Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Правозащитники не считают себя иностранными агентами


Александр Черкасов, сопредседатель правозащитного общества "Мемориал".

Александр Черкасов, сопредседатель правозащитного общества "Мемориал".

Представители правозащитного общества "Мемориал" 21 сентября объявили, что не намерены регистрироваться как иностранные агенты, согласно новому закону о некоммерческих организациях. Ранее о таком же решении объявили два других правозащитных движения – Московская хельсинская группа и движение "За права человека".

Согласно новому закону, принятому по инициативе депутатов "Единой России", некоммерческие организации должны зарегистрироваться как иностранные агенты в случае, если они получают гранты из-за рубежа и занимаются политической деятельностью. Под эти нормы подпадают многие правозащитные организации. В пятницу международное историко-просветительское и правозащитное общество "Мемориал" распространило заявление, в котором сказано, что организация "не будет участвовать в акции, направленной на разрушение российского общества и не станет распространять о себе заведомо ложные сведения". Подробнее о позиции правозащитников в интервью РС рассказал один из руководителей "Мемориала" Александр Черкасов:

– Закон объявляет всех получателей помощи из-за рубежа иностранными агентами. Агент – это человек или организация, действующие по поручению или в интересах другой организации. И мы должны это еще признать добровольно. То, что Владимир Путин много лет повторяет фразу "кто платит, тот и заказывает музыку", может быть, его убеждение вследствие его профессиональных деформаций, но это не так. Мы сами пишем музыку, и сами ее исполняем. Иногда находятся люди, которые готовы эту "музыку", то есть нашу правозащитную, гуманитарную, просветительскую деятельность поддержать. Они нам помогают. Были и отечественные доноры, были и зарубежные. Но они ни в коем случае не влияют на наши "ноты". И это главная ложь. Мы должны, согласно этому закону, называть себя теми, кем мы не являемся.

Само это название несет вполне определенную смысловую нагрузку. Кто будет общаться с "иностранным агентом"? Каково будет отношение к "иностранным агентам"? Мы живем в стране, в которой сотни тысяч и миллионы людей были в свое время репрессированы именно потому, что их назвали иностранными агентами. Это примерно так же, как в современной Германии предложить совершенно добровольно носить желтую звезду. Закон не правовой. Судебными функциями наделяются органы, которые судом не являются. И преступлением объявляется отказ добровольно признать себя этим самым иностранным агентом без какого-либо доказательства, что наши действия, наша деятельность представляет общественную опасность. Сейчас выясняется, что фонд USAID поддерживал не только массу гуманитарных и медицинских программ, но и "Единую Россию", которая тоже получала деньги от USAID. Россия получала деньги от США на уничтожение ядерного оружия, деньги на сокращение стратегических вооружений, в том числе когда премьером был Владимир Путин. Получается, он у нас иностранный агент, если следовать логике этого закона. Принципиально введенная туда избирательность применения лишь подчеркивает его неправовой характер.

–За отказ зарегистрироваться в качестве иностранного агента по закону положены штрафы. Как "Мемориал" будет с этим всем разбираться?

– Мы намерены оспаривать закон и его применение всюду, где это возможно – и в Конституционном суде, и в Европейском суде по правам человека. Не всякая бумага, на которой написано "закон", имеет отношение к праву. Это известно относительно Нюрнбергских законов в Германии, которые были приняты в свое время в полном соответствии с процедурой, предписанной германским государством, но это были антиправовые законы. Тут тоже антиправовой закон, просто теперь его можно как-то обжаловать.

– А придется ли "Мемориалу" приостановить свою деятельность на время этих судебных тяжб?

– Давайте, доживем. Представление продолжается.

Ранее о решении не регистрироваться как иностранные агенты объявили и представители двух других правозащитных организаций – "Московской хельсинской группы" и движения "За права человека". Их аргументы аналогичны позиции сотрудников "Мемориала": новый закон не правомерен и дискредитирую правозащитников. Лев Пономарев, глава движения "За права человека" напоминает о схеме, по которой работает организация:

– Пусть меня посадят, условно говоря, но я не готов регистрироваться "агентом". Формально мы соответствуем новому закону, в котором написано, что, если НКО получает гранты из-за границы и занимается политической деятельностью, то они должны регистрироваться "агентами". Теперь под "политической деятельностью" имеется в виду привлечение общественного внимания и влияние на деятельность правительства. И, конечно, мы это делали и будем делать в дальнейшем. Юридическое понятие "агента" требует, чтобы был агентский договор. В нём всегда есть два субъекта: агент и приципал, который даёт задание. В тех договорах, которые неправительственные организации подписывают с "донором", принципалов нет. Мы сами ставим себе задачи, говорим, какую работу мы делаем, и если это устраивает донора, то они подписывают с нами договор.

По новому закону за отказ зарегистрироваться в качестве иностранного агента организация может быть оштрафована на сумму до полутора миллионов рублей. Вот мнение Льва Пономарёва на этот счёт:

– Я не думаю, что будут сажать, но штрафовать будут. Совершенно точно станут лишать наши организации статуса юридического лица, этим самым маргинализируя наши движения. Грантовые соглашения подписываются с юридическими лицами. Если нас лишат этого статуса, то я гранты уже не смогу получать. Фактически это сознательный шаг в сторону разрушения правозащитного движения в России.

В августе "Московская Хельсинская группа" и движение "За права человека" получили официальный ответ от администрации Соединённых Штатов Америки о том, что США не считают их своими "иностранными агентами", говорит Лев Пономарёв:

– Я придумал эту схему, и Людмила Михайловна Алексеева меня поддержала. Поэтому от обеих организаций мы написали открытое обращение президенту США Бараку Обаме для того, чтобы в дальнейшем идти в суд с документом, доказывающим, что мы не агенты. Я не знаю, насколько суды будут всерьез рассматривать эту бумагу, но она серьезная. Поэтому Обама нам ответил через Хилари Клинтон. Она написала мне и, отдельно, Людмиле Алексеевой. В её ответе сказано, что правительство США не дает нам никаких заданий, и что мы не являемся агентами. Но при этом они поддерживают, в том числе финансовыми средствами, деятельность гражданских и правозащитных организаций. Это государственная политика США – сказано в ответе Клинтон. Будет ли это юридическим основанием в наших судах – посмотрим. Мы знаем, что наши суды, к сожалению, очень управляемы властью. А борьба с внутренним врагом – одна из ключевых позиций власти. Как раз правозащитники очень подходят для этой цели, – уверен Лев Пономарёв.

Закон, регламентирующий деятельность некоммерческий организаций, вступает в силу 20 ноября.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG