Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
22 сентября Альгирдасу Бразаускасу исполнилось бы 80 лет. Политик, ставший первым президентом независимой Литвы, прошел путь от главы компартии республики до премьера, выведшего её в свободный рынок, руководителя, подписавшего договоры о вступлении Литвы в Евросоюз и НАТО.

На торжественном заседании в литовском парламенте в память об Альгирдасе Бразаускасе глава социал-демократов Альгирдас Буткявичюс подчеркнул: «Этот человек был гарантом государственной стабильности, политиком, который умел прислушиваться к мнению оппонентов. Такой фигуры, как он, нам сегодня в Литве очень не хватает». Другой представитель партии социал-демократов Альгирдас Сисас вспоминает годы его правления:

- Да, это фигура! Вряд ли кто в Литве может равняться с ним. Реально перейти от плановой экономики к свободному рынку - это «горы перекопать». Хозяйство было развалено. В этой ситуации суметь поставить экономику! Лавирование, принятие наименее болезненных решений - это было его сильной стороной.

Бразаускаса люди очень любили, простые люди. Это показали выборы первого президента в 1993 году - рекордное число избирателей тогда проголосовали за него. Мы беседуем с заместителем председателя Сейма Литвы Чесловасом Юрщенасом.

- Есть за что любить! Представительный, высокий, плечистый, красивый, с завораживающей улыбкой… Харизма особенная. И характер! Любил людей, имея высокое образование, понимал и простую жизнь. Потому что прошел как строитель всю Литву, был на всех новых стройках. Чувствовал страну собственным телом, как говорится, - понимал, что значит быть в кирзовых сапогах в строительной грязи. И уважали, и любили, и за него голосовали! Сколько цветов он получал, сколько букетов, люди бросались при встречах и целовать, и обнимать…

- Он как-то рассказывал, что в его роду есть немецкие корни, благородные фамилии с приставкой фон.

- Могу это подтвердить, я видел его генеалогическое дерево, очень высокое и широкое.

Однажды, отвечая на очередной упрек за коммунистическое прошлое, Бразаускас пошутил: «Литовец, он как редис, сверху может быть красным, но внутри всегда белый». Однако во взаимоотношениях с представителями правых партий Бразаускасу было не до шуток. Его деятельность в советские годы они простить не могут. Министр иностранных дел Литвы, консерватор Аудронюс Ажубалис:

- Это человек переходного времени. Но главное, он понял, что Литва должна быть не какой-то нейтральной страной, не мостом. Он поддержал довольно ясно то, что говорили правые тогда, что место Литвы – в Европе, в европейских структурах и НАТО. Здесь он себя проявил как государственник, в хорошем смысле этого слова. А так, конечно, работа в определенных советских структурах не могла не влиять на его восприятие жизни.

Комментарий публициста Пранаса Моркуса:

- Есть свидетельство, что Лев Платонович Карсавин как-то заметил своему литовскому собеседнику: зря жалуетесь, что у вас нет аристократического сословия, оно существует. Альгирдас Бразаускас, конечно, из этого сословия, и его место в очень немноголюдной галерее политиков, определивших развитие Литвы в ХХ веке, - в первой тройке. Правда, ему выпало не столь форс-мажорное время, и это позволило Бразаускасу заниматься тем, в чем он силен: медлить, выжидая случая, чтобы совершить мягкий разворот в нужном направлении. Такая хореография как нельзя больше подходила, прежде всего, для отношений с Россией, страной, с которой, чтобы переговариваться, нужно хорошо ее чувствовать – ее пороги, страхи, двусмысленности. Ну и места, где следует погладить.
Его усталость последних лет, разочарование, его – чего уж тут – драму – определило отсутствие в обществе людей такого же политического формата, как он. Не забудется его историческая президентская поездка в Израиль, и смиренное, очень человеческое, прошение о прощении за гибель столь многих людей, целой еврейской цивилизации в Литве. Запомнятся годы его первого премьерства и усилия спасти разваленную бездарностью прежних премьеров вкупе с российским дефолтом экономику. И ещё – восстановление, несмотря на вопли многих противников, княжеского замка, символа Великого княжества Литовского, символа нашей государственности. Он был настоящим хозяином страны.

Вспоминает давнишний соратник Бразаускаса, сигнатор Акта о независимости Литвы Николай Медведев:

- Тогда я беседовал с русскими, украинцами, белорусами, и они говорили: нам бы такого президента. Литовцы, вам повезло! Вообще, политики часто отличаются хитростью, доходящей до подлости. Так вот, в этом человеке не было хитрости и подлости, ни на йоту. Он не хитрил. Это – человек-воин, строитель. Я представляю себе именно такими защитников Литвы, которые остановили бы соединения тевтонского и ливонского ордена, из-за чего изменилась бы карта Восточной Европы.

- Если бы во главе Литвы в переходный период был человек более резкий, не такой компромиссный, как Бразаускас?

- Было бы гораздо хуже. Наломали бы дров! Были бы не дрова, а человеческие жизни, крови много бы было. Помню, Горбачев чуть не в истерике бился, когда объявили о независимости. Бразаускас объяснил четко: почему и что было бы, если бы это не было сделано. С его логикой приходилось соглашаться. Не резко, не обвиняя никого, он просто рассказывал, как оно есть, какие стоят дилеммы. Я помню, как он сказал Горбачеву: представьте себе - мчится табун, впереди пропасть. Что должен сделать настоящий наездник? Вскочить на самого резвого и провести табун по всем ущельям, чтобы ни одна лошадь не погибла. Не бояться вскочить на самого горячего коня. Горбачев сказал, чтоб все будет очень плохо. А Бразаускас ответил: если этого не сделать, будет ещё хуже. Он знал, что страна развалится.
Еще вспоминаю, как на Бразаускаса смотрели на Украине, как его встречали в Молдавии, в Греции: как умного, честного человека, который не подличал. За что некоторых политиков не любят? За хитрость.

- В политике можно без хитрости?

- Назову политика, который совершенно не был хитрым, который заслужил уважение всех, - это Андрей Дмитриевич Сахаров. Никогда не хитрил. Галя Старовойтова – никогда не хитрила. И Бразаускас. Как бы к нему ни относился Горбачев, как бы ни относились открытые враги, его уважали за честность. Хитростью можно выиграть бой, можно выиграть войну, но хитростью фундамент государства не заложишь, развалится. Русский князь Святослав Игоревич – тот никогда исподтишка не нападал, говорил: иду на Вы! К таким ратникам принадлежит и Бразаускас.

Рассказывает фотограф Владимирас Гулявичюс, которому довелось фиксировать многие – часто исторические для Литвы – события с участием Бразаускаса:

- В Кнессете ему пришлось объясняться про то, что было в Литве во время войны. Выступали люди, которые пострадали. Никому бы я не пожелал оказаться в тот момент на его месте. И он извинился от имени государства. Сам-то не был виноват, никогда в военных действиях не участвовал, но нашел в себе силы, чтобы извиниться.
Горбачев был в Литве два раза. Одни раз с официальным визитом, второй – в 1989 году, когда наши люди уже были особенно недовольны. И тут для Горбачева были очень неприятные дискуссии. Он говорит: так что вы, действительно, хотите отсоединиться? Я – с камерой, в большом телеобъективе все видно, и у него, смотрю, на глазах появились слезы. В этот момент сфотографировал. Раньше аппараты-то были шумные, и на меня начали кричать: что ты делаешь!

Антакальнисское кладбище в Вильнюсе. Могила Альгирдаса Бразаускаса - самая посещаемая людьми. Сейчас, в юбилей, она завалена цветами.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG