Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Операция «Бернхард». 70-летие крупнейшей экономической диверсии III Рейха. Жизни и судьбы


Владимир Тольц: За почти 60 лет вещания в эфире тему сегодняшней передачи Радио Свобода затрагивало бесчисленное количество раз. Даже за те 30, что я сам работаю на Свободе, признаюсь, не могу подсчитать, сколько. Но сегодня, обращаясь к той давней истории, я надеюсь развернуть ее несколько иначе…

Речь пойдет о так называемой «Операции Бернхард» - тайной акции нацистов, предпринятой ими в годы Второй мировой для дестабилизации британской экономики, оплаты важного для Рейха импорта и услуг агентов германской разведки.
Думаю, многие из тех, кто интересуются историей той далекой войны, знают или слышали что-то об этой операции. Отголоски ее постоянно звучали на страницах европейских (в том числе и советских) газет в конце 1950х – начале 1960х годов. Да и позднее части ее оказались предметом описания популярной исторической литературы и неоднократных экранизаций. А последняя, сделанная в 2007 г. австрийским режиссером Штефаном Рузовицки, – художественный фильм Die Fälscher («Фальшивомонетчики»), - получила даже Оскара в номинации «Лучший фильм на иностранном языке».

Ну, а для несведущих коротко поясню: в 1942 году в концентрационном лагере Заксенхаузен по инициативе и под командованием штурмбаннфюрера СС Бернхарда Крюгера (именно его имя использовано в названии операции) было собрано более 140 заключенных, так или иначе связанных с типографским производством. Это были не только печатники, но и художники, граверы и фотографы. Все они были евреи. (Позднее это объяснялось тем, что после завершения операции всех их, как евреев, надлежало уничтожить. Это-де гарантировало сохранение «тайны Рейха», к которой эти узники оказались причастны.) Тайна состояла в том, что эта команда должна была организовать производство фальшивых британских фунтов стерлингов в масштабах, способных повлиять на экономику туманного Альбиона.

Ныне историки раскопали, что идея борьбы с англичанами посредством печатания фальшивых фунтов стерлингов восходит еще ко временам «странной войны». В качестве «отца» ее Энтони Пири, автор сочинения об экономической диверсии нацистской Германии, называет Альфреда Науйокса, товарища Гейдриха по кёльнскому СС начала 1930-х. В 1939 бывший кельнский боксер и громила возглавил группу VI F (фальсификации и технические вопросы) SD-Ausland («Внешней» СД — Политическая разведка) и специализировался на изготовлении фальшивых документов и валюты. Но не только! В конце августа - начале сентября штурмбаннфюрер СС Науйокс руководил смешанной группой СД и Абвера, имитировавшей нападение польских вооружённых сил на немецкую радиостанцию в Гляйвице - так называемая операция «Консервы», давшая повод Германии для нападения на Польшу. Так вот этот самый «человек, начавший Вторую мировую войну», - так позднее в своих мемуарах Науйокс сам себя хвастливо обозначил, - еще осенью 1939 стал разрабатывать идею заброски в Великобританию фальшивых фунтов стерлингов с целью дестабилизации денежной системы Соединённого Королевства. Навели его на эту мысль сами англичане, сбрасывавшие над Руром наспех напечатанные фальшивые банкноты в 2 рейхсмарки. Именно тогда фюрер санкционировал Гейдриху Unternehmen Andreas («Операцию «Андреас»), и шеф Главного управления имперской безопасности (РСХА) выдал Науйоксу подробные инструкции:

«Данная операция не подразумевает просто изготовление фальшивых денежных знаков в обычном смысле этого слова. Изготовленные банкноты должны быть такого высокого качества, что даже опытные английские специалисты в области банкнотов не смогли бы увидеть разницу».

Владимир Тольц: В соответствии с инструкцией Гейдриха работу надлежало разделить на три стадии:

«1. Производство бумаги, идентичной той, что делают англичане.
2. Изготовление клише, которые будут использоваться для производства банкнотов, идентичных британским фунтам по цвету и дизайну.
3. Разработка соответствующей нумерации для изготовленных банкнотов.

Владимир Тольц: В начале 1940 года под началом Науйокса в городке Шпехтхаузен под Берлином заработала небольшая группа специалистов, которая размещалась на секретной фабрике по производству бумаги. К лету были созданы клише для печати фунтов. А в марте 1941-го пробные «изделия» фабрики в Шпетхаузене были признаны Швейцарским банком подлинными!

Но тут успешно выполнивший все указания шефа по фальшивкам Науйокс «погорел» совсем по другому поводу. – Гейдрих обнаружил, что штурмбанфюрер тайно записывает на магнитофон его пьяные откровения в знаменитом «салоне Китти»! (Заметьте, тут опять кинематограф «обштопал» научно-исторические изыскания на несколько десятилетий! – Я имею в виду снятый еще в 1974 скадальный фильм Тинто Брасса, признаваемый ныне «классикой эротического кино».) Науйокс был разжалован из СД и чуть было в качестве новобранца дивизии «Лейбштандарт Адольф Гитлер» не оказался направленным на передовую для проведения диверсий. (Его спасла директива фюрера, что ни один носитель высших секретов Рейха, к которым, несомненно, относился и Науйокс, не должен быть подвергнут риску попасть в плен.) Все руководство возглавлявшейся Науйоксом группы VI Ф СД-Аусланд «за политическую неблагонадежность и порочащие связи» было смешено. А операция «Андреас» прекращена, и секретное предприятие, произведшее за полутора года фальшивых банкнотов на сумму пятьсот тысяч фунтов стерлингов, ликвидировано.

Как я сказал уже, начинание опального Науйокса было под надзором Бернхарда Крюгера в 1942 продолжено заключенными в Заксенхаузене евреями-смертниками. Один из них – 96-летний Адольф Бургер – до сих пор жив. С ним недавно встретился давний участник нашей программы кинорежиссер и тележурналист Александр Ступников. Собственно, прочтение мной эссе Александра об этом старике и натолкнуло меня на мысль вновь вернуться к теме «Операция Бернхард».
Ступников рассказывает мне:

Александр Ступников: Адольф - словак, точнее, словацкий еврей, после войны переехал в Прагу.Жизнь у него, как и у всех, переживших оккупацию, поделилась на «до» и «после». До войны он жил в Братиславе, выучился на печатника и был призван в армию, где пошел на офицерские курсы. Все было «нормально», пока неожиданно в марте 1939 года в Чехословакию не вошли немцы.


Словакия, по приказу Гитлера, в одночасье стала не просто независимой, но и нацистской. Фюрер государства католический священник Йозеф Тисо провозгласил, что его государство станет чисто католическим. Многие в Братиславе тотчас объявили себя нацистами. У любой власти, за которой сила, сразу находится множество сторонников, которые может об этом прежде сами и не подозревали.

Адольф был изгнан из армии и полгода пробыл в рабочем лагере. После чего получил свободу, вернулся в Братиславу и стал работать в типографии.

В сентябре 1941 года в Словакии были приняты антиеврейские законы. Такие же, как и в Германии. Может быть даже в чем-то еще хуже. Например, евреям запрещалось не только иметь бизнес, дело, преподавать, лечить, но и хождение по тротуарам или иметь авто, а так же просто ездить за рулем. С шестилетнего возраста все евреи должны были на улице появляться только с желтой звездой Давида.
В марте 1942 года начались первые массовые депортации прямо в лагеря уничтожения. Репрессии коснулись 110 тысяч словацких евреев, из которых более семидесяти тысяч погибли.


В июне 1942 года Адольфа забрали словацкие фашисты прямо с работы. Его жену увезли из дома. Вскоре Адольф оказался в лагере, где собирали врагов системы. Чтобы люди не бежали, был пущен слух, что задержанных собирают для отправки на работу в Германию.

Адольф рассказывал, что, что их привезли в Биркенау - Освенцим. Выгнали всех из вагонов и сразу, здесь же, началась селекция, отбор. Разбивали сначала на пятерки. Задавали три вопроса: возраст, профессия, состояние здоровья. И отводили, кого влево, кого вправо. Кому больше сорока лет, а также больных и женщин с детьми, собрав, сразу направили в газовую камеру. (Это он уже позже узнал.) Они уходили колонной, тоже по пять человек в ряду, а позади ехали две машины « скорой помощи».( Как узнал Адольф позже, в этих машинах «скорой помощи» был газ «Циклон Б».)


Женщин, в том числе и его жену, погнали в Биркенау, а его недалеко - в Освенцим. Накололи номера. Этот номер 64401так и остался с ним на всю жизнь. Спали по пять человек на досках, прикрытых мешком соломы, в три яруса. Каждому было и одеяло. В Биркенау, куда он попал позже, одеял не было. Жена и ее девятнадцатилетняя сестра погибли в лагере.

…Пошли эшелоны, нередко целиком направленные в газовые камеры.

Адольф работал на сортировке вещей, оставленных прибывшими у железнодорожных путей. Ему особо запомнился случай с тысячью богатых евреев, которым в Германии пообещали, что их якобы направят на переселение в... Парагвай. За паспорт Парагвая тысяча отобранных богатых людей заплатили громадные суммы деньгами и драгоценностями. Их привезли в Биркенау и заключенные с удивлением видели, как почти элегантно вели себя эсэсовцы. Они даже помогали выйти из настоящих вагонов. А газовые камеры, замаскированные по душевые, были специально обрызганы душистой водой.

Несчастным объяснили, что в Парагвай они поедут через Швейцарию. Это недалеко. И дальше - то же самое, что и всем остальным: перед переселением после поезда надо принять общий душ. Для убедительности немцы расставили вдоль стен заключенных с написанными буквами, чтобы прибывшие оставили вещи по первой букве своей фамилии и потом могли легко их найти. Но многие почувствовали обман и отказывались раздеваться.

Одна красивая молодая женщина, глядя прямо на эсэсовцев, стала медленно и откровенно снимать с себя одежду. Она улучила момент, когда они расслабились и неожиданно выхватила у одного пистолет и выстрелила. Эсэсовец был ранен и потом умер. А женщина ринулась в толпу и уже оттуда выстрелила еще несколько раз, ранив другого. Возникла паника, но всех арестованных запихнули в газовую камеру, и кто выскочил, расстреляли из пулеметов. Нацисты нашли эту женщину и положили труп в крематории отдельно, прогнав мимо всех эсэсовцев Освенцима, чтобы они никогда не теряли бдительности…


Полтора года Адольф выживал в Освенциме и Биркенау. Весной 1944 года произошло неожиданное событие. Адольфа вызвали, уточнили профессию и приказали переодеться и собираться. За небольшой группой таких же заключенных, печатников, специально прибыли шесть эсэсовцев, которые в обычном вагоне повезли их сначала в Берлин, а потом в концлагерь Заксенхаузен – это неподалеку от столицы Германии.

…Бывшие граверы и печатники из заключенных начали печатать в лагере английские фунты стерлингов, шаг за шагом подгоняя их под настоящие. Они жили в отдельных блоках. Нацисты решили таким образом подорвать экономику Британии, а потом и США. Что касается Англии, то было два решения: или разметать над островом большое количество фунтов, или запустить деньги через третьи страны. Печатали фальшивые паспорта разных стран, документы, удостоверения советского НКВД и даже английские почтовые марки.

Нацисты назвали эту операцию « Бернхард» и опирались прежде всего на еврейских заключенных-специалистов. Во-первых, потому что они действительно были. А во-вторых, их можно было полностью изолировать и уничтожить без следа и даже без оставшихся на свободе родственников. Специалистов собрали по всем крупным лагерям.

Адольф с одной стороны понял, что отсюда, из сверхсекретного объекта, им живьем не выйти. С другой - условия содержания и питание были вполне нормальные. Своя мастерская мелкого ремонта, свой врач. Как оказалось, участок из двух блоков, подчинялся напрямую Министерству имперской безопасности, и даже начальник Заксенхаузена не знал, что делается за оградой. Им пообещали свободу после завершения работ, но одновременно предупредили, что расстреляют без сожаления, если они будут лениться или саботировать.

Адольф говорил, что условия там были хорошие. Выходили на работу и обратно в барак. Он работал у печатной машины, делал, что говорят. Освенцим научил лишнего не говорить. Он подчеркивал: «Нас, не били, не кричали...» Эсэсовцы разговаривали, а не орали.

Печатал он английские фунты. Причем, матрицы уже сделали раньше. Граверы работали в три смены и подогнали все детали рисунка. Проблема основная была в специальной бумаге с водяными знаками. И все-таки к концу войны они напечатали 134 миллионов фунтов стерлингов, причем, они получились как подлинные. Адольф сказал, что они читал или узнал, что после войны в Англии проверяли эти деньги и не смогли отличить от настоящих.

Первое задание Адольфа состояло в производстве фальшивых новых денег для свободных территорий Югославии. Нацисты хотели подорвать экономику и доверие к власти. К слову, Тито даже тогда, еще во время войны, на освобожденной территории не стал грабить население. Мол, власть поменялась, а теперь будут другие деньги. Наоборот, народная власть объявила о займе и стала принимать любые, накопленные в период оккупации, деньги - рейхсмарки, хорватские куны, лиры - в обмен на свои банкноты и облигации. Собранные таким образом деньги в соответствующей валюте передавались в освобожденные зоны в разных республиках.

В Заксенхаузене начали активно печатать « партизанские» деньги и облигации. Сотни тысяч таких банкнот были запущены на освобожденные территории Югославии. Но главным были английские фунты…

Адольф говорит, что они ничего не знали, что происходит в окружающем мире, даже за стеной барака. Они просто работали. В 7 утра утренняя поверка, потом шли на работу, иногда до 12 ночи.
Фальшивые фунты успешно пошли по миру. Ими снабжали агентов и их продавали через Андорру, Бельгию, Голландию, даже Турцию. Многие из нацистов, которые занимались распространением этих фунтов, стали потом респектабельными бизнесменами. Полагают, говорит Адольф, что к концу войны фальшивые немецкие фунты достигали почти сорока процентов от циркуляции подлинных фунтов стерлингов.

Короче, государство - лучшая «крыша» для успешных по жизни воров.

После войны Банк Англии вынужден был изъять и поменять сначала десятифунтовые, а затем и пятифунтовые купюры. Но нацистские фунты после войны миллионами ходили по миру от Испании до Дальнего Востока.

5 мая 1945 года, когда американцы освободили всех узников подпольной нацистской фабрики, почти все они были политическими, и только один, Соломон Смолянов, ставший потом героем фильма «Фальшивомонетчики», был настоящим и уважаемым даже нацистами «королем фальшивок». Кстати, он родился Полтаве, учился в Одессе, в 17 году не стал ждать развития революции в России, а перебрался в Берлин. В Заксенхаузене он появился только в сентябре 1944 года, когда отсидев в лагерях за подделки денег, и занялся разработкой и производством фальшивых долларов. Он понимал, что, достигнув результата, станет не нужен и поэтому старался тянуть время, пока нацисты не поставили жесткое условие: доллары или его смерть.

Смолянов сделал почти настоящие американские деньги. Но еще не совсем готовые доллары немцы пустили в ход.

…В середине марта 1945 года из Берлина пришел приказ прекратить работы. За несколько дней узники, в спешном порядке, демонтировали и паковали оборудование, деньги, документы. Эсэсовцы, как вспоминает Адольф, перестали разговаривать с ними и в воздухе запахло расправой, они боялись. Но заключенных и повезли в не менее печально известный лагерь Маутхаузен. Как специальных узников СД, под охраной сопровождавших эсэсовцев, их разместили снова в полностью изолированном от остального лагеря блоке. Они там тоже были недолго.


Вскоре Адольф и его товарищи вновь загрузили ящики и деньги в поезд и направились, как оказалось, недалеко, в горную часть Австрии, где в небольшом лагере они стали в три смены готовить шахты-тайники для своего оборудования. Здесь же уже были вырублены в горах громадные залы для продолжения работ над секретным ракетным оружием Германии. В одном таком зале, в двух секциях, они собрали свою технику и запустили вновь производство американских долларов. Печатали до 1 мая 1945 года. Но саботаж узников сработал. Не считая оплаты немецким агентам, фальшивые доллары не успели появиться в обращении.

Зная, что американские солдаты в это время были буквально в нескольких милях, эсэсовцы почему-то не решились уничтожить специальных узников. Ящики с документами и деньгами спешно куда-то увезли, а заключенных вновь в грузовиках перевезли в небольшой лагерь для самих эсэсовцев, недалеко от Маутхаузена. Их разместили в бараке и вскоре немцы спешно бежали, так и не решившись на расстрел. Узники сами пришли в Маутхаузен, их встретил немецкий офицер вермахта с повязкой Красного креста и вооруженный политзаключенный. Вскоре появившиеся американцы. Кстати, они были удивлены этими узниками - подстриженные, бритые, сытые и в цивильной одежде.

Я спросил Адольфа, почему он поселился в Праге, а не в Братиславе. Он сказал, что вернулся в Братиславу, но хорошо запомнил, что в Словакии были свои фашистские отряды, похожие СС. Тогда он посмотрел, что словацкие отряды живут так же, как и жили, только притихли. И он не захотел жить опять с ними рядом - это было невыносимо для него и поэтому перебрался в Прагу.

Но ведь была уже другая власть? – я его спросил. Власть делает с человеком, что хочет. «Для того и пишут им законы, чтобы те, кто при власти, делали, что хотят», - так мне объяснил Адольф.- «А человек ничего не может поделать»...
Ему повезло, что на свободе осталась мать, она его и спасла. Просто работал в типографии, жена была, дом, ничего против власти в принципе не делал, а его посадили в концентрационный лагерь. Что маленький человек может сделать? У любой власти своя полиция, оружие, армия, все в их руках. Адольф говорит, что сегодня власть в Чехии хорошая, а фашистская была страшная. Все зависит от режима, который находится в стране, и прежде всего человеческая жизнь.

- «Ну, может в другой жизни будет лучше?», – спросил я его.
«Другой жизни нет, - ответил он, – это глупость». Он не верит в Бога и ни в кого не верит. И вообще не считает, что ему повезло, мол, выжил. Лагерь сам по себе уже не может быть везением. Есть условия, в которых живет человек и вчера, и сегодня. И у человека нет, по мнению Адольфа, возможности бороться и поменять что-то в этой жизни. Можно поменять, сказал он, жену, но не режим. А сегодня надо жить тем, что есть самое главное, что люди, которые знают, что такое фашизм, согласятся, по его мнению, на любой режим, где не убивают людей. А остальное - приложится.

Он проводил меня после интервью до калитки уютного дома в тихом районе Праги и махнул на прощание рукой. А на руке синяя, уже размытая временем и годами, наколка с его вечным для его жизни номером 64401...

Владимир Тольц: Александр Ступников о своей недавней встрече с Адольфом Бургером.

Напомню: речь идет сегодня об истории «Операции Бернхард» - 70-летней давности нацистской экономической диверсии против Великобритании, основанной на тайном изготовлении и распространении фальшивых фунтов стерлингов.

Вернемся в 1942-й, когда после отправки Науйокса на Восточный фронт и закрытия секретной фабрики в Шпетхаузене на руководство изготовлением был брошен штурмбаннфюрер Бернхард Крюгер, имя которого было присвоено новой стадии тайной экономической диверсии, «Операции Бернхард». 142-м заключенным в двух секретных бараках Заксенхаузена печатникам пришлось заново проходить все те производственные стадии, что уже одолели 20 работников закрытой печатни под Берлином - подбор компонентов для нужного состава бумаги, изготовление печатных матриц, технологическое решение проблемы водяных знаков, установление алгоритма генерации серийных номеров банкнот и верного сочетания с ними казначейских подписей... Работа замедлялась тем, что в отличие от сотрудников отдела фальсификаций SD Ausland, среди заксенхаузеновских печатников был лишь один профессионал-фальшивомонетчик – уроженец славной Одессы Соломон Смолянов по прозвищу «Салли».
Несколько лет назад в интервью для Радио Свобода Адольф Бургер рассказывал Нелли Павласковой:

Адольф Бургер: Смолянова нашел в концлагере Маутхаузен Бернхард Крюгер, штурмбаннфюрер СС, начальник заксенхаузенской мастерской по подделке денег. Между двумя войнами он занимал в Германии пост главного комиссара по борьбе с фальшивомонетчиками. Теперь он сам стал главным преступником в этой области.

Владимир Тольц: Одесский авантюрист Смолянов, единственный из секретных заксенхаузеновских печатников, носивший на одежде «grüne Winkel» (зеленый треугольник, обозначающий «масть» - «уголовник»), обладал разнообразными дарованиями и умениями. На досуге (рабочий день обреченных на смерть фальшивомонетчиков иногда продолжался всего лишь 8 часов) Смолянов рисовал отличные портреты сокамерников. И что куда важнее было для нацистского «экономического проекта», научил печатников «старить» новенькие фальшивые фунты. Именно на него где-то в конце 1944- начале 1945-го Крюгер возложил руководство разработкой и производством «новинки» - фальшивых долларов.

Любопытно, что до тех пор действовал собственноручно зафиксированный Гитлером в 1939 запрет на фальсификацию американской валюты. Тогда, перед началом «Операции «Андреас»» фюрер мотивировал это так:

«Мы не находимся в состоянии войны с США».

Владимир Тольц: Но война давно уже шла, и к ее концу Рейх ощутил острую потребность в долларовых ресурсах. Однако в предчувствии трагического для себя конца заксенхаузеновские узники, как уже рассказал Адольф Бургер, стали затягивать с выполнением нового «госзаказа». Тут в дело якобы вмешался сам Гиммлер и направил в лагерь приказ: «Доллары, или всех перестрелять!»

Адольф Бургер: Нам все же удалось напечатать всего только двести фальшивок, а потом нас заставили эвакуировать мастерскую. Из Заксенхаузена в Маутхаузен, потом в Эбензее, где мы уже ничего не делали и только ждали казни, потому что были свидетелями преступления, обреченными на смерть. Но наступление союзников было стремительным, и нацисты первым делом занялись ликвидацией мастерской.

Владимир Тольц: Как же реализовывались и на что расходовались изготовленные а Заксенхаузене фальшивые фунты стерлингов? Первым отмеченным в литературе опытом их использования были две «спецоперации», проведенные нацистами в августе – сентябре 1943-го по вывозу в Германию зятя Муссолини графа Чиано, а затем и самого дуче. Чиано, с начала 43-го ведший 1943 года активную деятельность по выходу Италии из войны, а в июне поддержавший на Большом фашистском совете резолюцию об отстранении Муссолини от должности, вскоре сам стал лишним новому правительству маршала Бадольо и, как сообщили газеты:

«Бывший министр иностранных дел в правительстве Муссолини граф Галеаццо Чиано при невыясненных обстоятельствах пропал 28 августа из своей резиденции в Риме, где содержался под наблюдением полиции. Представители охраны ясно дали понять, что в указанное время из дома не выходил ни один мужчина. Это дает основания к заключению, что граф Чиано бежал в женской одежде. Не исключено, что он все еще продолжает находиться в Риме, где на него объявлена настоящая охота».

Владимир Тольц: На самом деле Чиано с семьей был тайно вывезен немцами в Мюнхен, где неприятно поразил их своей осведомленностью об «Операции Бернхард» и готовностью принять участие в реализации фальшивых фунтов в Латинской Америке.

А отстраненный от власти Муссолини был 12 сентября 1943 вызволен немецкими десантниками во главе с Отто Скорцени из отеля в Альпах, где он содержался под стражей, и также доставлен в Германию. Позднее оба были возвращены в Италию, причем Чиано по настоянию Гитлера и при полном равнодушии к его судьбе тестя расстрелян.

На эти «акции спасения» Рейх потратил 75 тысяч фунтов стерлингов. Сделанных в Заксенхаузене…

Куда больше потрачено было на другую тайную операцию, названную именем выдающегося римского оратора и политика – «Цицерон». Этот оперативный псевдоним был присвоен и ее главному герою – камердинеру британского посла в Турции турку Эльясу Базна. Менее чем за полгода, начиная с октября 1943 Базна передал германскому атташе в Стамбуле Людвигу Мойзишу десятки фотокопий секретных британских документов, касающихся планов британских бомбардировок на Балканах, перспектив высадки союзников по Антигитлеровской коалиции в Греции и рабочие записи Тегеранской и Каирской конференций. Он оказался самым «дорогостоящим» агентом Абвера. Мойзиш заплатил ему в общей сложности 300 тысяч фунтов стерлингов,- все тех же, заксенхаузеновских, фальшивых. А сам после войны неплохо заработал на описании этой аферы уже настоящими. (Помню, как в юности, я взахлеб читал его книжку, изданную по-русски в «Библиотеке военных приключений» и, кажется, единственный раз в жизни пожалел незадачливого нацистского шпиона.)

После войны Базна попытался открыть на заработанное свой собственный бизнес. Но Британский банк сообщил, что все его «состояние» фальшивое. Тогда он задумал затребовать от правительства ФРГ причитающийся ему «гонорар» настоящими деньгами, но его претензии не были удовлетворены. Оставалось зарабатывать на жизнь уроками пения и перепродажей подержанных автомобилей. Стремясь заработать, написал в пандан Мойзишу книжку «Я был Цицероном». Умер в 1970 в Мюнхене. Имя великого римлянина выбито на его надгробии вдвое большими буквами, чем настоящее….

Для реализации фальшивых фунтов стерлингов в 1943 было создано специальное секретное управление, получившее для прикрытия наименование «Особого штаба Главного командования III германского танкового корпуса». Он подчинялся начальнику Главного управления имперской безопасности (РСХА) Эрнсту Кальтенбруннеру. По рекомендации адъютанта Кальтенбруннера Вильгельма Хёттля, принимавшего активное участие в руководстве операцией, для руководства управлением фальшивками был назначен Фридрих Швенд, получивший при этом звание штурмбаннфюрера СС и личное прямое подчинение Генриху Гиммлеру. К тому времени Фриц Швенд, в молодости простой автомеханик из Швабии, выгодно женившись, благодаря состоянию и связям жены, а так же несомненно своим недюжинным коммерческим дарованиям, вел успешный бизнес в США, Аргентине, Швейцарии и других странах. Один из его биографов пишет:

«Деловые интересы Швенда охватывали практически весь земной шар. Он работал в Латинской Америке, помогал налаживать систему снабжения в Советской России после введения там Лениным политики НЭПа, много раз выезжал в Китай. В Харбине он познакомился с белогвардейским генералом Семеновым, для которого обеспечивал поставки оружия. В начале 30-х годов Швенд вернулся в Германию и <…> предложил новому режиму свои услуги в качестве консультанта. Его высоко ценил Геринг…».

Владимир Тольц: Кстати, ценителя искусств Геринга это подвело. Один из торговцев живописью в Амстердаме Алоис Мидль, связанный с агентурой Швенда, занимавшейся «отмыванием» фальшивых фунтов стерлингов посредством покупки на них произведений искусства и последующей их перепродажей, организовал продажу Герингу за 1 650 000 гульденов подделанной голландским фальсификатором ван Меегереном картины Вермеера «Христос и судьи». В 1945 гениального фальсификатора судили «за сотрудничество с врагом».
А Швенда не судили ни тогда, ни позднее. Хотя еще в Рейхе к Швенду многие относились настороженно – и Шелленберг, и «гестапо-Мюллер»- его подозревали в шпионаже и сотрудничестве с «мировой закулисой»…

Это не мешало Швенду распоряжаться гигантскими партиями фальшивых фунтов, - минимум третья часть производимого в Заксенхаузене находилась в любой момент в его оперативном распоряжении. Он лично делил их на меньшие суммы, которые рассылал по всей Европе, странам Ближнего и Дальнего Востока, Северной Африки и Южной Америки, поручая дальнейшее дело людям, с которыми работал много лет. На фальшивки покупались банкноты местных валют (в Югославии и Египте, например), настоящие доллары по «левому» курсу, выгодному для их продавцов, английское стрелковое оружие для «людей Кальтебруннера», золото и т.д. Швенд и себя не забывал – приобрел роскошную яхту, на которой сам транспортировал фальшивую валюту в Южную Европу и Северную Африку, прекрасную виллу и гостиницу на севере Италии…

Адольф Бургер, после войны много лет изучавший аферу, в которой принял подневольное участие, рассказывал Нелли Павласковой:

Адольф Бургер: Нацисты создали обширную сеть по распространению денег, центр ее был в замке Лаберс возле итальянского озера Мерано. Расследованию всего этого дела я посвятил последующих 60 лет. После того, как сразу после войны в докладе для союзников я описал все происходившее в мастерской. Из этого замка уезжали агенты с чемоданами, набитыми фальшивками, они уезжали в разные страны и там обменивали стерлинги на местную валюту: Швейцарии, Норвегии, Франции, Австралии, Африки, Южной Америки, Азии. В обмен на фальшивые деньги они получили как минимум 48 миллионов настоящих американских долларов. Часть подделок попало и в Великобританию. Если бы туда попали все поддельные стерлинги, то они составили бы 40 процентов всех денег, находившихся там в обращении.

Владимир Тольц: В мае 1945 Швенд сдал американцам в Тироле припрятанное там золото, оцененное в 200000 долларов. Он еще год сотрудничал с американской SIS, а затем переместился в Латинскую Америку, где оказался связанным с бывшим начальником гестапо в Лионе Клаусом Барбье, прозванным во Франции «лионским мясником» или палачом… Скончался Швенд в 1980 в Перу…

С послевоенной переброской эсэсовцев в Латинскую Америку, Египет и другие, безопасные для них тогда страны, оказался связан и другой персонаж сегодняшней передачи Альфред Науйокс. Будучи разжалованным разгневанным на него Гейдрихом, он в 1941 оказался в Ваффен-СС на Восточном фронте. Был ранен, дальше проходил службу в Дании и Бельгии, а в 1944 перебежал к воевавшим уже в Европе американцам. Позднее даже выступил на Нюрнбергском процессе, дав показания на своего бывшего шефа Герйдриха и начальника гестапо Генриха Мюллера по Гляйвицкому инциденту, а затем сбежал из лагеря военнопленных. Готовясь к передаче, я прочел, что этот человек, «который начал войну» и явился предтечей «Операции Берхард», был после войны одной из ключевых фигур «предприятия ODESSA» - международной нацистской организации, основанной выжившими после бывшими членами СС с целью установления связи между собой и ухода от преследования. Правда, сам Науйокс никуда не бежал, а занялся бизнесом и писанием мемуаров в Гамбурге, где и умер в 1960 году

Скончался на родине в 1989 и человек давший имя «операции Бернхард» - Крюгер. После 3 лет французского и английского плена он вернулся в Геманию, в 1950-м прошел денацификацию, а дальше многие годы работал «по специальности» - на фабрике, изготовляющей бумагу.

После войны бесследно исчез на воле и одессит Соломон Смолянов – «русская душа» команды подневольных еврейских фальшивомонетчиков-смертников из Заксенхаузена. Кажется единственный из них, кто верил, что все обойдется… Но когда люди, знающие эту историю, в финале удостоенного Оскара фильма Штефана Рузовицки видят главного героя, прототипом которого явился Салли Смолянов, только что проигравшего в казино Монте-Карло фальшивые миллионы, беззаботно и счастливо сидящим с красоткой на пляже, они, несмотря на все свое знание начинают думать, что так и было, и все обошлось.
А как же иначе?...

В 1959-м в австрийских Альпах со дна Топлицзее начался подъем затопленных там нацистами ящиков с фальшивыми деньгами. Через несколько лет нашли почти все, а кроме того матрицы и именной список заключенных, работавших в в заксенхаузеновской печатне. Тогда многие из них еще были живы. Сейчас в живых из них остался один Адольф Бургер. Он живет сравнительно неподалеку от меня, в Праге, и продолжает ценить правоту Смолянова: все обошлось…

Начатая 70 лет назад «операция Бернхард» давно закончилась. Но некоторые связанные с ней вопросы остались. Их я задаю сотруднику Станфордского университета, профессору-экономисту Михаилу Бернштаму.

--Михаил, все-таки главной целью операции была дестабилизация британской экономики. Для ее достижения было к концу войны было изготовлено 8 965 080 банкнот на общую сумму – страшно сказать! - в £134 610 810. Прежде всего, скажите, в принципе можно ли было достичь поставленную цель такими средствами?

Михаил Бернштам: Можно было. В современных деньгах эти 135 миллионов фунтов стерлингов – это примерно 5 миллиардов фунтов стерлингов. Потому что с конца войны стоимость денег упала в 36 раз за последние почти 70 лет, соответственно, если мы умножим на 36 вот эти 135 миллионов, то это приблизится к 5 миллиардам. Действительно около 15% денежной массы дополнительной было бы вброшено, если бы им удалось завершить эту операцию.

Но введение наличных денег в большом количестве единовременно в денежную массу представляет просто очень трудный механический процесс, потому что по каким каналам эти деньги могли бы они вбросить в денежную массу Великобритании. Дело в том, что обычная стандартная процедура включает всю банковскую систему страны. Центральный банк выпускает новые наличные деньги, они в виде кредита выдаются банкам или покупается иностранная валюта у держателей, или покупаются облигации государственного займа у государства, государство платит заработные платы и платит по своим счетам. Через эти каналы, в которых участвуют сотни банков, десятки государственных учреждений, миллионы работников, получающих зарплату, деньги постепенно вводятся в оборот.

Другой вариант частичный – это сбрасывать деньги с самолетов с тем, что люди их подберут и начнут тратить. Германская авиация действительно пыталась это делать, но физически для этого возможностей не было. Поэтому ограничились не только самими Британскими островами, сколько различными иностранными владениями, и туда сбрасывали деньги. То есть вся эта денежная масса просто не пошла в оборот. Если бы она пошла, то действительно увеличение денежной массы на 15% дало бы огромный инфляционный эффект.

Кроме непосредственного инфляционного эффекта от увеличения денежной массы наличной существует еще второй эффект, который тоже действует на инфляцию. Когда резко увеличивается денежная масса и деньги обесцениваются, то тогда естественно население начинает избавляться от наличных денег, быстрее покупать продукты. Увеличивается скорость оборота денег – еще за счет этого может на 10-15% увеличиться инфляция.

Теперь посмотрим на третий эффект, который еще хуже. Дело в том, что это условия войны, где самые главные продукты питания – молоко, яйца, баранина во время войны в Великобритании были по карточкам. Если появляются дополнительные деньги, то кто-то бежит, покупает, продукты уходят на черный рынок, инфляция ходит туда, потому что цены контролируются продуктов, которые распределяются по карточкам. Соответственно, та часть населения, у которой нет денег, оказывается в очень трудном положении, люди начинают голодать, возникает паника, начинается социальное недовольство.

Скорее всего как раз со стороны германских властей, которые это производили, расчет был не столько на саму непосредственную инфляцию, сколько на побочные эффекты, которые она может вызвать в условиях, знакомых для Германии, - недовольство, бедствия, голодание, социальные конфликты, к этому добавляется инфляция, паника, люди изымают деньги из банков, потому что деньги обесцениваются. То есть эффект мог бы быть огромным. Он не произошел просто потому, что не было каналов введения такого количества денежной массы в оборот.

Владимир Тольц: Михаил, теперь, когда вы констатировали принципиальную достижимость поставленных нацистами в «Операции Бернхард» целей, я хочу узнать ваше мнение о причинах неудач и краха этой экономической диверсии. Что это? Ошибки в планировании? Запоздание со стартом операции? Неверный график ее проведения? Или еще что-то?...

Михаил Бернштам: Сама по себе идея подрыва военного врага путем выпуска фальшивых денег – это идея старая, она употреблялась довольно часто во время различных войн, во время американской гражданской войны и в разных войнах. Действительно, и англичане пытались это делать, и немцы в отношении Англии пытались это делать. Просто деньги не успели, не смогли ввести в оборот, насколько мне известно, в конце войны деньги оставались в мешках, в связках. Их топили в реках, чтобы спрятать следы. Делали так же довольно грубо американские доллары, их тоже потом уничтожали. То есть просто они не смогли найти способы, каналы массового внедрения денежной массы в оборот. Потому что для этого нужна банковская система. Захват банковской системы другим государством на территории враждебного государства невозможен.

А просто сбрасывать деньги с самолета, для этого нужна была специальная авиация огромная, у Германии ее не было. Поначалу расчет был на то, что деньги будут именно сбрасывать с самолетов, но потом оказалось, что просто у Германии недостаточное было количество самолетов для того, чтобы провести эту операцию, самолеты были заняты непосредственно бомбежкой и уничтожением индустриальной базы Великобритании.


Владимир Тольц: Михаил, теперь, когда мы оценили степень реалистичности поставленных в «Операции Бернхард» целей и ограничения, которые сама жизнь накладывала на возможности их достижения, я хочу узнать у вас, как вы оцениваете результаты, достигнутые нацистами в этой операции?

Михаил Бернштам: Реального значения она не имела, но она имела определенное политическое значение. Британское правительство вовремя испугалось, вовремя приняло меры по изъятию купюр среднего достоинства и крупных купюр из оборота. Постепенно это делалось, очень медленно и секретно, чтобы ни в коем случае не возникло паники. Потому что быстрое изъятие купюр как раз привело бы к тому эффекту, которого хотели немцы, то есть к панике. Тут надо было решить очень сложную задачу: с одной стороны не допустить распространения фальшивых денег, чтобы не возникло инфляции и паники, с другой стороны, изымая купюры из оборота и заменяя их другими, это тоже надо было делать очень осторожно и деликатно, чтобы народ не подумал, что что-то происходит, чтобы не возникла паника. Поэтому, с одной стороны, отсутствие реальных каналов массового распространения фальшивых денег, а с другой стороны правильная и хорошо проведенная реакция британских властей привели к тому, что эта операция, задуманная довольно ловко, эффекта реального в жизни не имела.

Владимир Тольц: «Операция Бернхард». За минувшие 7 десятилетий с момента ее старта история пережила десятки плановых комплексных акций по восстановлению экономик и несколько целенаправленных, а не вымышленных досужим конспирологическим сознанием, направленных на экономический развал. Это особая большая тема. Сейчас отмечу лишь, что счет с большим перевесом в пользу первых…
  • 16x9 Image

    Владимир Тольц

    На РС с 1983 года, с 1995 года редактировал и вел программы «Разница во времени» и «Документы прошлого». С 2014 - постоянный автор РС в Праге. 

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG