Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сирия: гражданская война не допускает компромисса


Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун

Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун

25 сентября открывается очередная встреча глав государств и правительств в рамках сессии Генеральной ассамблеи ООН, на которой большое внимание должно быть уделено ситуации в Сирии. Этой теме будет посвящена также намеченная на среду встреча министров иностранных дел пяти государств - постоянных членов Совета Безопасности.

За день до открытия сессии новый посланник ООН и Лиги арабских государств по Сирии Лахдар Брахими заявил, что не видит скорых перспектив завершения конфликта между сирийскими властями и оппозицией. По словам дипломата, в ходе своей недавней поездки в Сирию и переговоров с членами руководства страны, включая президента Башара Асада, он говорил о необходимости перемен, хотя, как признал Брахими, на данный момент у него лично нет действенного плана по выходу из сложившейся "тупиковой ситуации". Об этом он проинформировал накануне открытия нью-йоркской сессии членов Совета безопасности ООН.

В дипломатических кругах сейчас циркулирует идея создания в Сирии правящего совета на широкой основе, в котором президент Башар Асад на какой-то срок сохранит свои полномочия руководителя. Однако, считают специалисты, шансов на реализацию у этой идеи не больше, чем у прошлых предложений воюющим сторонам в Сирии договориться о разделе власти. И коль скоро это так, то, пожалуй, не стоит особо надеяться и на то, что ООН добьется подвижек в деле урегулирования на своей грядущей сессии. О разных причинах, блокирующих усилия миротворцев, - сначала Аннана, а сегодня Брахими- рассуждает дипломат, бывший посол США в Турции и Ираке Джеймс Джеффри.

- Генеральная ассамблея наверняка вновь осудит сирийское правительство и призовет к скорейшему разрешению конфликта, но этого не случится по причине абсолютно фундаментальной: то, что происходит сейчас в Сирии, есть не ссора по пустякам, а настоящая гражданская война, не допускающая компромисса, как и любое противостояние, в котором на карту поставлен вопрос о верховной власти. Полная непримиримость в позициях сторон, страшная взаимная ненависть – вот первоисточник всех бед, а внешние факторы только усугубляют, но не определяют их.

- Как, видимо, усугубляет ситуацию и то, что обе стороны оптимистически расценивают для себя складывающуюся военную обстановку, верят в победу и не желают уступать ?

- Это было бы полбеды. Тогда, теоретически, можно было бы убедить одну из сторон, что она ошибается, что ей никогда не победить. Но тут-то совсем иной коленкор. Ни Асад, ни оппозиция не могут сдаться, будучи уверенными в том, что это приведет к уничтожению общины, которую они представляют.

- Неуступчивая позиция по Сирии, которую заняли Россия и Китай, кажется, делают ситуацию еще более мрачной…

- Это так, но Сирия для России и Китая - это не вопрос жизни и смерти. Пока Асад удерживает в своих руках контроль над государственной машиной, они от него не отступятся. Другое дело, если его хватка ослабнет, тогда все возможно... Если у тебя в мире мало союзников, как у России и Китая, то каждый из них на вес золота. Кроме того, как считают некоторые аналитики, для Москва и Пекин радикальные сунниты являются злейшими врагами, и пока режим Асада уничтожает их, никакие соображения абстрактного гуманизма не подвигнут Путина или Ху Цзиньтао на то, чтобы посодействовать прекращению бойни. И обращенные к ним с этим настойчивые призывы Запада только повергают их в недоумение. Однако, на мой взгляд, Россия и Китай платят за поддержку Асада большую репутационную цену, и предстоящие дебаты в Генеральной ассамблее эту цену повысят. Тем не менее, ясно, что само по себе это обстоятельство не вынудит их сменить курс.

- Если позиция Асада «железобетонная», а России и Китая – прагматическая, то к какому из полюсов ближе Иран в своей сирийской политике?

- Думаю, к Асаду. Сирия – это стержень и наступательной стратегии Ирана в Леванте, и оборонительной в отношении всего суннитского мира. Как отмечают политологи, то, что суннитов убивают в Сирии, это для Ирана не проблема, а ее решение. Сдача Асада была бы равнозначна для Тегерана признанию победы суннитских мятежников; она также ознаменовала бы начало наступления суннитов на шиитов – союзников Ирана в Ливане и Ираке. Не говоря уже о том, что Сирия – важнейшее подспорье Ирана в конфронтации с Соединенными Штатами, и потеря соратника в Дамаске расшатала бы до основания позицию Ирана в регионе.

Джеймс Джеффри приводит заявление Обамы, что если Асад утратит контроль над химическим оружием или попробует передать его Хизбалле, то это спровоцирует военное вмешательство США, но подобные сценарии кажутся сегодня маловероятными. Хафиз Малик, профессор Университета Вилланова в Пенсильвании, полагает, что тупиковая ситуация в Сирии - во многом следствие бездействия Совета Безопасности ООН:

- Исходя из того, что Лахдар Брахими должен строить свою работу на платформе решений Совет безопасности ООН, ему необходимо располагать ясными указаниями этого органа, - говорит Хафиз Малик. - Однако указаний нет: Совбез остается расколотым в вопросе о Сирии – Китай и Россия, в отличие от стран Запада, не хотят настаивать на уходе Башара Асада. Если они не поменяют свою точку зрения – не представляю, как и когда сирийское урегулирование сдвинется с мертвой точки. Вспомним: бывший британский премьер Тони Блэр более пяти лет является спецпосланником Квартета по ближневосточному урегулированию, но чего он за эти годы добился?

- Что вызывает у вас сегодня наибольшие опасения в связи с сирийской проблемой?

- Более всего тревожит эволюция событий. Начавшись как протесты против авторитарного правления Асада, сирийский конфликт окончательно принял межконфессиональный характер и, соответственно, расколол общество по религиозному признаку. Алавиты доминируют в Вооруженных силах. Они знают, что если режим Башара Асада падет, то они потеряют все свои привилегии. Это обуславливает их твердое нежелание идти на договоренности с «Группой друзей Сирии», поддерживающей повстанцев-суннитов.

- В последнее время ряд источников, включая перебежчиков, предполагают, что Башар Асад якобы готов применить против внутренней оппозиции химическое оружие как последний аргумент. Насколько это реально?

- Мне кажется, это не более чем блеф в попытке предостеречь крупные державы от вмешательства во внутрисирийский конфликт, которое якобы вынудит правящий режим пустить в ход все доступные средства. Думаю, что Асад на это не пойдет, если только не обезумеет вконец. Скорее всего, он понимает, что в этом случае ему не остаться в живых, в отличие от других сценариев, которые могут угрожать лишь отлучением от власти.

Экспертное сообщество едино во мнении, что региональные игроки - Турция, Иордания, Саудовская Аравия, Арабские Эмираты слишком слабы, чтобы тягаться с Сирией и ее спонсорами. Военной мощи Европы, как показали события в Ливии, было недостаточно, чтобы справиться самостоятельно с Каддафи, не говоря уже о куда более сильном Асаде. Что касается Соединенных Штатов, то тут комментаторы отмечают, во-первых, нежелание администрации Обамы в канун выборов ввязываться в еще один вооруженный конфликт на Ближнем Востоке; во-вторых, общий разворот во внешней политике США от ближневосточных к азиатско-тихоокеанским рубежам; и, в-третьих, сложнейшие бюджетные проблемы, которые не оставляют Пентагону средств на серьезные боевые действия без того, чтобы жертвовать другими приоритетами военного строительства.

Американская общественность разочарована неспособностью ООН разрешить конфликт в Сирии, но это, указывают комментаторы, есть лишь следствие плохого знания истории. Разочароваться в ООН нет причин, как не было причин и верить изначально в ее эффективность как миротворца. Совет Безопасности мог действовать сплоченно лишь в тех редких случаях, когда между его пятью постоянными членами не было принципиальных разногласий, и Сирия уж точно к таким случаям не относится. Свежим признанием этого факта может служить заявление Германии, нынешнего председателя Совбеза, о том, что предстоящая 26 сентября встреча министров иностранных дел пятерки «сконцентрирует внимание на появлении исключительно влиятельного игрока на ближневосточной арене – Лиги Арабских государств».

Двадцать восьмого сентября под председательством госсекретаря США Хиллари Клинтон пройдет заседание группы, известной как «Друзья Сирии»; она объединяет около ста государств. Один из центральных вопросов повестки дня встречи – мобилизация средств на помощь сирийцам – вынужденным мигрантам и беженцам в соседних странах.

По оценкам ООН, с начала внутреннего конфликта в Сирии в марте прошлого года в этой стране погибло примерно 20 тысяч человек. Правозащитники считают, что число погибших - в полтора раза больше.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG