Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Единой России" - 95%, а Евросоюзу - Нобелевку


Предварительные результаты региональных выборов в информационном центре ЦИКа

Предварительные результаты региональных выборов в информационном центре ЦИКа

Основное внимание российских блогеров занимают вчерашние выборы, на которых почти во всех регионах при крайне низкой явке побеждают кандидаты от «Единой России». Саму эту явку в сети оценивают противоречиво: и как знак низкой поддержки действующей власти, и как свидетельство полной политической несостоятельности оппозиции. Первой точки зрения придерживается калининградец Дмитрий Надришин – он пишет в Фейсбуке:

Поздравляю. Действующую власть в Калининграде выбрало менее 20% населения. Таких "альтернативных" выборов давно в Калининграде не было. 80% населения Калининграда передают привет действующей политической системе.

Москвич Максим Артемьев думает иначе:

Полагаю, что вчерашний тотальный разгром оппозиции и триумф власти могли бы оказать полезное воздействие в плане прочищения мозгов, но, скорее всего, этого не случится - всё спишут на админресурс, а своей победой представят низкую явку - типа власть вот-вот рухнет, ее поддерживает малый процент населения, а те, кто остался дома - типа за нас:)

Тем не менее, эффект прочистки мозгов после выборов все же наступил – в частности, его испытал на себе блогер из Нижнего Тагила Егор Бычков. Его пост озаглавлен «Требуем денег!»

По предварительным данным Облизбиркома, кандидат Единой России Носов набирает в Тагиле 92-95%. Ну все, мы вторая Чечня - даем под сотку за ЕдРо. Требуем кормить нас так же, как Кавказ! Даешь миллиарды на Тагил-сити, Вандама и ванессу Мэй на дни города, феерверки за сотню миллионов и самых дорогих футболистов в "Уралец".
А если серьезно, Носов - представитель системы, которая забрала у нас выбор. Политическое поле зачищено. Информационное поле тоже. Это не демократия. Какой бы ни был Носов - один в поле не воин. Нужно менять систему. Носов не сможет ничего изменить - он зависим от партии жуликов. Он зависим от никчемного губернатора. Поэтому, чтобы это все поменять, нужно ломать монополию власти. Тагил, к сожалению, этого не понял.

Вот как итоги вчерашних выборов подвел в Фейсбуке публицист Кирилл Рогов:

Два слова о прошедшем "едином дне голосования". Первое: организационно оппозиция в России чудовищно слаба. Второе: партия жуликов и воров еще слабее, только организационная слабость оппозиции ее пока и спасает. Ветер дует в паруса оппозиции, но они трагически не подняты.
А, да. Три слова. Так вот, третье слово. Что произошло? В. Путин отдал вопрос об исходе местных голосований на откуп местных "делил", объединенных брендом "Единая Россия". Типа, хочешь своровать положенное - замочи наблюдателей. Такая мини-гражданская-война. Нельзя сказать, чтобы это было как-то ново под солнцем. Если почитать литературу, то мы обнаружим, что очень похожим образом нередко происходят голосования на выборах в Африке. Там захват выборных должностей, как правило, жизненно важен, потому что захватчик будет распределять западную помощь. Он воюет за конкретные деньги. Тут очень похоже: сам воюй за свои будущие бюджетные деньги.
В известном смысле почему-то хочется сказать, что российская государственность перестала существовать.

***
В англоязычной блогосфере уже третий день обсуждается решение норвежского Нобелевского комитета о присуждении премии мира Европейскому союзу. Дэвид Блэкберн отмечает в блогах Spectator, что высокая награда не столько отмечает достижения Евросоюза, сколько подчеркивает трудности, с которыми столкнулась в последние годы эта международная организация:

Присуждение Нобелевской премии мира Евросоюзу – выдающаяся шутка, и как все удачные шутки, она объединила людей. Левые комментаторы не отстают от правых в нападках на норвежский Нобелевский комитет и его странное прочтение истории, в соответствии с которым Евросоюз – объединение, существующее с 1993 года, заслуживает поощрения за «шестьдесят лет мира» в Европе. Момент присуждения – отдельная удача, потому что никто не сомневается, что происходящее в еврозоне угрожает европейскому проекту в целом – как и в том, что экономические проблемы, с которыми столкнулся ЕС, им самим же и были созданы. Присуждение награды отнюдь не способствовало сглаживанию всех этих жизненных противоречий – напротив, они стали еще очевиднее.

Charlemagne, блог о европейской политике на сайте британского еженедельника The Economist, отмечает, что премия, присужденная Евросоюзу страной, которая дважды голосовала против членства в ЕС, может рассматриваться как своего рода предостережение:

Когда Нобелевский комитет в 2009 году наградил премией мира Барака Обаму, многие удивлялись, почему ее дали человеку, который еще не успел ничего сделать. Сейчас многие спрашивают, почему премия досталась союзу государств, самый амбициозный проект которого, евро, как никогда близок к краху. Как остроумно отметили в Твиттере, «заметьте, Евросоюзу не достается Нобелевская премия по экономике!» Кризис в еврозоне вполне может еще разрушить евро, а вместе с ним и львиную долю усилий по интеграции. Европейский проект создает жесткие экономические условия для многих стран; растет напряженность между государствами-кредиторами и странами-получательницами кредитов. Великобритания открыто обсуждает ослабление связей с ЕС. Поэтому премию стоит рассматривать как напоминание о том, что Евросоюзу действительно удалось сделать (а именно – превратить Европу из континента войны в континент мира) и как предостережение: нельзя поддаваться центробежным настроениям на фоне поднимающих голову экстремизма и национализма.

Блогер портала Telegraph Шашанк Джоши настаивает на том, что достижения единой Европы не следует воспринимать как нечто само собой разумеющееся:

Молодому поколению, вероятно, непросто понять, что никаких гарантий мира и процветания у Европы во второй половине XX века не было. Она только что пережила невообразимые этические чистки, которые проводились в том числе и руками победивших союзников. В Германии 20 миллионов человек стали бездомными. Во Франции линчевали 10 тысяч человек, обвинявшихся в сотрудничестве с нацистами. В Германии до 1949 года большинство населения считало, что нацизм было правильной идеей, которую плохо реализовали. Повсюду царил голод, особенно после страшной зимы 47-го. Не было никакой уверенности в том, что группы сопротивления времен войны захотят сложить оружие. Можно говорить, что в такой ситуации Европе ничего не оставалось, как двигаться к лучшему. Однако перспектива полного распада была ничуть не менее реальной.
XS
SM
MD
LG