Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Тайный лагерь сирийской военной оппозиции в Турции


Ирина Лагунина: 20 сентября сирийские повстанцы захватили один из блокпостов на границе с Турцией, что облегчит переход не только беженцев, но и военнослужащих, дезертировавших из сирийской армии. Несколько дней назад турецкое правительство, наконец, открыло для парламентариев и журналистов двери военного лагеря сирийских повстанцев. О лагере до этого многие догадывались, о нем ходили слухи, но о жизни в нем мало кто знал. Рассказывает наш корреспондент в Стамбуле Елена Солнцева.

Елена Солнцева: От населенного пункта Апайдын до сирийской границы три километра. Еще недавно из него ежедневно в Сирию отправлялись рейсовые автобусы. После того, как в целях безопасности власти закрыли границу, движение полностью прекратилось. Граница открыта только для беженцев, которые прибывают в Турцию ежедневно по несколько тысяч человек. С другой стороны границы сирийские пограничники ведут охоту за оппозиционерами, которые проникают в Сирию с турецкой территории. То и дело слышится беспорядочная стрельба. Солдаты обстреливают даже мирных граждан, принимая их за вооруженных повстанцев. Приграничные юго-восточные провинции превратились в прифронтовую полосу. Побывавшая недавно на границе журналист Айше Петек

Айше Петек: Военный лагерь сирийских повстанцев находится в нескольких километрах от сирийский границы в местечке Апайдын. Журналистов туда не пускают, мы не знаем, что там происходит, какие порядки. Власти охраняют лагерь не хуже военной базы НАТО. Такая повышенная охрана вполне объяснима в условиях военного времени. Сирийские власти неоднократно пытались организовать покушение на представителей оппозиции с целью обезглавить военную верхушку и даже организовали для этого несколько спецопераций, в которых оказались замешаны турецкие военнослужащие. Так, ранее из турецкого лагеря был украден сирийский генерал, которого объявили предателям родины, а потом устроили показательную казнь. За поимку многих оппозиционеров объявлены награды. Например, за голову сирийского командира Абдулкадыра ас-Салаха объявлена награда около двухсот тысяч долларов.

Елена Солнцева: Обстановка в лагере полувоенная. Около пятисот палаток, в каждой солдатская кровать, радиоприемник и коврик для моления. Есть бани и военно-полевая кухня. Еду готовят тут же в целях безопасности, а не привозят извне. Сирийцев снабжают военным довольствием, как обычных турецких солдат. Горячая чорба - суп-пюре, крупяные каши, овощи, брынза, фрукты. Бывшие солдаты регулярной сирийской армии напоминают ополченцев или партизан. Нет единой армейской формы. Кое-кто в камуфляже, но в основном - одежда с турецких базаров. Джинсы, футболки, арабские платки. Военнослужащие утверждают, что перешли на сторону оппозиции, потому что отказались стрелять в собственный народ. По некоторым данным, в лагере находятся около тридцати бригадных генералов, более двадцати майоров, от тысячи до трех тысяч солдат. «Каждый из нас принял сознательное, обдуманное, взвешенное решение, прежде чем совершить этот шаг, - горит двадцатилетний полевой командир Магомед, который покинул сирийскую армию около восьми месяцев назад. - Для многих было крайне сложно вывести из Сирии свою семью, потому что поступали угрозы», - рассказывает он.

Магомед: Солдат и офицеров, заподозренных в симпатиях оппозиции, без лишних разбирательств расстреливают, а потом хоронят как героев, павших в борьбе против террористов. Около половины из шести тысяч военнослужащих, погибших за время восстания, стали жертвами подобных акций насилия.

Елена Солнцева: «Против Асада воюют его собственные солдаты», - пишут турецкие газеты. Военные переходят на сторону оппозиции прямо во время боя. Так случилось недавно в пригороде Дамаска, когда на сторону Сирийской свободной армии перешли около ста солдат - с оружием и бронетехникой. Высший командный состав возглавляет бывший полковник ВВС Рияд аль-Эсад, который неотлучно находится на территории лагеря под охраной турецкого спецназа. Его правая рука - полковник аль Малик аль-Курди, который до этого занимал высокую позицию в армии Асада. Военный занимался закупками вооружения в России и Китае, а в августе минувшего года принял решение перейти на сторону оппозиции. В интервью турецким журналистам он заявил, что такое решение принял после того, как увидел, как офицеры регулярной армии Асада издеваются над пленными повстанцами. Малик аль Курди.

Малик аль Курди: В регулярной армии атмосфера надлома. Солдаты переживают психологический кризис. Военные озверели. Они устраивают показательные казни, насилуют мужчин и женщин, издеваются над трупами противника, снимают это на видео и размещают в интернете. Я просто не мог этого вынести. Руководство органов безопасности Сирии отдало приказ убивать журналистов и обвинять в этих убийствах оппозицию. Именно так в Алеппо погибла японская журналистка.

Елена Солнцева: В интервью турецким газетам оппозиционеры утверждают, что контролируют большую часть территории сирийских городов Алеппо, Хомс, эр-Растан, ведут бои в Дамаске и пригородах. Чтобы избежать жертв среди мирного населения, используют партизанские методы ведения боя. Передвигаются группами по несколько человек, обмотав лица арабскими платками. Такая маскировка вполне понятна. Многие из бойцов - молодые люди в возрасте около двадцати тридцати лет, которым приходятся воевать по соседству от своего дома. Они не хотят, чтобы их узнали на улице. Сирийский полковник Малик аль Курди

Малик аль Курди: В распоряжении режима находится более ста тысяч солдат. Дезертирство из правительственных сил не прекращается. Армию покинули половина бойцов. К восстанию присоединились менее половины из них, остальные дезертиры прячутся, отправляются домой или к родственникам.

Елена Солнцева: Повстанцы проникают в Турцию через пограничные кордоны. На территории Турции вооруженная экипировка запрещена, поэтому на границе освобождаются от любого вида оружия. Ряд оппозиционных изданий утверждают, что многие сирийские военные, однако, не соблюдают этот закон и, вооружившись автоматами и винтовками, прогуливаются по улицам турецких городов в ночное время. Так, несколько изданий напечатали фото, снятые во время задержания ночным турецким патрулем вооруженной группы сирийцев. Это вызывает негодование у местного населения, которое утверждает, что с приходом сирийских военных жизнь стала небезопасна. Вот что горит житель провинции Хатай, сорокалетний Абдулла Каракей.

Абдулла Каракей: Сирийцы собираются группами, ругаются с народом, в магазинах берут товар и не платят за него. Мы боимся выходить на улицу в ночное время. Наши женщины напуганы, это чужие люди, мы не знаем их.

Елена Солнцева: На пресс-конференции в Стамбуле тот самый командир Абдулкадыр ас-Салах, за голову которого объявлена награда в двести тысяч долларов, сказал, что оппозиция не получает военную поддержку извне. Оружие поступает от солдат, добровольно покинувших ряды регулярной армии. В целях наживы офицеры армии Асада открывают склады оружия, которое страна получила по ранее заключенным военным контрактам с Россией или с Ираном. Так недавно повстанцы получили в свое распоряжение российские зенитно-ракетные комплексы «Игла»: гранатометы, пулеметы, стрелковое оружие. «Из-за отсутствия хорошего вооружения повстанцы не могут взять под контроль экономический центр страны, город Алеппо, - сказал двадцатилетний полевой командир Магомед в интервью турецкому телеканалу:

Магомед: Как только появится современное противовоздушное оружие, Алеппо в короткие сроки полностью перейдет под наш контроль. Алеппо является экономической столицей Сирии и стратегически важным пунктом. Мы уничтожили в Алеппо все танки регулярной армии и полностью контролируем ситуацию. Кварталы с мирным населением подвергаются массированным авиаударам со стороны сил режима с тем, чтобы настроить население против нас.

Елена Солнцева: Власти Турции считают, что лагеря военной оппозиции на турецкой территории страны служат главной цели - установлению демократии и свержению режима Асада в соседней стране и что они тем самым оказывают помощь пострадавшему сирийскому народу. Однако турецкая оппозиция считает подобную помощь противозаконным вмешательством в дела суверенного соседнего государства, которое вряд ли можно оправдать с точки зрения международного права. Не так давно в ряде оппозиционных газет появились данные о том, что специальную подготовку в военном лагере проходят наемники из Катара, Чечни, Саудовской Аравии. Сообщалось также, что среди инструкторов-иностранцев находятся ливийские снайперы, которые принимали участие в захвате Триполи в минувшем году. Независимый комментатор Ахмет Бойа

Ахмет Бойа: На минувшей неделе в центральной Турции на складе боеприпасов произошел сильный взрыв, который унес жизни двадцати пяти турецких военнослужащих. Власти утверждают, что взрыв произошел во время инвентаризации и упаковки. Однако слишком много косвенных улик вызывают подозрения. Взрыв произошел ночью. Подобные мероприятия не принято проводить в армии в ночное время. Ряд турецких экспертов утверждают, что боеприпасы предназначались для сирийских повстанцев. Куда и кому направлялся груз боеприпасов в ночное время? Этот вопрос до сих пор остается без ответа.

Елена Солнцева: Лидер оппозиционной Народно-республиканской партии Кемаль Кылычдароглу считает такое положение дел нарушением Конституции Турции и, чтобы добиться правды, собирается подать иск в Верховный суд. Не так давно политик заявил, что тайный лагерь сирийских повстанцев на территории Турции создан в нарушение законов страны с целью подготовки диверсий против соседнего государства. Чтобы окончательно рассеять сомнения и слухи, турецкие власти разрешили посетить лагерь представителям оппозиции, парламентариям, журналистам. Журналист популярного политического интернет сайта Айше Петек

Айше Петек: Ряд известных политиков отказались от ознакомительной поездки в лагеря беженцев, заявив, что власти Турции заранее основательно «подготовили» его территорию к приезду журналистов. Как и ожидалось, журналисты и представители парламентской комиссии по правам человека не нашли в лагере ничего опасного. Военные отдыхали, дети бегали по территории, женщины готовили еду. Вполне мирная картина.

Елена Солнцева: Выступая перед журналистами, премьер-министр Турции назвал поддельными предъявленные ему фотографии, на которых сирийские повстанцы с оружием в руках тренируются на военном полигоне. Премьер заявил, что это выдумки и что территория лагеря слишком мала для проведения военных учений. Тем временем сирийские оппозиционеры утверждают, что очень скоро будут в Дамаске. Бойцы Сирийской Свободной армии уже поменяли свой виртуальный адрес: турецкий город Хатай на Дамаск.
XS
SM
MD
LG