этом совете представлена только одна сторона. Если это так, то это имитация. И в этом серьезная ошибка воронежских властей. Сейчас уже не то время, когда люди легко обманываются муляжами, симулякрами. Сейчас все понимают, что их пытаются обманывать, особенно когда ситуация настолько накалена, когда она политизирована, глупо рассчитывать, что подобными симулякрами можно обмануть общественное мнение Воронежской области, Волгоградской, кстати, области, Тамбовской области – это ведь не один регион. И если региональные власти не пойдут на реальные переговоры, на реальный учет мнения и интересов людей, то останется только рассчитывать на решение федеральной власти. Если же и это не получится, то, к сожалению, я думаю, будет серьезный стимул, по крайней мере, серьезная провокация для острого социального конфликта который может многим чем закончиться. И если это произойдет – это будет провокация со стороны власти. Конечно, этого допускать нельзя.
Роль Общественной палаты, давайте я тоже постараюсь отразить, наша задача сейчас использовать возможности Общественной палаты, точнее, и Общественной палаты тоже для того, чтобы этого не допустить. Общественная палата должна послужить медиатором. Мы будем делать все, что от нас зависит для того, чтобы транслировать позицию людей, позицию общественности Воронежской области тем властным структурам, от которых зависит принятие решений. Это во-первых. Во-вторых, мы инициировали сейчас проведение независимой экспертизы, которая должна оценить риски и преимущества, те возможности, которые дает реализация этого проекта. Постараться взвесить преимущества и риски, оценить, что здесь будет превалировать, и после этого уже не на уровне эмоций, не на уровне коммерческой заинтересованности каких-то бизнесменов и чиновников, которые, видимо, этот проект пролоббировали, дать объективный анализ. В первую очередь, конечно, заинтересованная сторона, которая должна получить результаты этого анализа – это президент и премьер-министр.

Ирина Лагунина: Сергей, я вам потом дам слово, но у меня вопрос к Татьяне. Оценить риски, что потеряем и что получим, на тот момент, когда мы говорили в июне, никакого проекта представлено общественности не было. Как в этом случае оценивать риски?

Татьяна Каргина: Если говорить в целом о новостях, еще об одной новости, о рисках, действительно, большая проблема, и она не только в Воронежской области. Потому что работает наше движение со многими регионами, она везде аналогична, когда принимается решение на высоком уровне и при этом не проводится никакой оценки ни экономических последствий, ни социальных последствий, ни экологических последствий, не учитывается мнение людей. Сейчас по России десятки таких горячих точек. Так сложилось, что в Воронеже люди на местах, из других регионов, многие силы консолидировались, и это стало публичным и широко информационно расходится и будет расходиться все больше. Эта проблема о том, что принимаются важные, очень серьезные для людей решения и при этом никак не учитываются эти стороны экологическая, социальная, экономическая – это большая проблема системная в нашей стране. И поэтому 22 сентября мы проводим общероссийскую акцию солидарности, к которой присоединяются другие регионы, чтобы показать, что, во-первых, воронежская проблема повлияет на всю страну, так как это аграрный регион, продовольствие - это то, что отразится на всех людях, потому что продовольствие – это базовая вещь. Во-вторых, то, что у них может начаться подобная история. Новосибирск, который выйдет на акцию солидарности, Красноярск, Сочи, многие другие регионы, около 20 регионов, они с этим уже сталкиваются. И акция солидарности в том числе об этом.

Ирина Лагунина: Анатолий, когда мы с вами в последний раз говорили в июне, вы заметили, что никакой проект на общественное рассмотрение представлен не был, что его нет и, может быть, и не будет. Но что же тогда делать, если не известно, что, где и как будет добываться?

Анатолий Кравченко: Касаясь проекта, он до сих пор не представлен, хотя прошло очень солидное время с того момента, как мы с вами говорили последний раз. Единственный способ понять, что за проблема и провести экспертизу - это смоделировать проект самостоятельно, привлечь специалистов, геологов, физиков, экологов и смоделировать проект добычи никеля самостоятельно, а потом уже оценить все риски. То есть фактически мы сейчас должны сделать работу, которую должна была сделать УГМК.

Ирина Лагунина: Сергей, вам слово для комментария.

Сергей Симак: Давайте я теперь выскажусь не как член Общественной палаты, а как эколог. На мой взгляд, это мое личное субъективное мнение, этот проект реализовывать недопустимо. Связано это и с экономическими соображениями, и с экологическими. Во-первых, я неслучайно говорил о том, что надо взвешивать выгоды и риски, то, что мы теряем и то, что мы приобретаем. Причем, делать надо не в краткосрочной, а в долгосрочной перспективе. Что мы сейчас в этом районе имеем? Мы имеем чернозем, эталонные, чуть ли не самые богатые в мире черноземы. Всем, наверное, известно, что в Париже в Палате мер и весов выставлен образец чернозема эталонного, он как раз из этих районов. При этом этот чернозем - ресурс, который может работать и обеспечивать и экономику, и в первую очередь давайте о людях говорить, жизнь людей, причем не только этого региона, потенциально вечно. И это измеряется не только в социальных характеристиках, но и в деньгах на самом деле. Оборот сельхозпродукции Воронежской области составляет порядка 300 миллионов долларов в год сейчас. Если мы говорим об экономическом проекте, давайте говорить так же на экономическом языке. Причем часть из этих 300 миллионов долларов производится именно в этом районе. Умножим это на бесконечность, эту часть, то, что можно было бы получать. Что мы получим в результате реализации этого проекта? Этот проект, можно спорить, 25 лет он будет работать, 40 лет он будет работать, но по сравнению с бесконечностью это краткий миг. Может быть кто-то получит прибыль, большой вопрос, куда эта прибыль пойдет – по карманам, в Россию, за границу. Так же отдельная тема, нужен ли сейчас России никель. По оценкам экспертов, он сейчас просто России не нужен, он будет произведен, продан, деньги где-то осядут или будут проедены. Потом через 25-40 лет мы получим разрушенную территорию, которая будет непригодна для полноценной жизни людей, которая будет неспособна давать ту качественную сельхозпродукцию, цена которой и значение которой в современном мире только возрастает с каждым годом, которую она дает сейчас.
При этом люди, которые там живут, потеряют устойчивую среду, устойчивую основу для своего хозяйствования и своей жизни. Давайте сравнивать, что важнее: кому-то сейчас в течение ближайших десятилетий получить прибыль или сохранить возможности для жизни народа, граждан России, граждан Воронежской, Тамбовской и Волгоградской областей на долгосрочную перспективу. На мой взгляд, ответ очевиден. Вопрос опять к тем лицам, которые принимают решения, первые лица Российской Федерации, как принимаются решения, почему при таких очевидных раскладах принимаются решения, которые очевидно невыгодны ни стране, ни жителям страны. Вот это большой вопрос, и это тема для отдельного специального разговора. Снова вернусь к Общественной палате, я думаю, мы будем об этом говорить и будем этот вопрос поднимать, и постараемся использовать Общественную палату как инструмент, который позволит использовать свои возможности для защиты, отстаивания интересов людей.

Ирина Лагунина: Спасибо, Сергей Симак. Одна из спекуляций на тему, почему и как принимаются решения, состоит в том, что, например, в 2009 газ Уральской горно-металлургической компании стала поставлять компания «Новотэк», совладельцем которой является основатель нефтетрейдера «Ганвор» и личный знакомый Владимира Путина Геннадий Тимченко, который сейчас, кстати, находится в довольно плачевном положении в Европе. И если это так, я подчеркиваю, если это так, то давление на Воронежскую область и аппетит к добыче никеля будет только расти. Как в этом случае, я опять подчеркиваю – если, как в этом случае разделять политику, и экологию, и жизнь людей?

Константин Рубахин: Нам необходимо все-таки действительно конкретизировать то, с чем мы боремся и то, за что мы боремся. И пытаться всячески отказаться от каких-то политических взглядов. Лично я в какой-то период, может быть сейчас слыл оппозиционером, но в данной ситуации, если президент примет решение, что нецелесообразно развивать этот проект, к тому все идет, все документы, которые Татьяна Каргина передала ему, как раз в резолюции Общественной палаты об этом говорят, он видит, что идет мониторинг, ему докладывают нашу историю, что конкретно люди против. То как раз избежать максимально политики с нашей стороны, чтобы не втягиваться в этот спор, кто за кем стоял – это было бы оптимально. Но если просто оценивать ситуацию со стороны и смотреть, кто в это играет, то, конечно, мы получаем в частности, компанию «Гленкор», которая является трейдером этого проекта потенциальным и про которую представитель УГМК Рудой в мае, когда еще не научился общаться с общественностью, говорил каике-то вещи, которые ему потом сказали, что нельзя говорить, имеет прямой интерес в этом проекте «Гленкор», финансово гарантирует – он так сформулировал. Разумеется, эту компанию тоже связывают с Тимченко и так далее. Я думаю, что здесь на карте стоит благополучие региона, не просто его даже продовольственное благополучие, не только финансовое благополучие, но и физическое благополучие. Потому что люди настроены настолько решительно, что в центре России в результате реализации этого проекта может образоваться настоящая горячая точка. Поэтому какая там политика - это пусть занимаются политики, а мы показываем, что на самом деле думают люди и какие будут последствия экологические, социальные от этого проекта.

Ирина Лагунина: Татьяна, только что Константин Рубахин упомянул о вашей встрече. Расскажите и о встрече, и о том, что, собственно, вы принесли президенту России.

Татьяна Каргина: Встреча была в рамках форума Селигер - это была четвертая смена, которая декларировалась как смена, куда могут приезжать люди с разными политическими взглядами, в том числе оппозиционеры. В рамках этой смены был визит Владимира Владимировича Путина, в том числе там стоял наш экологический лагерь, то есть представилась такая возможность, мы передали ему проект резолюции, потому что это было буквально через несколько дней после слушаний. Сама резолюция утверждалась, поэтому это был проект, после утверждения практически в таком же виде он был принят, но с некоторой небольшой редакцией. И буквально была одна минута, чтобы донести позицию местного населения, позицию всех общественных, правозащитных организаций, ученых, которые были на слушаниях. Насколько я поняла, Владимир Владимирович Путин в курсе ситуации, он уточнил, не является данное предложение об отмене этого решения некоей игрой между компаниями, когда есть попытка запретить решение по поводу одной компании, потому что другая компания. Мы сказали, что категорически нет, потому что речь идет об отмене решения в принципе о запрете добычи цветных металлов в Черноземье. Была его реплика о том, что он поговорит об этом с губернатором Гордеевым.

Ирина Лагунина: Итак, подытоживая этот этап развития движения в защиту Хоперского заповедника, наверное, можно сказать, что следующий момент – это, во-первых, одиночные пикеты по многочисленным городам России и независимая экспертиза. Я правильно говорю, Сергей Симак?

Сергей Симак: Да, конечно, экспертиза – это необходимый элемент. До сих пор разговор идет на уровне эмоций во многом, причем удивительным образом с обеих сторон. Принято очевидное непродуманное решение со стороны властей, и люди, которые выступают против, разумеется, у них недостаточно знаний, компетенции для того, чтобы оценить соотношение выгод и издержек. Они понимают, они чувствуют, что где-то их интересы нарушаются, но говорить на уровне аргументов пока не может никто, ни одна сторона. Наша задача перевести разговор с уровня эмоций, с уровня митингов на уровень аргументов, только тогда можно добиться принятия решения, основанного на интересе людей, на защите интересов людей. С другой стороны, к большому сожалению, практика общественной жизни нашей страны показывает, что для того, чтобы власти приняли решение в интересах людей, от них необходимо этого добиваться. И кампания, которая сегодня организуется, которая будет включать в себя и одиночные пикеты по всей стране, и выражение мнения людей и в Новохоперске, в Урюпинске, в Волгограде, в Воронеже, везде в тех местах, которые затрагиваются реализацией этого проекта, в том числе и митинговая активность – это не цель, это средство, это средство добиться коммуникации. Еще раз повторяю, только при полноценном и честном диалоге можно будет решить эту проблему. Если любая из сторон будет пытаться другую сторону сломать, я могу гарантировать, что решение в интересах людей, решение в интересах страны принято не будет.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG