Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Основными темами завершающейся в Нью-Йорке сессии Генеральной Ассамблеи ООН стали иранская ядерная программа, сирийский конфликт и ситуация на Ближнем Востоке.

Сессия Генеральной ассамблеи – это самый репрезентативный международный форум, собирающий, как правило, представителей почти всех 193 государств, являющихся членами организации. Всеобщее внимание, впрочем, вызывают выступления лишь немногих.

На этот раз среди самых ожидаемых были речи президента Соединенных Штатов, президента Ирана и премьер-министра Израиля. От трех лидеров ждали сигналов о том, как может развиваться противостояние вокруг иранской ядерной программы. Но ясности на этот счет так и не прибавилось. В речи президента Обамы многие комментаторы отметили решительность, с которой он выступил в защиту свободы слова. «Слова не могут быть поводом для убийства», - заявил Барак Обама, отстаивая право на свободу произнесения даже тех слов, которые могут восприниматься как богохульство. Его предупреждение в адрес Ирана: «Соединенные Штаты сделают все, что необходимо, чтобы предотвратить появление ядерного оружия у Ирана», - вызвало разные оценки экспертов. Некоторые увидели в этих словах намек на то, что администрация Обамы будет готова нейтрализовать иранскую ядерную программу, прибегнув к недипломатическим инструментам, другие считают, что президент лишь повторил известный тезис из арсенала американских президентов.

Объект американских предупреждений президент Ирана Махмуд Ахмадинежад, выступая на следующий день после Барака Обамы, в несвойственной для себя сдержанной манере сетований сформулировал привычные обвинения в адрес «гегемонистских», по его словам, стран, которые хотят лишить Тегеран плодов его мирных атомных исследований. Но ничего конкретного относительно требований сотрудничать с МАГАТЭ и прояснить вопросы международного сообщество о характере ядерных работ иранский лидер не сказал, что заставило на следующий день премьер-министра Израиля во время выступления в ООН прибегнуть к необычному наглядному пособию. Он принес с собой на трибуну плакат с изображением бомбы и красным маркером провел черту по рисунку, предлагая миру провести черту, дальше которой Ирану будет не позволено зайти в его ядерных работах. Внятного ответа на свой призыв израильский премьер не получил.

Как считает собеседник Радио Свобода Эли Краковский, американский политолог и бывший высокопоставленный сотрудник Пентагона, выступление на Генеральной ассамблее воспринимается странами, прежде всего, как уникальная возможность для саморекламы:

- Выступления в организации Объединенных Наций используются лидерами для представления своих позиций по разным вопросам в наиболее выгодном для них виде, это своего рода международная витрина для презентации своей страны. Некоторые страны, такие, как Китай, заинтересованы в этом больше, другие - меньше. Подобные мероприятия, как мне кажется, прежде всего, стоит воспринимать именно в таком контексте. Тем не менее, по этим дебатам можно судить о том, что в разных концах мира возрастает напряженность. Это и территориальные споры в Южно-Китайском море, это и многочисленные конфликты на Ближнем Востоке. Противостояние Ирана и Запада, Ирана и Израиля усугубляется. Из выступления Ахмадинежада в ООН, на мой взгляд, ясно, что иранцы верят в то, что они одержат верх в противостоянии, что американцы уступят. Из выступления Нетаньяху я делаю вывод о том, что израильтяне пытаются понять, готовы ли другие государства предпринять реальные шаги для нейтрализации иранской ядерной программы. Если они не увидят признаков такой готовности, то повышается вероятность того, что израильтяне сами предпримут силовые акции.

- Сирийский конфликт стал еще одной важной темой дискуссий. Сессия показала, что подавляющее число стран призывают помочь противникам режима Асада, на его стороне – единицы. Выглядит ли сегодня стороннее вмешательство в сирийский конфликт более вероятным?

- Россия поддерживала и продолжает поддерживать Дамаск, если судить по выступлению министра иностранных дел России на сессии, хотя и в более завуалированной форме. Но с каждым днем у противников давления на Асада остается все меньше аргументов для оправдания своей позиции. Я думаю, сомнений в том, что сирийский режим обречен, не остается, потребуются ли для этого некие акции со стороны международного сообщества или оппозиция сможет добиться успеха своими силами, сказать трудно. Мне кажется, что дебаты по сирийской проблеме на Генеральной ассамблее ООН свидетельствуют об опасном вакууме, созданном бездействием западных столиц и, прежде всего, Вашингтона. Они не делают практически ничего для того, чтобы предотвратить хаос, который, если судить по происшедшему в Ливии, возникнет после падения правительства Асада. Вашингтон, как и в ливийском случае, сейчас предпочитает держаться на обочине событий вместо того, чтобы путем оказания реальной помощи оппозиции попытаться создать альтернативу радикальным группам со стороны умеренных сил.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG