Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
22 октября состоится третий тур дебатов между Бараком Обамой и Миттом Ромни. Темой его будет внешняя политика Соединенных Штатов. Пройдет диспут в штате, имеющем важнейшее значение на выборах для обоих соперников, – Флориде, в городе Бока-Ратон, в кампусе университета Линн.

Как полагают наблюдатели, дебаты во Флориде не окажут столь же сильного влияния на настроения избирателей, как первые два поединка Обамы и Ромни. Отчасти это просто эффект политического календаря: от дня голосования нас отделяет всего две недели, и в стране осталось совсем не много тех, кто еще не определился со своим выбором. Другая причина, по которой дебаты во Флориде не вызывают того возбуждения, которое предшествовало прениям в Колорадо и Нью-Йорке, состоит в том, что различия во взглядах кандидатов на внешнюю политику куда менее драматичны, чем на политику внутреннюю. И вообще, демократы долгое время пребывали в убежденности, что внешняя политика – это козырь Обамы. Штаб Ромни это признавал и совсем не жаждал бороться с президентом на его поле. В последние недели этот расклад спутали трагические события в Ливии; полемика, вспыхнувшая между соперниками о том, несет ли администрация ответственность за случившееся, обострила также другие наличествующие между ними противоречия в области внешней политики. Тем не менее, противоречия эти не антагонистические, и стороны прекрасно осознают, что избиратели не отводят им решающего значения.

Каково соотношение сил между президентом и претендентом в канун их последней словесной баталии? Диктует ли оно противникам сдержанную или агрессивную тактику боя? Рассказывает обозреватель журнала «Форбс» Карлин Боуман:

– Американская избирательная система так устроена, что кандидаты, по сути, ведут пятьдесят отдельных предвыборных кампаний, а не одну, общенациональную. И чем ближе к финишу, тем это заметнее. Некоторые службы, однако, продолжают и на завершающем этапе гонки проводить опросы в масштабах всей страны. Так, согласно одному такому опросу, выполненному Гэллапом, Ромни заметно опережает Обаму среди реально голосующей категории избирателей. В то же время опросы, выполненные в разбивке по штатам, показывают, что соперники фактически идут вровень. Я говорю о так называемых «колеблющихся» штатах, электорат которых не демонстрирует устойчивых предпочтений между партиями от выборов к выборам. Согласно множеству исследований, Ромни сильно подправил там свой рейтинг после первого тура дебатов, хорошим выступлением во втором туре президент затормозил падение собственного рейтинга, но статус-кво анте не восстановил.

По словам Карлин Боуман, во взглядах американцев на международные отношения куда меньше категоричности и куда больше путаницы, чем в их суждениях, касающихся внутренней политики, и это обстоятельство, она уверена, вынудит Обаму и Ромни вести полемику в умеренной тональности.

А что по поводу содержания полемики? О том, что ждут республиканцы от своего кандидата, рассказывает аналитик Института American Enterprise Даниэла Плетка:

– У Митта Ромни будет шанс четко обозначить расхождения с президентом в подходе к внешней политике. Это касается и общих вопросов о роли Америки как мирового лидера, обеспечивающего стабильность существующего международного порядка, об идеологических ценностях, которыми ей следует или не следует руководствоваться в отношениях с другими странами, и вопросов вполне конкретных, относящихся к терроризму, к Ирану, Афганистану, Ираку, «арабской весне». Следовало ли США, скажем, так затягивать ядерные переговоры с Тегераном, как это сделал Обама? Почему полностью свернуто военное присутствие американской армии в Ираке? Прав ли был президент, установив дату вывода войск из Афганистана безотносительно складывающейся там обстановки? В общем плане, Ромни обязан нивелировать попытки Обамы квалифицировать его как продолжателя интервентской внешней политики Буша-младшего. Его задача – убедить соотечественников и граждан союзных стран в том, что он прекрасно понимает, насколько Америка устала воевать и насколько сильно проблемы бюджетного дефицита и госдолга мешают ускорению военного строительства, – полагает Даниэла Плетка.

Каким бы низким ни был сравнительный приоритет внешней политики в нынешней кампании, демократы знают, что смотреть дебаты во Флориде будет беспрецедентно большая телеаудитория, десятки и десятки миллионов. Даже если среди них мизерный процент неопределившихся, абсолютное их число может быть настолько велико, что президент просто обязан за них побороться. Слово обозревателю еженедельника National Journal Джеймсу О’Салливану:

– Я думаю, помощники Обамы исходят из того, что если ему удастся без больших потерь пройти тему Бенгази, он будет в полном порядке. Послужной список их кандидата должен нравиться демократам: ни одного теракта на американской земле за последние четыре года; бин Ладен ликвидирован; к великой радости американцев их армия ушла из Ирака и уходит из Афганистана; мировое сообщество едино в стремлении не допустить создания Ираном ядерного оружия. Мне кажется, Обама может также припомнить Ромни его заявление, что Россия – это геополитический враг Америки номер один, чтобы выставить его в неблаговидном свете как милитариста и ретрограда, который затянет страну в безрассудные авантюры, – считает Джеймс О’Салливан.

И в заключение видный политолог Эдвард Люттвак взглянул на предстоящие дебаты глазами ученого-международника, а не аналитика, поглощенного сиюминутной проблематикой:

– Контраст между тем, что конъюнктурно, и тем, что истинно важно, разителен необыкновенно. Конъюнктурен сегодня Ближний Восток со всеми его патологиями, порожденными религиозным фанатизмом, с его правителями, которые просят у Америки все больше помощи и одновременно все больше ее проклинают. Истинно же важен кризис в Евросоюзе, требующий для своего разрешения максимум совместных усилий всех промышленно развитых государств. Истинно важны отношения с Россией, в которых ледяное негодование по поводу репрессий Путина внутри страны и стратегическое соперничество с Кремлем в одних областях должно тонко сочетаться с сотрудничеством в других. И конечно, важна вся совокупность отношений Вашингтона и Пекина, составляющих главнейший вектор мировой политики, а не только действия Китая в торгово-валютной области, о влиянии которых на уровень безработицы в США спорят Обама и Ромни.

Как заметил Эдвард Люттвак, на Ближнем Востоке США сталкиваются с отсутствием реального выбора: например, вмешиваться или не вмешиваться в гражданскую войну в Ливии? Плохо, по его мнению, и то, и другое. Поддерживать или не поддерживать Мубарака? Оба варианта не годятся, утверждает политолог. То же верно относительно того, помогать или не помогать повстанцам в Сирии. Поэтому Соединенным Штатам следует меньше озабочиваться странами, контакты с которыми не сулят им выигрыша, что бы они ни делали, и больше взаимодействовать со странами, в отношении которых мудрая политика будет по-настоящему вознаграждена, заключил вашингтонский ученый.
XS
SM
MD
LG