Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Приговор не ставит точку


Бывший начальник полиции Чунцина Ван Лицзюнь оказался вовлечен в громкий политический скандал.

Бывший начальник полиции Чунцина Ван Лицзюнь оказался вовлечен в громкий политический скандал.

Суд в китайском городе Чэнду приговорил к 15 годам тюремного заключения бывшего сотрудника полиции Вана Лицзюня по обвинению в попытке бегства за границу, взяточничестве и превышении служебных полномочий. Ван оказался в центре политического скандала вокруг семьи бывшего высокопоставленного китайского политика Бо Силая.

Приговор, вынесенный бывшему начальнику полиции города Чунцин Вану Лицзюню – 15 лет тюрьмы – считается достаточно мягким, ведь, среди прочих, ему было предъявлено обвинение в государственной измене – попытке бегства за границу с секретными документами. Открытой для прессы (и то, только для китайской) была вторая часть судебного процесса. Ван Лицзюнь обвинения не отвергал. Как сообщают китайские СМИ, он активно сотрудничал со следствием и наказание обжаловать не намерен.

Однако вынесение приговора бывшему начальнику полиции, превратившемуся несколько лет назад в символ борьбы с коррупцией в Китае и даже ставшему прототипом популярного телесериала, окончательную точку в детективной истории с его поездкой в феврале этого года в столицу провинции Сычуань Чэнду не ставит. Тогда его внезапный визит в консульство США, продолжавшийся сутки, а потом арест поставили многих в тупик. Но уже вскоре – на сессии Всекитайского Собрания Народных Представителей – ситуация начала стремительно проясняться: стало очевидно, что в опалу попал его босс - могущественный партийный функционер Бо Силай, которого одно время прочили в Генеральные секретари ЦК КПК и Председатели КНР.

Некоторые средства массовой информации сообщают о том как Ван упоминал, что, когда он сообщил Бо Силаю о причастности его жены Гу Кайлай к убийству британского бизнесмена Нила Хэйвуда, Бо в ответ ударил его по лицу. Так или иначе, но Ван Лицзюнь вскоре после смерти Хэйвуда, которую вначале списали на алкоголизм, потерял пост начальника полиции и, поняв, чем ему это грозит, бросился в Чэнду в американское консульство.

Рассказывают, что полицейские, обнаружившие труп Хэйвуда, с самого начала были уверены, что речь идет об убийстве, и дрожали от страха за собственную судьбу, осознавая, кто причастен к этому преступлению. Они, не предавая убийство огласке, известили о своих выводах Вана Лицзюня, а тот, в свою очередь сообщил о них Бо Силаю. Но, видимо, Бо не был уверен в том, что тайну удастся сохранить и решил своего подчиненного «убрать». А Ван попытался получить политическое убежище в США, но ему было отказано. После этого Ван Лицзюнь сдался ждавшим его у ворот консульства сотрудникам госбезопасности КНР.

В результате, расследование обстоятельств смерти Нила Хэйвуда было возобновлено. Гу Кайлай (жена Бо Силая) приговорена к смертной казни с отсрочкой исполнения приговора по обвинению в убийстве англичанина (мотивом названа личная неприязнь из-за угроз Хэйвуда жизни ее сына, который учится в Британии). Одно из обвинений, предъявленных Ван Лицзюню – сокрытие обстоятельств убийства Хэйвуда. Ван также признан виновным во взяточничестве и превышении полномочий . Учитывая характер его деятельности на посту начальника полиции и специфические особенности китайского государства, где коррупция процветает, несмотря на попытки бороться с ней, найти факты злоупотреблений, как уверены многие наблюдатели, было нетрудно. Размер полученных взяток (около пятисот тысяч долларов) – тоже, по китайским меркам, не самый большой.

Важно подчеркнуть, что о причастности Бо Силая к убийству Хэйвуда и к злоупотреблениям Ван Лицзюня на процессе, судя по всему, открыто не говорилось ( с уверенностью об этом сказать нельзя, так как в закрытом режиме обсуждались сведения, представляющие собой государственную тайну).
Сам Бо Силай уже несколько месяцев содержится под домашним арестом , против него возбуждено внутрипартийное расследование «по подозрению в серьезных нарушениях партийной дисциплины».

Несмотря на официальную опалу, Бо Силай по-прежнему имеет влиятельных сторонников в партии. Бо – сын близкого соратника Дэн Сяопина, одного из «восьми бессмертных», определявших политику Китая, Бо Ибо. Не только его внешняя открытость публике и популизм принесли ему популярность среди населения. Бо Силай организовывал аукционы по продаже земель, с которых выселяли крестьян, резко ограничив возможность наживаться на их скупке за бесценок и перепродаже втридорога. Кроме того, Бо Силай использовал лозунги о социальной справедливости.

Самым влиятельным покровителем Бо Силая, по мнению газеты The Epoch Times, является один из членов самого влиятельного в Китае органа – Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК Чжоу Юнкан, курирующий суды, пенитенциарные учреждения и органы безопасности КНР. Считается, что Бо и Чжоу являются членами негласной внутрипартийной фракции бывшего Генерального секретаря ЦК КПК Цзян Цземиня, которая ведет борьбу за власть и влияние со сторонниками нынешнего председателя КНР и партийного лидера Ху Цзиньтао, который – в соответствии с политикой ротации в верховной власти Китая - должен сложить с себя полномочия Генерального секретаря в на предстоящем этой осенью съезде партии, а будущей весной уступить высший государственный пост своему преемнику. Как ожидается, им должен стать Си Цзиньпин.

Газета The Epoch Times утверждает, что, среди секретных документов, переданных Ван Лицзюнем сотрудникам американского консульства, были те, которые доказывали причастность группировки Цзян Цземиня к некоему заговору против нынешнего «крон-принца».

Тот факт, что Бо Силай до сих пор не привлечен к уголовной ответственности, полагают некоторые наблюдатели, говорит о том, борьба еще не закончена, хотя партийный съезд должен состояться уже в октябре. Неопределенности добавило и недавнее странное отсутствие Си Цзиньпина на публике в течение почти двух недель.

Этот и другие материалы читайте на странице информационной программы "Время Свободы".

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG