Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Челябинск вводит "сухой закон" на митинги


Едва лишь успели депутаты челябинского областного парламента выйти с летних каникул, как тут же с усердием принялись за работу над изменениями в закон Челябинской области "О порядке подачи уведомления о проведении публичного мероприятия". Корректировать положение о массовых акциях их подвигли коллеги из Государственной Думы, принявшие 8 июня поправки в КоАП РФ и ФЗ "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях".
Казалось бы, до конца года еще немало времени, куда торопиться? Но законотворцы рассудили иначе: нечего тянуть! И представили сегодня, 27 сентября, первые результаты своих усилий — даже не представили, а уже одобрили их в первом чтении.
Если депутаты федерального уровня сосредоточились на усилении и ужесточении наказаний для нарушителей закона о митингах, а проще говоря — для организаторов и участников протестных мероприятий, то на членов Законодательного собрания была возложена почетная миссия по созданию тех пунктов уложения, которые будут ловушками для будущих нарушителей. Другими словами, следовало сделать все возможное, чтобы митинги, устраиваемые оппозицией и прочими несогласными, были либо противозаконными, либо совершенно незаметными, а следовательно — и неэффективными.
Челябинским депутатам нужно было определить места, в которых митинги и прочие массовые мероприятия численностью более 100 человек, проводить нельзя. Не мудрствуя лукаво, они решили запретить их на всех площадках, расположенных ближе 200 метров от детских, образовательных и медицинских учреждений, объектов спорта, а также на территориях, принадлежащих физическому или юридическому лицу на праве собственности или ином вещном праве, без письменного согласия владельца.
Кому принадлежат те или иные земельные участки, и у кого именно нужно будет просить разрешения "помитинговать", очевидно, придется разбираться позднее, а вот что касается расстояния в 200 метров, многое ясно уже теперь. Один из организаторов большинства протестных акций, прошедших в Челябинске в 2012 году, Александр Корецкий проанализировал, чем конкретно обернутся принятые поправки. Скрупулезно изучив электронную карту, он пришел к выводу, что в центре города образовательные и медицинские детские учреждения, а также спортивные объекты расположены чуть ли не на каждом шагу. И теперь, под вполне законным предлогом, власти могут запретить митинг в большей части облюбованных и привычных площадок.
В частности, в 150 метрах от памятника Орленку расположена гимназия №1, на том же расстоянии от пяточка в центре парка Гагарина, где прошлой зимой дважды проходили митинги, работает детская танцевальная школа. Все те же самые 150 метров отделяют площадку перед памятником Курчатову от стадиона Елесиной. Надо признать, что число мест, пригодных для проведения массовых акций, в центре Челябинска и так весьма ограничено. А при условии принятия данных поправок в закон, оно фактически сведется к нулю.
Как заметил один из челябинских блогеров, формулировки нового закона до боли напоминают положение о регулировании оборота алкоголя. Очевидно, государство таким образом признает, что свобода собраний столь же вреда для здоровья нации, как и употребление спиртных напитков и, ограничивая эту самую свободу, по сути, вводит своего рода «сухой закон». Забывая, однако, при этом и третий закон Ньютона, и опыт предыдущих поколений.
XS
SM
MD
LG