Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В российской армии случилось очередное ЧП с очередным уральским солдатом: на сей раз «не повезло» Никите Акишину из города Ноябрьска — того, что в ЯНАО. 8 декабря прошлого года он уходил служить здоровым, физически полноценным и вполне привлекательным парнем. Сегодня его лицо и тело изуродованы жуткими шрамами от химических ожогов, а душа — равнодушием командиров и тревожным ожиданием того, что ждет его теперь в будущем.
Таким Никита ушел в армию...

Таким Никита ушел в армию...

Мне удалось пообщаться с сестрой Никиты, Екатериной Башкировой. Именно семья и подняла переполох по поводу жуткого происшествия. Командиры же, как и водится в таких случаях, хранили презрительное молчание, не удосужившись сообщить о случившемся даже родственникам. Лишь спустя несколько дней после ЧП те узнали о нем от самого Никиты: немного придя в себя, он дозвонился до матери.
Что именно случилось в в/ч 07059 города Лесозаводска, что в Приморском крае, со временем, будем надеяться, разберутся следователи. Пока же Екатерине известно следующее. 27 сентября по приказу старшего лейтенанта Хвостова, ее брат и еще шесть солдат отправились на погрузку канистр, о содержимом которых ребят не предупредили. Им не выдали никакой специальной одежды, не провели даже краткого инструктирования на предмет того, как следует обращаться с пластиковыми емкостями, в которых, как оказалось, содержалось крайне опасное едкое вещество. Какое именно — официально пока не объявлено. Семья утверждает, что речь идет о серной кислоте. Источник в следственных органах выдвинул версию, что это, скорее всего, «не кислота, а электролит». Притом, что электролит — это всего лишь признак электропроводимости вещества, одна из характеристик. И таким веществом могут быть, в том числе, самые опасные кислоты — соляная, азотная и серная.
Как рассказывает Екатерина, едкое вещество «выстрелило» в ее брата прямо из канистры, сорвав крышку. Как такое могло произойти — опять-таки, придется выяснять следствию. Будем надеяться, что этим займутся люди, более осведомленные в химии, нежели человек, давший комментарий про электролит. Пытаясь выдвинуть более—менее правдоподобную версию, я обратился к знакомому специалисту—химику с вопросом: могла ли кислота «взорваться» от болтанки, вызванной переноской? Нет, не могла. Взрыв мог произойти в случае нагрева: если канистру хранили в ненадлежащих условиях или если в кислоту каким—то образом попала вода. В общем, вопросов пока гораздо больше, чем ответов. И со стопроцентной очевидностью ясно сегодня лишь одно: парня обдало мощной струей разъедающей жидкости как минимум от пояса до головы — об этом свидетельствуют жуткие фотографии. Обожжены правая сторона грудной клетки, правая половина лица, вся правая рука.
....а таким вернется.

....а таким вернется.

​ Что делает при этом командовавший погрузкой лейтенант Хвостов? Мчится с парнем в медчасть? Пытается самостоятельно оказать первую помощь? Звонит руководству с просьбой снарядить машину в госпиталь? Вовсе нет. Он приказывает остальным солдатам обмыть пострадавшего в луже и продолжать погрузку. Тому, что обожженную кожу обычно дезинфицируют, а не полощут в грязной стоячей воде, Хвостова никто не учил. Не учили его, судя по всему, и говорить правду.
Только спустя два часа после происшествия, в течение которых измученный болями солдат, по совету того же лейтенанта, бегал, безуспешно пытаясь охладить ожоги ветром, Хвостов все же повез его к врачам. В сельскую больницу. И это притом, что военный госпиталь находится буквально в 20 минутах езды от нее. Медикам солдат был представлен как родственник Хвостова, приехавший к нему в гости без документов и случайно облившийся каким—то химическим веществом. Никиту тут же госпитализировали. Лишь через четыре дня он смог позвонить маме и рассказать о случившемся. Из Ноябрьска в Лесозаводск путь неблизкий: женщина приехала спустя несколько дней и тут же добилась, чтобы сына перевели в военный госпиталь. Все то время, которое он провел в больнице — а это около 10 дней — из части его так никто и не навестил.
Правда, пришли чуть позже. И вовсе не для того, чтобы справиться о самочувствии или спросить, чем могут помочь. Цель визита была другой: уговорить Никиту взять вину на себя, точнее, сказать, что это был несчастный случай. Парень им отказал. Катя со слов матери знает, что ее брат лежит в реанимации, ему ставят препараты, от которых он периодически впадает в беспамятство и никого не узнает. Возможно, так действуют обезболивающие, но родственники предполагают иное: военные просто не хотят, чтобы Никита давал показания.
По словам матери Никиты Дины Акиншиной, у сына 17% ожогов, врачи оценивают его состояние как тяжелое. Она написала два заявления в прокуратуру и сейчас проводится проверка — как по факту самого инцидента, так и по факту применения врачами препаратов, якобы повлекших за собой ухудшение состояния пострадавшего. Ранее в пресс-службе Восточного военного округа РИА Новости заявили, что о реанимации речи не идет, а все ожоги, которые он получил, через какое-то время пройдут, и кожа приобретет нормальный цвет.
Никита, между тем, очень переживает за свою внешность. Пытаясь его успокоить, родные пообещали собрать деньги на пластические операции. Сколько их будет, и какой они дадут эффект — это, пожалуй, не возьмется сейчас предсказать ни один хирург. Семья настроена добиться самого сурового наказания для виновных, а также потребовать с Министерства обороны полной оплаты лечения, реабилитации и всех последующих процедур, в том числе, и эстетических.
…Наших офицеров ничто не учит. Прошло всего несколько лет с тех пор, как страна ужасалась трагедии солдата Андрея Сычева, оставшегося без ног, но о ней, похоже, уже все забыли. А ведь парень мог бы остаться здоровым, если бы командиры отправили его на лечение сразу, а не через несколько дней. В начале июня в Челябинской области от пневмонии умер рядовой Александр Михайлов, которому тоже не оказали своевременную помощь. А вот и совсем свежий случай: на Южном Урале два офицера в конце сентября так избили провинившегося контрактника, что врачи зафиксировали у него тяжелую черепно-мозговую травму, ушиб головного мозга, перелом свода и основания черепа, многочисленные ушибы и гематомы. В таком состоянии он провалялся в части несколько дней: изверги—командиры не обращались к врачам, опасаясь, очевидно, уголовной статьи, которая в результате их все равно настигла.
«Не отдавайте своих сыновей и братьев в армию!!» — пишет на своей странице вконтакте Екатерина Башкирова. И эта запись, я уверен, могла бы собрать сотни тысяч «лайков».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG