Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экономика диктует новые условия


Российский рубль

Российский рубль

В российской блогосфере перестали говорить о политике, и начали – об экономике. Поводом послужил пост бизнесмена Романа Авдеева, который обращает внимание на то, что в России нарушено одно из условий экономического роста: продолжается рост зарплат, но при этом производительность труда не увеличивается. Он пишет на сайте Snob.ru:

Рост заработной платы становится основным драйвером экономического роста, если отбросить нефтегазовые доходы. То есть именно этот фактор обеспечивает увеличение внутреннего потребления. В качестве разгонной ступени ракеты роста зарплат выступает бюджетная сфера. Когда бюджет повышает зарплаты, за ним вынужден подтягивается и весь коммерческий сектор. Особенно в условиях нехватки персонала и, в первую очередь, квалифицированной рабочей силы.
Все бы хорошо, но, к сожалению, зарплаты у нас растут значительно быстрее, чем производительность труда. Даже если сравнивать Россию не с Германией, а со странами Восточной Европы. Исходя из этого, можно сделать несколько неприятный вывод: наша экономика становится все менее и менее конкурентоспособной. В условиях членства в ВТО российские товары просто не найдут спроса как на внутреннем, так и на внешних рынках из-за цены, в которой как раз и сидят зарплаты. А значит, рано или поздно рост зарплат прекратится, и тогда произойдет резкий обвал потребления, что ударит по целому ряду отраслей экономики.


Блогер Ropot считает, что во всем виноват государственный сектор, в котором рост зарплат не связан с ростом производительности труда:

Президент Владимир Путин 2 августа приравнял зарплаты кремлевских чиновников к военным. Например, начальник департамента управления по внутренней политике с сентября должен получать более 200 тысяч рублей в месяц. Именно госбюджет был ориентирован на рост бюджетных расходов на зарплаты и пенсии.

Экономист Петр Ореховский на сайте Polit.ru пишет, что на рост влияет не только производительность, но и страх. Состояние сильного беспокойства, по его мнению, существенно влияет на поведение экономически активных членов общества. Страх, по его мнению, исчезает, когда появляется верховенство закона:

По-видимому, существует определенный пороговый уровень страха и насилия, при котором экономическая деятельность и сотрудничество членов общества заканчивается, и они переходят в состояние крайней политической вражды, направленной на устранение друг друга. Между гражданской войной и гражданским миром нет четкой демаркации, но существует целый ряд переходных состояний (митинги, забастовки, столкновения с полицией, мятежи в военных частях, шариат – и так далее.). В результате объем доходов и темпы экономического роста меньше зависят от инвестиций и инноваций, и гораздо больше – от уровня насилия, применяемого социальными группами, и фактора страха, влияние которого в таких ситуациях оказывается намного сильнее стремления к прибыли. Потери потенциального ВВП, связанные с влиянием фактора страха и применением насилия, обычно не замечаются экономической наукой. Исключение, пожалуй, составляют только потери дохода, связанные с безработицей и забастовками или открытыми межгосударственными военными действиями. Но страх непосредственно связан также с характером и деятельностью власти.

***
Состояние экономики волнует и западных блогеров. Не только в России, но и в странах Европейского Союза думают о производительности труда, которая является стимулом для экономического роста. Об этом в блогах газеты "Таймс" размышляет Камила Кавендиш:

Я склона думать, что экономический рост начнется в ближайшее время, но он не будет слишком значительным. Самое простое объяснение того, почему увеличивается количество рабочих мест при отсутствии экономического роста – низкая производительность. На протяжении многих лет западные правительства использовали внешние долги и увеличение бюджетных расходов, чтобы замаскировать снижающуюся производительность труда и создать иллюзию процветания. Поскольку государства решили умыть руки, нам надо подготовиться принять неудобную реальность. На наших глазах рождается более жестокий, более глобальный мир, в котором нам придется больше работать, иметь более высокую квалификацию и с наибольшей долей вероятности получать меньшую зарплату. На некоторое формы ренты или пенсии просто не будет средств.

В блогах журнала "Атлантик" пишут, что говорить о полном исчезновении экономических проблем рано. Ожидается, что очередная волна кризиса, которая ударит по многим странам, придет из Японии:

После Второй мировой войны Япония создала финансовую систему по примеру Западной Европы и Соединенных Штатов. Была использована старая добрая идея финансового посредничества, объединяющая тех, кто хочет инвестировать свои средства, и тех, кто хочет получить кредит. Это разумное использование сбережений подпитывало на протяжении последних 60 лет до этого невиданный рост предпринимательской активности и формирование сильного процветающего среднего класса. Возникает вопрос, почему Япония имеет один из самых высоких размеров внешнего долга в мире? Он составляет более 235 процентов внутреннего валового продукта. Даже если учесть внутренние резервы, он все равно достигает 135 процентов ВВП. В еврозоне только Греция может сравниться размерами своего долга с этим. В последние десятилетия в богатых странах можно было наблюдать небывалый рост на финансовых рынках, но сейчас скорость сбавлена, значит, должны наступить перемены. И они очень скоро наступят. Вероятно, возвращается эра безудержных бумов и спадов. В последний раз такое можно было наблюдать в 30-х годах прошлого века.

Этот и другие материалы читайте на странице информационной программы "Время Свободы".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG