Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Недавно я столкнулась с заявлениями некоторых петербургских ученых- буддологов, которые усомнились в верности даты освящения буддистского храма в городе на Неве. Фотохудожник Андрей Мархотин, много ездивший по Бурятии, снимавший в том числе и буддистские праздники, ссылаясь на автора книги «Храм Будды в Северной столице» Александра Андреева и группу ученых, даже написал на сайт дацана письмо с просьбой внести ясность в этот вопрос. И Мархотин, и Андреев говорят о том, что нигде в архивах не найдено упоминания об освящении дацана в 1913 году главой буддистов России XII Пандито Хамбо Ламой Итигэловым. А вот документы об освящении дацана в 1915 году есть, более того, Монетный Двор столицы российской империи даже выпустил памятную медаль, посвященную этому событию. Вообще вопрос стал актуальным в связи с тем, что в следующем году Санкт-Петербургский дацан готовится отмечать 100-летие со времени освящения.

Основываясь на той информации, которую мне в разное время удалось получить от действующего главы буддистов России XXIV Пандито Хамбо Ламы Дамбы Аюшеева, настоятеля дацана Буды Бадмаева, геше ламы Дымбрыла Дашибалданова, директора Института Хамбо Ламы Итигэлова Янжимы Васильевой, могу со всей ответственностью сказать, что большое, главное, освящение все же прошло в 1913 году. А вообще при постройке храма проводится несколько освящений и других буддистских ритуалов.

После того, как особым образом подбирается земля для строительства дацана (кроме всего прочего, должны быть выполнены некоторые условия, в том числе такие: наличие неподалеку леса, водоема, а также отсутствие кладбища), ламы проводят обряд, обращенный к хозяевам местности, с просьбой разрешить им занять эту территорию под храм. Происходит своеобразное параллельное испрошение разрешения на строительство: одно оформляется документально в официальных организациях, другое – ритуально – у духов местности.

Второй этап – закладка специального драгоценного сосуда, бумбы, под основание будущего дацана. В переводе с тибетского «бумба» – сосуд, драгоценным же его называют за сакральную наполненность, хотя, по традиции, там должны быть представлены и девять элементов, которым в буддизме придается особый смысл: золото, серебро, бронза, сталь, медь, коралл, лазурит, бирюза и жемчуг. Логично предположить, что бумба под Санкт-Петербургский дацан была заложена году в 1909, когда началось строительство храма.

В период постройки дацана проводятся несколько специальных молебнов, которые тоже можно назвать освящениями, только они носят локальный характер. Такие обряды проходят при возведении стен будущего молельного зала (дугана), других храмовых помещений, при установке на портик дацана колеса учения с ланями, специальных ритуальных атрибутов – жалсанов (стилизованных знамен по краям портика), ганжира (шпиля дацана – подробнее о нем здесь), также отдельно проводится освящение алтаря и так далее. Подобные ритуалы в Санкт-Петербургском дацане проходили в период его строительства с 1909 по 1915 год. В 1930-е годы, когда храм после разграбления вновь отошел верующим, было проведено его освящение (правильнее бы было выразиться переосвящение, но такого термина нет), а также в 1990-е годы, после возвращение дацана буддистам, и – до настоящего времени, например, при установке ступы (субургана) на прихрамовой территории, охранных львов, по мере обретения больших мозаичных панно с изображениями божеств.

Освящение дацана как культового сооружения проводится обычно главой буддистов России или другим большим ламой, которого направляет Пандито Хамбо Лама. По буддистским обычаям, это освящение должен возглавлять человек, который достиг определенного уровня духовных знаний и начитал необходимое количество мантр. Вот почему никто из лам не сомневается, что Санкт-Петербургский дацан был освящен именно главой буддистов России начала XX века – Пандито Хамбо Ламой Дашидоржи Итигэловым. Эта поездка за шесть с половиной тысяч километров от своей резиденции была единственной поездкой Хамбо Ламы Итигэлова за пределы этнической Бурятии. Да, действительно, освящение дацана должно было совпасть с окончанием строительства храма, но случилось так, что строительные работы затянулись. Тем не менее, первую службу в Санкт-Петербургском дацане, чего не отрицает и Александр Андреев в своих книгах, провел именно Хамбо Лама Итигэлов, ныне больше известный как «нетленный лама». Действующий глава буддистов России Дамба Аюшеев, кстати, считает, что во многом именно освящение петербургского храма Хамбо Ламой Итигэловым способствовало тому, что он сохранился, минимально пострадав в годы советской власти. Над петербургским дацаном, говорит Дамба Аюшеев, есть «сахюусан Итигэлова» (сакральный оберег).

Обряд освящения может быть как самостоятельным и основным ритуалом, так и входить в качестве составляющей в какой-то другой большой молебен. Суть обряда в том, что человек, его выполняющий, обычно в сопровождении лам-тантристов делает подношения Бодхисаттве Манжушри (Бодхисаттве мудрости) и йидаму Ваджрабхайраве (Ямантаке – гневному тантрическому божеству). После чего, как мне объяснял Хамбо Лама Дамба Аюшеев, ведущий обряд лама должен принять образ Ваджрабхайравы, проводя в дальнейшем ритуал от имени этого божества. Поскольку обряд посвящен утверждению и сохранению святыни для верующих, то отгоняются все злые духи, которые стремились принести вред верующим и вообще всем живущим на данной территории, ставится необходимая защита храма, и каждый пришедший в дальнейшем сможет это почувствовать на себе. В документах, которые собрал Институт Хамбо Ламы Итигэлова, поездка главы буддистов России Дашидоржи Итигэлова в столицу империи расписана не просто по дням, но чуть ли не по часам. Там же сказано, что 19 февраля 1913 года (по старому стилю) Пандито Хамбо Лама Итигэлов провел торжественный молебен за здравие и благоденствие Императора и всего царского дома в Санкт-Петербурском буддийском храме «Гунзэчойнэй» (http://etegelov.ru/conf-1/reports/56-doc-9). Эту дату и можно считать датой официального освящения Санкт-Петербургского дацана.

Что касается ритуала, прошедшего по завершении строительства, а именно 10 августа 1915 года, то он был связан с внесением большой статуи Будды в дацан, что, конечно, потребовало отдельного освящения. Можно ли было проводить освящение дацана и другие службы без статуи Будды на алтаре? Приведу мнение первого в современной российской истории геше ламы Дымбрыла Дашибалданова, прошедшего полный курс обучения (16 лет) в знаменитом Гоман-дацане (Индия) и защитившего звание габжу (доктора буддистской философии). Геше Дымбрыл говорит: для того, чтобы проводить молебны, ламам не требуется видеть изображение Будды или каких-либо других божеств, они сами входят в образ Будды или другого божества для проведения ритуалов. Изображение Будды и божеств более необходимо мирянам для накопления добродетелей. Ведь согласно словам самого Будды, те люди, которые родились в другое время которым уже не денно лицезреть его самого, могут делать подношения и простирания перед его изображением или статуей, при этом они накопят столько же добродетелей, как если бы они это делали перед живым Буддой.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG