Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ирина Лагунина: В эфире – рубрика «Шпионские страсти». Ее сегодняшняя тема связана с новостью о том, что Агентство США по международному развитию по требованию Москвы прекращает с 1 октября свою деятельность в России. Владимир Абаринов и эксперт по истории шпионажа Александр Васильев рассказывают о сотрудничестве советской разведки и Коммунистической партии США.

Владимир Абаринов: Москве показалось мало закона об обязательной регистрации неправительственных организаций, получающих финансовую помощь из-за рубежа, в качестве иностранных агентов, и теперь она перекрывает каналы этого финансирования. Мы с Александром Васильевым решили, что в этой связи будет уместно рассказать, что такое на самом деле иностранные агенты. Для этой цели мы выбрали Эрла Браудера - генерального секретаря компартии США с 1930 по 1946 год. Для советской разведки в Америке это было золотое время. В лице партии и ее вождя она получила готовую агентурную сеть, которая финансировалась, уж конечно, по нелегальным каналам.

Эрл Браудер начал трудовую деятельность конторщиком. В 16 лет он вступил в Социалистическую партию США, а после ее раскола в 1912 году примкнул к синдикалистам. Он активно выступал против участия США в Первой мировой войне, агитировал за уклонение от призыва на военную службу и за это был приговорен по закону о шпионаже к трем годам тюрьмы, из которых отбыл один. Спустя полгода после освобождения он получил второй срок. Тем временем от Социалистической партии отделилось левое крыло и образовало в 1920 году Коммунистическую партию, в которую и вступил Браудер. Уже в 21-м он был избран в ее Центральный комитет. В 1930 году, после острой борьбы за пост, он стал генеральным секретарем партии, а в 35-м - членом исполкома Коминтерна.

Александр, как складывались отношения руководства партии с советской разведкой?

Александр Васильев: Роль Эрла Браудера в советской разведывательной деятельности в Соединенных Штатах была огромной. В документах разведки он проходит под кличкой «Рулевой». Наш рассказ надо начать с того, что в 1930 годы Браудер создал информационную сеть Коммунистической партии в государственных учреждениях США. Эта сеть снабжала информацией руководство партии. В то время в Америке создавались новые министерства и ведомства, которые должны были осуществлять политику президента Франклина Рузвельта. Появилось большое число рабочих мест, которые надо было заполнять более-менее образованными людьми. Оказалось, что среди членов компартии США было много образованных людей. Причем ФБР проводила проверку, сообщала о том, что они коммунисты, что их верность Америке может быть поставлена под сомнение. Однако Рузвельту нужны были новые способные чиновники и на предупреждения ФБР часто просто не обращали внимание.
Все это позволило Эрлу Браудеру создать информационную сеть. В компартии США появилась новая категория людей – негласные члены. Они не принимали активного участия в деятельности компартии, не ходили на митинги, не агитировали рабочих и фермеров. Они должны были передавать информацию. Ячейки негласных коммунистов превратились в информационные группы. Они собирались на квартирах друг у друга, обсуждали текущие события, решали, о чем надо сообщить Браудеру. Их жены печатали на машинках сообщения, а затем курьеры забирали эти материалы, и по цепочке они приходили в руководящие органы компартии.

Представителям советской разведки США удалось договориться с Эрлом Браудером о том, что часть этой информации курьеры будут передавать так же советским резидентурам в Вашингтоне и в Нью-Йорке. Таким образом Браудер как бы сдал свои информационные группы в аренду советской разведке, причем члены этих групп сначала об этом не знали. Знали только несколько курьеров, которые передавали информацию оперработникам. Постепенно по характеру информации, которая от них требовалась, коммунисты-информаторы стали догадываться, куда на самом деле уходят их материалы. Одних это напугало, других, наоборот, обрадовало. Были люди, которые предпочитали иметь дело с советскими представителями, а на соратников по Коммунистической партии смотрели свысока. Самим разведчикам никогда не удалось бы завербовать такое количество агентов.

С другой стороны, такая система могла бы привести к провалу. Ведь коммунисты знали друг друга, знали, чем каждый из них занимается, какую информацию передает. И здесь надо учитывать разницу: одно дело передавать сведения лидеру партии, которая была тогда на легальном положении, а другое – фактически быть советским шпионом.

В первой половине 1940 годов резидент НКВД в Нью-Йорке Василий Зарубин начал разбивать эту информационную сеть на более мелкие группы и переводить эти группы на прямой контакт с советскими разведчиками. Там были проблемы, но в конечном итоге ему удалось это сделать.

Владимир Абаринов: Настоящей профессиональной шпионкой была жена Эрла Браудера Китти Харрис. Насколько соответствуют действительности утверждения, что она участвовала в атомном шпионаже?

Александр Васильев: Легенда о том, что Китти Харрис участвовала в работе советской разведки по атомной бомбе, появилась в книге двух американских историков Джерольда и Леона Шектер, которые участвовали в написании мемуаров Павла Судоплатова. Я не хочу подробно останавливаться на их творчестве, скажу только, что Судоплатову, мягко говоря, изменила память, если он вообще знал что-то по этому вопросу. Его версия о том, как советская разведка украла секрет атомной бомбы у американцев, не соответствует действительности. Позднее супруги Шектер написали еще одну книгу, в которой эта версия предстала в измененном виде. По их словам, Китти Харрис помогла завербовать физика Роберта Оппенгеймера, который возглавлял работу по атомной бомбе, и участвовала в передаче информации от Оппенгеймера резидентуре НКВД в Мексике. Эта версия также не подтверждается документами из архивов советской разведки.

Более того, есть документы, которые свидетельствуют о том, что Оппенгеймер не был завербован. Да, он был негласным членом Коммунистической партии США, но в 1942 году вышел из нее. У меня есть ощущение, что лидер американских коммунистов Эрл Браудер не хотел сотрудничать с советской разведкой в работе над атомной бомбой. Возможно, он понимал, что в случае разоблачения это приведет к катастрофическим последствиям. Интересно, что все американские источники, которые работали по атомной бомбе, были коммунистами, но свое сотрудничество с советской разведкой они начали самостоятельно, по собственной инициативе, а не через структуры компартии.

Владимир Абаринов: В 1944 году Браудер решил реформировать партию. Его концепция получила название «браудеризм» и была осуждена как ренегатская. Как сложилась дальнейшая судьба Браудера?

Александр Васильев: В 1944 году Эрл Браудер провел реформу в своей партии. Из Коммунистической партии США она превратилась в Коммунистическую политическую ассоциацию. Таким образом он официально оформил свой курс на сотрудничество с правящей элитой Америки. Браудер не пытался свергнуть конституционный строй – он хотел влиять на политику администрации США. В 1945 году лидер французской Компартии Жак Дюкло опубликовал статью, в которой резко критиковал новый курс Браудера. Американские коммунисты, которые выступали против Браудера, восприняли эту статью Жака Люкло как сигнал к действию от Иосифа Сталина.

В июне 1945 года Браудер был смещен с поста лидера партии, ее старое название было восстановлено. А в 1946 году его вообще исключили из партии. Браудер решил ехать в Москву, чтобы объясниться со Сталиным. Советскую разведку не интересовали идеологические споры. В течение 12 лет разведка получила через Браудера десятки ценных агентов. И теперь руководство советских спецслужб волновало, как агент по кличке «Рулевой» поведет себя после того, как он перестал быть рулевым американской компартии. Вдруг он захочет мстить и выдаст всех советских агентов.

Народный комиссар государственной безопасности Меркулов направил Сталину письмо, в котором говорилось, что исключение Браудера из партии « может привести его к крайним средствам борьбы с компартией и нанести вред нашим интересам. Поэтому НКГБ СССР считает целесообразным разрешить приезд Браудера в Советский Союз. Если это невозможно, то предприняв соответствующие шаги, порекомендовать исполнительному комитету коммунистической партии Америки под удобным предлогом восстановить Браудера в партии и занять по отношению к нему более тактичную линию поведения».

Браудер приехал в Москву, Сталин его не принял, с ним встречался видный партийный деятель Соломон Лозовский, а затем Гаик Овакимян и Василий Зарубин, два бывших резидента НКВД в Нью-Йорке, которых Браудер хорошо знал. В результате этой поездки Браудер стал представителем советских книжных издательств в США. А пока бизнес не раскрутится, ему было решено выплачивать денежное пособие. Интересно, что членство Браудера в компартии так и не было восстановлено.

В 1950 году Эрл Браудер давал показания перед комиссией Сената США, которая расследовала антиамериканскую деятельность компартии. Под присягой он заявил, что никогда не принимал участия в шпионской деятельности.
Умер он в 1973 году и до конца дней своих ни слова не сказал о своем сотрудничестве с советской разведкой.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG