Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Если пересечь Арены, подняться по восточной лестнице в сад и выйти на Наваррскую улицу, то попадешь прямо в дом номер пять, в крошечный пенальчике с подвалом, где находится “Парижский джазовый угол”. Paris Jazz Corner, магазин новых или же second hand, подержанных, компактов, где приятнее рыться, чем в гигантском ФНАКе или же в Virgin Megastore на Елисейских Полях. Что же можно здесь откопать?

Ларри Янг. Он же Халид Ясин. Сорокового года рождения. Из Ньюарка, Нью-Джерси. На нашем шарике удержался лишь 37 лет. Органист, время от времени играл на фортепьяно. Был первым органистом, начавшим играть на органе модальный джаз. Как все органисты, особенно в молодости, был увлечен Ритмом-и-Блюзом и стилем Соул. Но, попав под влияние Колтрейна, начал играть чистый джаз той эпохи. Чаще всего появлялся в трио гитариста Гранта Грина (ударником был Элвин Джоунз). Дебютировал на Blue Note с саксофонистом Сэмом Риверсом. Играл у Майлза Дейвиса на записи его программного диска Bitches Brew.

Или - Грант Грин. Он родом из Сент-Луиса, штат Миссури, где он появился на свет 6 июня 1935 года. Как и положено, подростком, он начал играть на танцах в местных оркестрах. И само собой – под влиянием Чарли Кристиана и Лестера Янга и Чарли Паркера, этих отцов би-бопа. В начале шестидесятого года он собрал собственное трио. В 64 году в его Трио и входил органист Ларри Янг, а так же ударник Элвин Джоунз. Саксофонист Луи Дональдсон, который присутствовал на концерте Гранта Грина в Сент-Луисе, посоветовал ему попробовать силы в Нью-Йорке, а позже рекомендовал его фирме звукозаписи Blue Note. Не прошло и года, как Грант Грин стал штатным гитаристом Blue Note.

Грант Грин успел записаться на Blue Note с трубачом Ли Морганом, органистом Джимми Смисом, саксофонистами Стэнли Тарентайном и Хэнком Моубли, пианистом Херби Хэнкоком. Как и Ларри Янг, Грин не был долгожителем и отправился обследовать иные миры в 43 года. Он был не только гитаристом би-бопа, но так же хард-бопа, фанка и соул.

Здесь же в весьма душном подвале, где работает какой-то детский вентилятор, я обнаружил си-ди органиста Baby Face Уильетта, в квартет которого входил и Грант Грин. Baby Face - это “Детское личико”. “Лицом к лицу” считается его лучшим диском, а его гастроли по США, Канаде и Кубе, как пишет Роберт Левин, вызвали бы зависть самого Джека Керуака. На что Baby Face Уильетт отвечал: - География всегда была проблемой!

Я отправлялся искать туда, на первом этаже стеллаж с дисками Мишеля Петруччиани, который страдал тяжёлым генетическим заболеванием, приводящим к ломкости костей и, в его случае, к невысокому росту и искривлению позвоночника, остеогенезом. Ударник Кенни “Клук” Кларк, который услышал Петручча, как его все звали, еще подростком в Париже, сказал: - Он, конечно карлик, но он играет, как настоящий гигант”. Мишель знал, что долго он не проживет, и он спешил. Он рвался прочь из Франции в Штаты на родину джаза. В Калифорнии его поклонником стал саксофонист Чарльз Ллойд. Он согласился отправиться на гастроли с Мишелем и 22 февраля 85 года Чарльз Ллойд вынес на сцену Карнеги Холла Мишеля Петруччиани и усадил его за рояль. Это был исторический концерт One Night with Blue Note. Конечно, Мишель играл под влиянием Билла Эванса, он этого никогда и не скрывал.

И последнее на этот раз приобретение: Лио Паркер по кличке “Малыш”, The Kid. Он попал в главный оркестр эпохи, оркестр Билли Экстайна в 44 году и Билли, отобрав у него альт, купил ему баритон-саксофон. В 45 году, когда оркестр Экстайна, усилиями Диззи Гиллеспи раскололся на две группы, The Kid вошел в так называемую “Несвятую четверку”, которая играла либо с Экстайном либо в клубах 52 улицы. В Unholy Four объединили таланты и молодость Декстер Гордон, Сонни Ститт, Джин Аммонс и Лио Паркер. В начале пятидесятых соломка дожала Лио Паркера и он исчез из джаза до 61 года.
Но, увы, в том же году он скончался от инфаркта. Ему было 36 лет.

Меня потрясает здоровье таких гигантов, как Сонни Роллинс или Дейв Брубек, которые живя и работая на этом химически вредном предприятии Jazz & Co умудрились добраться до наших времен. Справедливости ради, скажу, что Дейв Брубек больше увлекался верховой ездой, чем “снежком” или Марией Хуанетой.

Подробно - в очередной программе "Время джаза", которая выйдет в радиоэфир 30 сентября в 23:00 мск.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG