Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ирина Лагунина: Еврокомиссия ведет антимонопольное расследование в отношении российского Газпрома, который, как предполагается, в поставках топлива в Европу мог нарушать принципы конкуренции.
Литва, которая платит за российский газ больше всех, стремится к энергетической независимости.
Один из путей - строительство в портовой Клайпеде плавучего терминала сжиженного газа, подготовка к которому уже началась.
Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Литве Ирина Петерс

Ирина Петерс: 13 сентября Европарламент одобрил закон, по которому все европейские страны обязаны согласовывать с Еврокомиссией свои межгосударственные договоренности по энергетике. В список входят и соглашения по газу, в том числе уже заключенные. В некоторых подобных соглашениях присутствуют предпочтения для российского Газпрома, что, как считают в Европарламенте, противоречит Третьему энергетическому пакету ЕС. Поэтому Еврокомиссия объявила о начале антимонопольного расследования в отношении Газпрома по возможным случаям нарушения принципов конкуренции. Как предполагают, Газпром мог разделить рынок газа, затруднив свободные поставки в страны-члены Евросоюза, препятствовать диверсификации поставок топлива, устанавливать несправедливые цены для клиентов, увязывая их с ценами на нефть.
Через неделю после этого президент России Владимир Путин подписал указ о мерах по защите интересов России при осуществлении российскими юридическими лицами внешнеэкономической деятельности. Один из руководителей Газпрома Алексей Миллер в этой связи заявил: «Декрет означает, что энергетические компании Литвы, Польши и Германии не смогут вести переговоры о скидках на цены газа».
Президент Литвы Даля Грибаускайте утверждает: «Начатое Европейской комиссией расследование в отношении Газпрома должно быть выгодно самой России, она должна начать торговать цивилизованно, тем более - только что вступила во Всемирную Торговую Организацию». Президент надеется на то, что Россия не отнесется к расследованию Еврокомиссии слишком чувствительно. Она напомнила о том, что Литва переплачивает за поставляемый россиянами газ: «Платим цену не экономическую, а политическую. Теперь Европа начинает реально защищать интересы потребителей всех европейских стран, и это хорошо».
На международной конференции в Вильнюсе Грибаускайте подчеркнула: «Необходимо создать единый рынок газовой и электрической энергии в Европе, что должно преграждать путь монополистам для необоснованно высоких цен на энергоресурсы».
А цены на газпромовское голубое топливо для разных европейских стран, действительно, серьезно разнятся: к примеру, для Польши тысяча кубометров газа стоит 550 долларов США, для Германии – 450, для отдельных государств, в частности, Латвии и Эстонии предусмотрены серьезные скидки, а Литва платит больше всех – за тысячу кубов около 630 долларов.

Комментарий главы комитета Сейма Литвы по национальной безопасности Арвидаса Анушаускаса.

Арвидас Анушаускас: Если президент России говорит, что газ – это экономика, политика и другое, то почему тогда Литва двести миллионов евро каждый год переплачивает за газ? Причем тут наши какие-то исторические счеты, если это только экономика? Я думаю, что именно в этом контексте решение Литвы об энергетической безопасности и решение о строительстве терминала сжиженного газа и другие проекты – это противостояние российской энергетической экспансии, которая в себе заключает доминирование на этом рынке и использование своего монопольного положения для получения сверхприбыли.

Ирина Петерс: Что вы говорите, когда утверждают: да, монополист, да, владелец энергоресурсов, он и устанавливает правила игры, а не Европейский союз, как он хочет это сделать?

Арвидас Анушаускас: Пользователь тоже важен – он платит. Если бы мы не покупали, я не знаю, куда бы Россия экспортировала все это. Так что решения Европейского союза по уменьшению монополизации этого рынка в будущем будут внедрены. Литва первая начала внедрять Третий энергетический пакет, я думаю, присоединятся в ближайшие годы и другие страны. Политика еврокомиссии – уменьшать влияние сверхмонополий.

Ирина Петерс: Еврокомиссар по вопросам энергетики Гюнтер Оттингер на конференции в Вильнюсе заявил: «Цена на импортируемый российский газ должна быть сопоставимой во всех странах Евросоюза, при поставках газа в ЕС нужно соблюдать общие правила. Наши российские партнеры их понимают, однако не принимают полностью».
В свою очередь премьер-министр Литвы Андрюс Кубилюс заметил: «На рынок Евросоюза Норвегия и Россия поставляют примерно одинаковое количество газа, однако Норвегия никогда не жалуется на установленные требования, а соблюдает их. Видимо, так придется поступать и Газпрому. Мне не приходилось слышать, чтобы норвежские компании жаловались на европейские правила, на Третий энергопакет или требования о конкурентной ценовой политике при поставке газа. Я надеюсь, Россия также осознает, что каждый участник рынка должен эти правила соблюдать».
Однако в Литве слышны и голоса тех, кто считает позицию Газпрома оправданной.
Представитель парламентской оппозиции, экономист Юлюс Вяселка.

Юлюс Вяселка: Так как Литва огромное и сильное государство.

Ирина Петерс: Вы любитель иронии?

Юлюс Вяселка: А как по-другому оценить?

Ирина Петерс: Литва маленькая, но она часть большого Евросоюза.

Юлюс Вяселка: Россия не в Европейском союзе. И Путин правильно сказал: Газпром должен работать по законам Российской Федерации. Какими методами Европейский союз заставит российскую компанию работать не по российским законам, а по бюрократическим европейским?

Ирина Петерс: На основе, например, ВТО, куда сейчас вступила Россия, можно договориться?

Юлюс Вяселка: Нет. ВТО – организация с заранее установленными нормами, в которую вступаешь и эти нормы признаешь. Это совсем другое. Энергетический пакет, когда Газпром заключал договора с государствами, этого пакета не было. Поэтому, извините, я был на встречах с руководителями Газпрома, когда открывали компрессор, у них требования элементарно логически экономически обоснованные. Этот Третий пакет ничего Литве кроме подорожания газа не даст, они просили: вы отложите внедрение этого пакета до 14 года, и мы тогда как и к эстонцам и латышам будем применять 15% скидку, что значит 400 миллионов в год литовские потребители газа выигрывают. Но наши об этом не говорят, а поставили условие: вы должны принять наш пакет. Тогда берите и цену самую высокую.

Ирина Петерс: Уже не один раз президент Даля Грибаускайте делала акцент на том, что Литва платит за газ политическую цену.

Юлюс Вяселка: Правильно. Потому что не хотят договориться, а делают давление. Литва опять обжаловала, что нам делают действительно политическую цену, диктует Газпром, но мы хотим это политической цены. Амбиция. Реальная возможность договориться с Газпромом есть, и вина, извините, не Газпрома, а наша. Мы будем диктовать условия тому, кому не можем диктовать, только договориться можем. И Европейский союз ничего не сделает.

Ирина Петерс: Кто кому уступит?

Юлюс Вяселка: Видите ли, Россия интересная страна, с ней можно договориться о многом, но диктовать ей – уже прошли те времена.

Ирина Петерс: В отличие от Вяселки российский экономист и публицист Владимир Милов считает, что «другие времена» настали как раз для Газпрома. В интервью литовскому порталу DELFI Милов заявил: «Экономические рычаги давления России на соседние страны сейчас значительно ослабели, и главное российское экономическое оружие - Газпром - переживает серьезные трудности в связи с усиливающейся конкуренцией. Реакция России на действия европейцев в отношении газового гиганта – оборонительная. Рынок и конкурентные силы сделали гораздо больше, чем все прежние директивы Европейской комиссии вместе взятые. Однако Литва, Латвия и Эстония пока входят в число стран, с которыми российские власти ведут разговор с позиции экономической силы - из-за неразвитой здесь инфраструктуры. В будущем, со строительством терминала сжиженного газа, ситуация должна измениться. Если будут появляться новые источники газа, это приведет к тому, что в Восточной Европе ценовая политика Газпрома будет меняться по такой же схеме, как это было в Западной Европе».

Говорит экономист Кястутис Главяцкас.

Кястутис Главяцкас: Одним странам более льготно продается, другим менее льготно – это побудило Европейскую комиссию приступить к этому делу. Усиливается оборонительная позиция Газпрома. Проблема не только в монополии, появляются другие игроки на рынке. Я думаю, учитывая такую экономическую тенденцию ценообразования, продажи газа на европейский рынок, совершенно реальные, которые соответствовали бы нынешним покупательным способностям. То, что должно решаться вместе с Европейским союзом – это давно было очевидно.

Ирина Петерс: Некоторые говорят, что сейчас с Газпромом не очень-то поговоришь со своими аргументами, считают, что они владельцы ресурсов. Другие считают, что наоборот рынок сейчас более разнообразен и он заставит Газпром вести себя как не монополист. Вы, я понимаю, вторую точку зрения разделяете?

Кястутис Главяцкас: Участникам рынка нужно иметь одинаковые условия, тут нельзя игнорировать.

Ирина Петерс: Если бы Литва не была столь ершистой в политических вопросах, и проблем бы не было?

Кястутис Главяцкас: Принцип - чем выше забор, тем лучше сосед – не очень хороший. Я думаю, что комиссия разъяснит эту ситуацию, а наши отношения с Россией все-таки будут улучшаться, потому что другого выхода не имеем.

Ирина Петерс: Нет выхода для Литвы, для маленькой, или для Евросоюза, потребителя газа. А для России всегда есть выход?

Кястутис Главяцкас: В целом в экономике все рынки важны, и маленькие потребители полезны для экономики. Европейский союз потребляет 30% газа из России – крупный игрок. А Китай пока что надежный, но в будущем он еще большее политическое давление будет оказывать на Газпром и российское правительство, потому что Китай становится сильной державой. Выгоднее было бы это проблему решить, чтобы цены соответствовали реальным возможностям, чтобы они были гибкие и способствовали улучшению отношений.
XS
SM
MD
LG