Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Воскресные довыборы в гордуму Челябинска (как, впрочем, и все прочие выборы, прошедшие в этот день по стране), подтвердили главный российский политический тренд: быстрое падение легитимности власти и утрату поддержки населением останков нынешней политической системы во всех ее частях – как правящей, системной, так и оппозиционной. Это доказывается, прежде всего, теми главными ресурсами, которые были задействованы победителями.
Кандидаты от "Единой России" выиграли в Челябинске, как и предполагалось, на фоне рекордно низкой явки – в среднем 16%. Например, Олегу Иванову для победы в Центральном округе хватило 1696 голосов – при том, что в округе проживает порядка 21 тысячи избирателей. То есть этот депутат от "Единой России" фактически представляет сейчас интересы примерно 8% избирателей, причем изрядная их часть – это электоральная поддержка весьма сомнительного качества (см. ниже). Остальные 92% предпочли уклониться от выбора и хорошенько поспать в воскресенье или проголосовали за других. Примерно та же картина в Курчатовском округе, где С.Селещук собрал 1952 голоса. Во Владивостоке, кстати, явка на выборах в гордуму была вообще 11%, в Петропавловске – 14%. Даже на федерального резонанса выборах мэра Химок - лишь 27%!
Реально это означает полное неверие избирателей в возможности существующей политической системы и предельное равнодушие к своим правам в ее рамках. При этом нужно отдать должное власти – она смогла сделать тактически грамотные выводы и обратить собственную слабость в хорошие сиюминутные результаты, которыми нынче и хвалится (вчера хвалился Д.Медведев в Москве, завтра будут хвалиться на региональном политсовете в Челябинске). Победы единоросов на вчерашних выборах – прямой результат дискредитации выборов как таковых, а также сознательно "погашенной" явки в целом при близкой к стопроцентной организации явки "социально зависимых" групп.
Судите сами – если в каждом из избирательных округов Челябинска проживает порядка тысячи человек, состоящих на учете в службах социального обеспечения и голосующих «по записочкам» работников собесов, а для победы достаточно набрать полторы тысячи голосов – тут и фальсификаций никаких не требуется (не случайно даже челябинский "Голос" не обнаружил их в день голосования в сколько-нибудь серьезном качестве). Главное – чтобы не пришел социально чуждый избиратель. Он и не пришел, ибо ему нечего делать на этих выборах. Что и дало тактическую победу "партии власти". Но одновременно всем стало ясно, что эта гигантская перевернутая пирамида опирается на слабенькое острие из 6-8% реальных избирателей (а если вычесть административный ресурс, то и того меньше).
Это даже не вертикаль уже, а просто цирк какой-то.
Стратегическое поражение «партии власти» состоит в том, что "социально чуждый" ей избиратель, скорее всего, на выборы теперь не придет вовсе. Он внутренне убежден в неспособности этой системы меняться и работать в его интересах, а не в интересах "жирных котов". А когда настает время пробуждения этой части общества от глубокой апатии, действия массы протестного населения (именно оно сейчас скрыто за гигантскими цифрами игнорирующих выборы) часто бывают в "развивающихся" странах с переходной политической системой совсем иными, нежели политкорректный подход к избирательной урне где-нибудь в Люксембурге. В этом нет ничего хорошего, но идем мы верной дорогой именно к этому.
XS
SM
MD
LG