Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Только вышел «Классный час Свободы» с историями увольнений двух директоров – по собственному, но вынужденному желанию, и по решению управления образования, и вот новое сообщение - уволена Нина Морозова, директор Деревянкской средней школы.

Как пишет мой коллега, главный редактор «Журнала руководителя управления образованием» Дмитрий Фишбейн, уволили ее в связи с обвинением в хищении трех тысяч рублей из муниципального бюджета. Мне сразу вспоминается история с директором Соловецкой школы, которую обвиняли в том, что она летом сдавала приезжим помещения школы, только потому, что на развитие острова были выделены немалые деньги и шла борьба за местную власть, а она имела авторитет и гражданскую смелость . Заметьте – речь идет о сельских школах! И о директорах, которые эти школы в прямом смысле создают, спасают и возрождают.

Как и Дмитрий Фишбейн, который лично знал Нину Морозову, и потому искренне возмутился происшедшим, так и я была знакома с директором лицея г.Уварово (Тамбовская область) Владимиром Ардабьевым, и поэтому не могла поверить, что он добровольно оставит свою школу, созданную исключительно его талантом руководителя. Ардабьев одним из первых сумел удачно провести через слияние два педагогических коллектива и достаточно быстро добиться не просто хороших, а лучших в области результатов. Я с ужасом и верой в его менеджерские (да простят меня директора за это слово) способности ждала, как он преодолеет следующий барьер – по распоряжению местных властей еще четыре школы присоединились к его лицею

И вот – заявление по собственному желанию, и совсем не потому, что испугался трудностей, нет. Просто понял, что та живая школа, ради которой стоит жить и в которой можно работать – в нынешних условиях невозможна. Чиновничий произвол в системе образования – как потоп или пожар, с ним, действительно, смертельно опасно бороться. Но если этого не делать – рано или поздно мы все окажемся на улице, дворниками в чужой стране.

А это фрагмент рассказа Владимира Ардабьева о том, почему он перестал быть директором школы:

В 2007 году появились первые тревожные ноты: в Тамбовской области вводилась новая система оплаты труда. Вводилась она очень трудно, потому что никто не знал, как это делать. Были созданы общие положения, а дальше выяснялось, сколько в Тамбовской области директоров. И все они впоследствии назывались идиотами, потому что неправильно трактуют документы и не туда повели систему образования. Дело доходило до того, что при введении новой системы оплаты труда мэру нашего города пришлось звонить губернатору: как правильно это положение трактовать, скажите нам, как? Как говорит начальник управления образования или как говорит ваш другой заместитель, начальник финансового управления? Так и получалось: когда ошибки - виноваты директора, а если успехи - чиновники.
Ну, прошли мы тогда с некоторыми моральными издержками введение новой системы оплаты труда. Но сейчас реализуется достаточно много проектов, и в том числе слияние школ. В Тамбовской области 5 лет назад было более 600 школ, сейчас их что-то около 90. И прошлым летом случилось такое, что все школы города Уварово, кроме небольшого кадетского корпуса, там всего 400 детей, все, что были в Уварово, под давлением областных структур должны были объединиться в одно образовательное учреждение.
Я еще как-то после слияния с первой школой чувствовал, что вот, тогда получилось, и поэтому наивно полагал, что, вероятно, опыт, коллектив поддержит, как-то поможет реализовать. Но главная проблема была в том, что педагогические и детские коллективы находились в отдельных зданиях, расстояние между зданием бывшей 3-ей школы и бывшей 8-ой школы - около 15 километров, а наш лицей где-то посередине.
Я до сих пор никак не могу понять цель этого слияния, что мы должны были выиграть. Да, в четырех школах было по директору - директор остался один, в каждой школе было по заместителю, директор по учебно-воспитательной работе, по внеклассной работе, по безопасности - теперь все эти кадры должны сократиться. И они действительно сокращались. А чиновники все валили и валили, и валили на нас возрастающий вал документооборота. Документооборот возрос в десятки раз, управляющие кадры, кто со всем этим должен работать, сократился вдвое. Нагрузки выросли настолько, что я в течение прошлого года уже почувствовал, что 92 процента своего рабочего времени я работал на чиновников.

Здесь я могу повторить слова Александра Адамского, что наша школа сегодня - Брестская крепость, которая врагами окружена со всех сторон. Причем врагами не внешними. Я, например, вижу самым большим врагом современной школы - не только бесчисленное множество организаций, наделенных функциями контроля, но я увидел, что нашим самым большим врагом, который хочет школу судами, штрафами и прочими делами по оправданию своей деятельность занять - это те органы, которые должны управлять образовательным процессом. В частности, управление образования, областное, является чуть ли не самой большой помехой к существованию школ.
XS
SM
MD
LG