Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Иран: что послужит "красным флагом" для МАГАТЭ


Следы разрушения на военной базе в Парчине, куда не могут попасть инспекторы МАГАТЭ

Следы разрушения на военной базе в Парчине, куда не могут попасть инспекторы МАГАТЭ

Американский Институт науки и международной безопасности выпустил доклад «Потенциал Ирана к прорыву увеличивается».

В докладе утверждается, что за два-четыре месяца Иран может произвести достаточно оружейного урана для создания ядерной бомбы, а потом ему потребуется еще 8-10 месяцев, чтобы сконструировать саму бомбу. Директором института и один из авторов доклада Дэвид Олбрайт в интервью Радио Свобода рассказал, на чем основаны эти выводы:

- Мы, составляя этот доклад, пытались понять, как быстро Иран сможет создать ядерное оружие, если, - и я подчеркиваю, если - он примет решение это оружие создавать. Мы сконцентрировали внимание на производстве обогащенного урана, потому что это – самая заметная внешне часть создания ядерного оружия. Обогащение проводится на объектах, которые находят под наблюдением международных инспекторов МАГАТЭ. Инспекции посещают заводы приблизительно каждые две недели. Так что если бы Иран пошел на этот шаг, то есть начал бы производить высокообогащенный уран в качестве первого шага производства оружейного урана для бомбы, инспекторы это заметят. Мы же хотели посмотреть, сколько времени займет этот процесс, смогут ли инспекторы своевременно забить тревогу. Иран ведь знает, что если он выйдет из договора и начнет производить высокообогащенный уран, то последует военная операция. А если в эту операцию вмешаются еще и Соединенные Штаты (президент Обама уже пообещал, что вмешаются), то иранская ядерная инфраструктура будет уничтожена, а вместе с ней и большая часть промышленной инфраструктуры, если только Иран вовремя не остановится. Задумка этого доклада – сдержать Иран до того, как он попытается. С нашей точки зрения, в течение ближайшего года, по крайней мере, до 2014 года у инспекторов будет достаточно времени, чтобы предупредить международное сообщество. И тогда Иран подвергает себя чудовищному риску. Вот, вероятно, это - самое главное заключение нашего доклада.

- Итак, что же именно должен сделать Иран в первую очередь, если будет принято решение о создании бомбы? Что дает время инспекторам на предупреждение?

- Для того, чтобы создать ядерную бомбу, надо обогатить уран. Это то, на чем все стоит – ядерный взрывчатый материал, который лежит в основе ядерной бомбы. Производство этого материала легко обнаруживается. Это легко засечь. И необходимое количество этого материала Иран может произвести за год. Но потом он должен превратить этот материал в металлические компоненты ядерного заряда, создать остальные части бомбы, включая взрывное устройство, электронику. Согласно данным МАГАТЭ, Иран сделал несколько существенных шагов к созданию этих компонентов, они уже немало знают о том, как создается ядерный заряд, но они все еще должны физически это сделать. До сих пор они не сделали взрывного устройства и не провели его испытания. Мы полагаем, что у них уйдет на это несколько месяцев – создать взрывное устройство и испытать его под землей. И это уже будет после того, как Иран обогатит достаточное количество урана для ядерной бомбы. По нашим расчетам, им для этого потребуется 8-10 месяцев. А если они захотят создать боеголовку для баллистической ракеты, на которую они могли бы полагаться при запуске, то это займет еще больше времени. Не знаю, может быть, полгода, а может, и год. Не известно, в какой стадии находятся разработки в этой области. У МАГАТЭ есть доказательство того, что разработки продолжаются даже сейчас, но эти доказательства не настолько убедительны, как до 2004 года, когда можно было с уверенностью сказать, что Иран работал над созданием технологий ядерной боеголовки для ракет.

- Сейчас Иран производит уран, обогащенный на 20%. Сколько времени понадобится, чтобы обогатить его до оружейного состояния. И что для этого надо сделать?

- Именно на этом мы и сконцентрировали внимание. Если бы Иран начинал процесс обогащения с урана в его природном состоянии, то при нынешних возможностях на это ушло бы больше года. Тот факт, что у них сейчас есть очень большие запасы урана, обогащенного до 3,5%, позволяет сделать это намного быстрее. А вдобавок к этому они пополняют запас урана, обогащенного до 20%. Модель создания оружейного урана состоит из четырех последовательных шагов. Первый шаг – обогатить до 3,5%. Это – 70% работы по обогащению. Следующий шаг – обогатить с 3,5% до 20%. На этом этапе выполнено уже 90% работы. Следующие два шага – с 20 до 60% и с 60 до 90%. А поскольку основные усилия надо затратить, чтобы обогатить до 20%, то все остальное проходит уже очень быстро. И это – основная проблема, с которой сталкивается международное сообщество: похоже, что Иран установил этот процесс под крышей гражданской атомной программы, а на самом деле он выполнил большую часть работы для создания оружейного урана. И именно поэтому, если Тегеран решит выйти из договора по нераспространению, он сможет в очень короткие сроки создать оружейный уран.

- Зачем Ирану нужны эти запасы – есть логическое объяснение?

- Конечно, Ирану нужен обогащенный уран для гражданских целей. На исследовательском реакторе в Тегеране, например, используется уран, обогащенный на 20%. Но производство намного превышает потребности. Время от времени какое-нибудь официальное лицо в Тегеране делает заявление, что в стране будет построено еще 4-5 реакторов, так что обогащенный уран необходим и надо продолжать процесс обогащения. Но они этого не сделают. Поэтому все прекрасно понимают, что происходит, и поэтому процесс обогащения урана до 20% вызывает такое беспокойство. Группа 5+1 – постоянные члены Совета Безопасности ООН плюс Германия – делают все, чтобы остановить производство обогащенного урана и заставить Иран вывезти накопленные запасы за границу. Но Тегеран сопротивляется. Он просто отказывается это делать.

- Почему вы говорите, что Иран не создаст новые исследовательские реакторы?

- Они не знают, как это делать. Может быть, они попытаются создать один новый реактор. Они и сейчас пытаются создать реактор на тяжелой воде в Араке, который работает на природном уране. Но на это уже ушли годы. Создание реактора зависит от импорта технологий, потому что сами они многого просто не могут создать. Недавно в Германии была арестована группа людей, которые пытались продать Ирану клапаны для реактора. Так что, с одной стороны, сами они не так далеко продвинулись технологически, а с другой, они не могут получить необходимые компоненты на мировом рынке. Но даже если допустить, что сейчас начнется строительство нового реактора – на это уйдут годы. Создавать запасы обогащенного урана до начала строительства просто не надо. Поэтому объяснение иранской стороны, зачем им нужно столько обогащенного урана, кажется очень неубедительным. И если речь идет только о мирном атоме, то ничего не стоит остановить производство и тем самым развеять сомнения группы 5+1, и Совета Безопасности ООН. Они могли бы, например, ввести мораторий на 3 или 5 лет на весь процесс обогащения, потому что запасы урана, обогащенного до 3,5% им тоже не нужны. От моратория их ядерная программа не пострадала бы, но они развеяли бы сомнения международного сообщества, и в этом случае получили бы всевозможное международное сотрудничество и поддержку, в том числе их собственной ядерной программы. Опять-таки, невозможно доказать, что они собираются делать ядерное оружие, но задача не в том, чтобы доказать, а в том, чтобы сдержать Иран от этого и сделать этот процесс крайне дорогим и невыгодным. Но Иран просто не в состоянии сделать международному сообществу какое-то конкретное предложение. И никто не понимает, почему.

- А ваше объяснение?

- Возможно, потому что в Иране очень сложная структура принятия решений. Есть верховный лидер, довольно агрессивный человек, если говорить откровенно. Похоже, что ему нравится быть в изоляции и в конфликте с Западом, он получает от этого политическую выгоду для себя. Во-вторых, иранцы – очень гордый народ, и им не нравится, когда им диктуют, что делать. В-третьих, немалая часть населения Ирана на самом деле хочет, чтобы у их страны было ядерное оружие. И если соединить все эти факторы, то становится понятно, почему так сложно добиться договоренности с этой страной.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG