Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Первые дебаты кандидатов в президенты принесли не один, а два больших сюрприза. Во-первых, торжество Митта Ромни-полемиста, удостоверенное социологами. Сразу после дебатов два из трех респондентов CNN отдали предпочтение Ромни. Три дня спустя опрос социологического центра Расмуссена показал небольшое лидерство Ромни в борьбе за президенство. Опрос Reuters\Ipsos оставил лидерство за Обамой - 46 процентов против 44 - но неделю назад разрыв, по данным, этого агентства, составлял шесть процентов. Ставки Ромни пошли вверх и в трех ключевых колеблющихся штатах. Вторым сюрпризом стала реакция сторонников президента: как мог Ромни, которого оппоненты высмеивают за нелепые, по их мнению, шутки и высказывания, за взгляды, по их словам, враждебные по отношению к среднему классу, звучать убедительнее, выглядеть естественнее и даже обаятельнее, чем его оппонент-президент, известный талантами оратора!? Точный ответ на этот вопрос мог бы разрешить главную политическую интригу момента: могут ли эти дебаты стать переломным событием президентской кампании.

Ответ демократов – отрицательный. «Куда девался в этот вечер настояший Обама?», «А много ли значат дебаты?», «Ничего не значащая победа Ромни!» - провозглащают комментаторы из демократического лагеря. Даже те сторонники Обамы, кто признает постигшее президента фиаско, склонны объяснять это обстоятельство, так сказать, «техническими» причинами. «Победа Ромни - триумф исполнительского искусства, - пишет Роберт Шрум, советник нескольких кандидатов в президенты от Демократической партии, - Он доминировал в течение дебатов, безупречно выдавая четко сформулированные ответы, отрепетированные и заученные во время подготовки к дебатам, который был самым напряженным в американской истории». Иными словами, слабого кандидата накачали перед боем стероидами, в то время как положившийся на свои способности президент не осознал, что проведя в стенах Белого Дома четыре года, он слегка утерял навыки полемиста. Сторонники Обамы настаивают, что к следующим дебатам через две недели он отполирует свои ораторские таланты и полемический баланс изменится. Этого опасаются и некоторые республиканцы, напоминающие, что на своих первых теледебатах во время борьбы за второй срок многие президенты выглядят слабо, но потом набирают уверенность и очки.

Однако есть и другая, менее щадящая Обаму интерпретация случившегося. Как заметил однажды Уильям Бакли, идеолог современного американского консерватизма, либералы, гордящиеся своей толерантностью, всегда выглядят изумленными, когда им приходится столкнуться с другими точкам зрения. Некоторые известные консервативные комментаторы считают, что демократы, недооценивающие Ромни, стали жертвами этого феномена. Легендарная обозреватель «Уолл-стрит Джорнэлл» Пегги Нунэн настаивает на том, что десятки миллионов телезрителей впервые увидели во время этих дебатов подлинного Ромни - «цельного, нормального, компетентного, искреннего, обаятельного человека» с принципами и идеями, которые он защищает». Более того, Нунэн предрекает, что эти дебаты повлекут за собой далеко идущие последствия. Ромни, по ее словам, удалось то, что никогда никому не удавалось: он проткнул раздутый, словно воздушный шарик, имидж своего оппонента, и шарик начал выпускать воздух.

Столь смелую точку зрения может себе позволить лишь комментатор с авторитетом Нунэн, на репутации которой один несбывшийся прогноз не оставит даже пятнышка. Любопытно, впрочем, что если судить по подборке самых интересных цитат этих дебатов, сделанной агенством Франс-пресс, сетования сторонников президента на то, что он оказался не в лучшей форме, явно преувеличены. Бараку Обаме не отказали его привычные остроумие и язвительность. «Да, мы расходимся с губернатором Ромни в определении малого бизнеса, - сказал Обама, комментируя проблему налогообложения, - Дональд Трамп – это малый бизнес, по мнению Ромни. Но сам Трамп не думает о себе как о ком-то мелком». Вот еще одна стрела в направлении Ромни: «Полтора года он превозносит свой план налогообложения, а сейчас, за пять недель до выборов, вдруг говорит, что его смелая налоговая идея заключается в словах «не будем об этом говорить». Президент звучал, в общем, знакомо. А вот Митт Ромни был «незнаком». Он настойчиво защищал «рынок с человеческим лицом» и разоблачал неспособность правительства справится с социальными и экономическими проблемами, оперировал цифрами и фактами, даже пожурив президента за попытку спорить по поводу эффективности экономических мер с человеком, у которого двадцать пять лет предпринимательского опыта. Когда Барак Обама попытался уличить Ромни в лукавстве, он получил такой ответ: «Господин президент, как президенту вам полагается самолет, дом, но у вас нет права на выдуманные факты».

Никто сейчас не может сказать, станут ли эти дебаты проходным эпизодом кампании или имидж Обамы в глазах избирателей поблекнет. Сам президент на следующее утро после дебатов начал встречу с изибирателями шуткой: «Вчера на подиуме я встретил очень энергичного человека, назвавшегося Миттом Ромни. Но это не мог быть Ромни, поскольку настоящий Ромни носился с пятитриллионной налоговой скидкой в пользу богатых. Этот человек на подиуме уверял, что он ничего подобного не предлагал». Эта шутка, впрочем, не была опробована на Ромни. Достаточно ли такого подхода, чтобы одолеть «нового» Ромни на следующих дебатах?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG