Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Из Соединённых Штатов Америки пишет Вацлав: «Уважаемый Анатолий Иванович! В прошлой передаче вы сказали следующее: «Американец – среднестатистический американец – наслаждается покупкой всего нового, самоновейшего, притом – или самого маленького, если это микросхемы, или самого большого, если это сеялка. Умельцем он становится только из любви к искусству». Дайте я вам расскажу про среднестатистического американца, каким является кандидат в президенты Митт Ромни. Один читатель написал в газету «Вашингтон Пост» письмо следующего содержания. Митт Ромни решил проложить дорожку на своём участке и попросил подрядчика оценить стоимость работ. Когда он узнал, сколько это будет стоить, то решил управиться сам, с сыновьями. Так мистер Ромни показал своё подлинное лицо. Он лишил заработка людей, которые могли бы сделать эту работу. Вот так, Анатолий Иванович. У среднестатистического американца в гараже есть дрель, набор ключей, сантехнических инструментов, ведро смолы, краски - все, что использовалось при последнем обновлении его жилища, газонокосилка, стопка керамических плиток - тех, которыми обложена кухня, пила, банки с машинным маслом, алюминиевая стремянка во всю высоту дома, и чего только у нас, американцев, в гаражах нет! У Митта Ромни - тоже, хотя он - обладатель очень крупного состояния, бывший губернатор. Да, он наверняка наслаждается покупкой нового и наиновейшего, но… Мастерски прикрученная полочка - это сэкономленные сто долларов, выкрашенная заново детская комната - триста. За сэкономленные сто долларов можно сходить с детьми в итальянский ресторан, а за триста - поехать на выходные всей семьей куда-нибудь на море. Американцы - это детоцентрическая нация. Дорожка, проложенная с сыновьями - это не только сэкономленные семьсот-девятьсот долларов. Это еще и удовольствие от совместной работы - спланировать, купить материалы, распределить, кто что будет делать - где ещё этому научат? А надо - ведь им придется работать вместе с другими людьми. И я тоже красил, заделывал дырки, чинил проводку и сантехнику. Мне иногда жаль, что я недостаточно долго пожил в американской глубинке, не проложил свою дорожку вместе с детьми - в большом городе, где живу сейчас, такой возможности нет. Но ничего. Дети и так растут американцами - и расчетливые, и искусство любят». Спасибо за письмо, Вацлав, вы великодушный человек: написали, что я не совсем прав, а могли бы - что и совсем неправ, я всё равно огласил бы ваше письмо, потому что оно - замечательное во всех отношениях, я с удовольствием его читал, а в таких случаях хочется поделиться своим удовольствием с другими, даже если это выставит тебя не в самом выгодном свете.

В прошлой передаче я прочитал письмо с Украины – как там обрабатывают избирателя, чтобы на предстоящих парламентских выборах голосовал, как надо правящей Партии регионов. В связи с этим пишет господин Луганин: «Некоторые письма просто умиляют своей беспардонностью. Особенно "понравилось" как некий автор с Украины описывает, как в какие-то украинские села, с каких-то районов, какие-то руководители дают директивы голосовать за регионалов. Почему не говорит - кто? Боится преследований? Бред. Такое, наверное, только россиянам "запарить" можно. Да и то только тем, которые в Украине не были уже лет десять. Штабы оппозиции работают кругом, в такую информацию сразу вцепятся. Завтра журналисты приедут. По всем каналам покажут таких героев. Это не 2004 год», - пишет автор.
Луганин – фамилия, по-моему, выдумана, живёт человек скорее всего в Луганске. Мой ему совет, если он написал искренне: сегодня же сходите на ближайший базар и поговорите с людьми из сёл. Можете заглянуть в свой ЖЭК, на первое попавшееся предприятие. И напишите мне, о чём расскажут вам люди. А я тем временем прочитаю следующее письмо. Письмо с Донбасса, с завода. Большой завод, серьёзный. Читаю: «О выборах на Украине - это вы правильно прошлись. Только как-то как о само собой разумеющемся. А мне страшно. На работе нас тоже собрали и рекомендовали голосовать за правящую партию. Даже аргументацию наплели. А ведь правда, камеры слежения могут быть на участках в кабинках. Действительно поражает размах подготовки (за наши деньги). Чего они боятся? Перестраховываются? Стадо проголосует, как надо. Они по уши в насущных проблемах, а для отвлечения есть зомбоящик. Там "Танцуют все", "Х-фактор" и т.д., и т.п», - говорится в этом письме.
Есть и другие сигналы. Сообщают, например, о завозе семисот человек в один обычно полупустой санаторий под Киевом. Скромного вида, тихие люди. Отдохнут маленько, а в день выборов их станут возить автобусами с участка на участках, где они будут голосовать, как надо, - это называется карусель. Ещё история, тоже недалеко от Киева. Районный штаб Партии регионов возглавляет заместитель главы райадминистрации. Даёт указания главе сельсовета (в письме – об одном, но подразумеваются все). Первое. Собрать с местных фермеров или с кого угодно – хоть с самого себя - сорок тысяч гривен на нужды штаба. Второе: обеспечить двести голосов из шестисот за Партию регионов. И угроза открытым текстом: иначе можете искать себе другую работу. Это при том, что глава села никому на свете не подчинён и может быть досрочно переизбран только в паре исключительных случаев. Местного самоуправления для украинской центральной власти не существует, и это не только не скрывается, а подчёркивается на каждом шагу. Сельские советы с главами сёл явочным порядком включены в вертикаль власти. Можно было бы, таким образом, говорить о государственном перевороте, если бы когда-либо в прошлом было иначе. Да, а тот сельский голова счёл за благо слечь в больницу до выборов…

«Анатолий Иванович! – следующее письмо. - Не понимаю, в каком веке мир живет? Христианский пастор сжигает Коран. Он что, не в уме? Но он хоть никого пальцем не тронул. А защитники Корана убивают. Жгли бы Евангелие - и квиты. Нет, равенство им ни к чему. Похоже, с них берут пример наши судьи, мотающие срока за панк-молебен… Взрослых заманивают в храм торговлей, а школьников принудительно тащат в церковь в школьном классе. Похоже, и радикалы ислама, и наши вероучители всему учились у большевиков. На воротах Соловецкого лагеря особого назначения была надпись: "Силой загоним человечество в рай коммунизма!" Думается, истинно верующих и православных, и мусульман очень мало. А большинству всё до лампочки. Но многие - бандиты, прикрывающиеся религией. До цивилизации не дотянули, вот и шагают вперёд спиной», - пишет автор этого письма. Ну, слушайте, надо удивляться не тому, что один христианский пастор сжёг Коран, а тому, что его единоверцы всех конфессий не жгут вредных, с их точки зрения, книг с утра до вечера, как бывало. Это поистине удивительно, если вспомнить, сколько и чего – вплоть до живых людей – они сожгли в своей бурной истории. Высокопоставленные русские православные, кажется, готовятся возобновить эту практику в наши дни. Потихоньку набрасывается законодательная база.

«Этой законодательной атаки на общество, - говорится в следующем письме. - следовало ожидать. Ведь Путин ничего нового не изобрел и не привнес. Он просто вернул Россию на пятьсот лет назад. Его вертикаль стара, как мир. На самом верху пахан, ниже - смотрящие и вертухаи. Эта модель ни хороша, ни плоха. Смотря для чего и для кого. Она хороша на случай войны или для благоденствия узкой группы лиц. Она даже хороша для оказания помощи жертвам наводнения. Но она бессильна предвидеть и упреждать эти жертвы. Она, эта модель власти, также хороша для распила национального богатства и удерживания народа на грани выживания. Эта власть везде страшно запаздывает. МВД начинают реформировать, когда его уже трудно отличить от ОПГ. Рыбой займутся, лишь когда в морях останутся одни мальки и лягушки. Лесом займутся, лишь когда останется одна трава и кустарник. Система запаздывает точно так же, как Путин на все свои запланированные мероприятия (кроме инаугурации). Чиновники же при этом ведут себя, как корабельные черви - после нас хоть потоп. Но эта модель абсолютно непригодна для создания новой России как современного развитого государства. Наша прогрессивная общественность сегодня в тяжких раздумьях, как освободиться от надоевшего нацлидера, мертвой хваткой вцепившегося во власть. А никак. Созданная им вертикаль власти естественной смены власти не предусматривает. Так называемые выборы при этой модели лишены смысла. Путин будет править столько, сколько захочет, А то, что он захочет, он уже ясно дал всем понять. То есть, он уйдет только ногами вперед. Вопрос лишь в том, кто уйдет таким образом первым, Путин или страна», - так заканчивается письмо.
Но и другое настроение есть. Его выразил в двух предложениях Пётр Петрович Билык: «Да отойдите вы со своими фактами! Не мешайте нам гордиться».
«Уважаемый Анатолий Иванович!, - следующее письмо. - Посмотрев один раз фильм о теории заговора, согласна с каждым словом. Вы, наверное, таких не смотрите, что ли? Вам не известны общеизвестные факты о теневом мировом правительстве во главе с наследниками династии Ротшильдов? Неужели не понятно, что за все, что делается на свете, – войны, революции, кто-то платит и никто не приходит в политику без их согласия, кажется, в том числе и у нас? А прибыль достигается в любое время за счет дешевой рабочей силы, которую надо контролировать… Вы поднаторели по части критики советской власти, так мы про это давно уже все уяснили. По-вашему, во всем виноват советский народ, который никак не может перевоспитаться и остается совком. По-вашему, за наши невзгоды должны отдуваться Брежнев, Сталин, КГБ и пр., и пр. Только они почили в бозе уже более тридцати лет назад. А ваша пропаганда до сих пор вас кормит. Конечно, на самом деле виноваты проклятые Штаты. Вы боретесь за демократию на постсоветском пространстве. Правильно сказал Лех Валенса, что на хрена она нужна, демократия, если у человека нет работы… Люди не занимают гражданской позиции, не борются за свои права! Патерналисты! Но я попробовала (наслушалась радио "Свобода") выступила и прямо заявила о своем несогласии с начальником на собрании! В итоге он сделал мне предложение, от которого я не могу отказаться, - остаться за воротами. Любое возражение неприемлемо, даже если это по делу. Все - как в армии. А начальник- прапорщик. Вылететь очень запросто, а там и лишиться жилья, потому, что нечем будет за него платить. Чем больше тянешь, тем больше на тебя валят. Начальница - очень непорядочная, лживая женщина. Но система выталкивает наверх только таких… Я понимаю, что ваш хлеб - антикоммунизм. Я тоже всегда ненавидела коммунизм. Но то, как сейчас я чувствую себя, - еще более униженным рабом… И в таком состоянии пребывают миллионы в нашей стране - мы такого будущего для себя не ждали», - женщина, написавшая это письмо, работает в заводоуправлении, она то, что называется итээровка. Видите, как это мало – двадцать лет… Двадцать лет назад ей было тридцать с небольшим. От кого же она ожидала для себя всего хорошего? И миллионы таких, как она… От кого? По смыслу и тону её письма получается, что лучшего устройства своей жизни она ожидала и от меня, грешного, и от радио «Свобода», и от Соединённых Штатов Америки. Тогда многие, кстати, понимали западную, то есть, свободную, жизнь так, что там каждый может крыть своего начальника в хвост и гриву при всём честном народе и ничего ему за это не будет. Теперь-то мы знаем, что такое политическая жизнь, что такое общественная, а что такое - производство. В свободное время кричи что хочешь. А на работе будь добр соблюдать дисциплину, терпеть начальников и сослуживцев. Не нравится – уходи, считаешь нарушенными свои права – подавай в суд, но не устраивай склоку в коллективе… Помню, как изумлялись советские люди, открывавшие для себя Запад двадцать с лишним лет назад. Оказывается, начальник, как правило, не порицает подчинённого принародно – только наедине. Точно так же и подчинённый выясняет свои отношения с начальником – только наедине. Более того, работники тоже стараются объясняться друг с другом без свидетелей! Ты можешь критиковать изделие сослуживца (например, радиопередачу), но желательно так, чтобы слышал тебя только он, а лучше всего – если он сам об этом попросит. Разумеется, бывает что работника наказывают и увольняют, но - без базара, без всякой показательности. Унизить работника для воспитания остальных – это невозможно, это подсудное дело. Но и начальник, повторяю, защищён тем же правилом, тем же обычаем. Оно очень простое, это правило, он очень простой, этот обычай: щадить самолюбие человека, будь то рядовой или начальник.

«Здравствуйте Анатолий Стреляный! – следующее письмо. -Настоящее мое письмо продиктовано возмутившей меня откровенной беспардонной цензурой на форуме вашего радио! Я написал, что радио «Свобода» навязывает нам тему Pussy Riot и в то же время умалчивает о возмутительном захвате израильской военщиной, осквернении и окружении колючей проволокой мусульманской святыни - мечети Аль-Акса… И радио не-«Свобода», ничтоже сумняще, "учит" весь мир быть свободными! Позор! Бинали Зубанов». Я так понимаю, что высказывание этого слушателя не было у нас обнародовано, отчего он и гневается. С таким же правом он мог бы спросить, почему мы изо дня в день не проклинаем Ивана Грозного, побившего Золотую орду под Казанью. Как поступил он с мечетями, знаем - и молчим. С таким же правом можно обрушиться на нас за то, что не кричим, опять же, с утра до вечера, об участи, постигшей Святую Софию в Константинополе после того, как турки покончили с Византией. Да, господин Зубанов, да, куда ни кинь, везде у нас двойные стандарты. О пусях сообщаем каждый день, а о том, как уже столько веков используется в Стамбуле Святая София, храним глубокое молчание. И, что характерно, московские попы тоже как в рот воды набрали. Налицо – сговор Госдепа и Кремля под крылом мирового правительства Ротшильдов, о котором говорилось в предыдущем письме. Такие будут писаться ещё долго. Можно, конечно, сказать этим людям, что теория всемирного заговора не доказана научно – они ответят, что им плевать на такую науку, которая не подтверждает их веру. Этим людям поднадоело грешить на своё, на отечественное руководство. Ругаешь его, ругаешь, а толку никакого. И тут их осенило: да оно просто ничего не может, наше, русское, руководство, потому что над ним есть другое, более сильное, настоящее, всемирное, руководство, оно-то и не даёт нашему развернуться в нашу пользу! Творца в своём сознании заменили мировым правительством, то есть, дьяволом. Наделили дьявола такой силой, какой нет даже у Бога, и всё для них, наконец, прояснилось. Не надо ничего менять ни в себе, ни в окружающей жизни, есть более важное дело: с утра до вчера проклинать Америку.

Следующее письмо: «Вот хотел вам написать следующее, может, будет интересно. В Чехии состоялись региональные и сенатские выборы. Результат - вотум недоверия правящей правоцентристской коалиции. Практически везде победили социал-демократы и коммунисты. Однако, важно не это. Разницу между программами правых и левых надо искать под лупой. Важно то, что участие в выборах, в зависимости от региона, колебалось от тридцати до сорока процентов. Как известно, демократия подразумевает власть большинства. Но когда победитель получает тридцать процентов от тридцати голосовавших, легитимность оной власти, по моему скромному мнению, нулевая. По сути дела, основная масса людей говорит: "Подите вы, политики, на йух. Пока не слишком мешаете нам жить, мы вас терпим. Лучших нет, выбирать не из кого, ну, и ладно, оставьте нас в покое". Но ведь это ничем не отличается от настроения народа при так называемых недемократических режимах, будь-то российский или любой другой. Выбирать действительно не из кого, потому что СМИ под контролем правящей элиты хоть в ЕС, хоть в России. Так что говорить о демократической Европе смешно. Никакой демократии в современном мире нет. В ЕС ее не больше, чем в России или Украине, а меньше... Прекрасно понимаю, что объяснять это вам бесполезно, вы все равно останетесь при своем мнении», - так заканчивается это письмо. Разумеется, я останусь при своём мнении, но не только мнении, а и при некоторых фактах. Огромное количество жителей России, Украины, Белоруссии, например, мечтают переселиться на Запад. Многим это уже удалось, счёт идёт на сотни тысяч, на миллионы. Раньше можно было говорить, что людей на Запад гонит бедность. Но сегодня туда рвутся, и рвутся неудержимо, вполне состоятельные люди. Кто может – выезжает сам, кто не может – старается отправить туда детей, и - навсегда. Что-то не слышно о наплыве чехов, поляков, немцев, французов и прочих шведов в Россию и другие страны, которых она изо всех сил - из последних сил - пытается вернуть под своё крыло. Не видно людского потока с Запада на этот Восток. И бедные, и не бедные своё желание перебраться на Запад и забыть, как страшный сон, всё, что было с ними и вокруг них на родине, объясняют одинаково: на Западе меньше произвола, взяточничества, казённого хамства и вранья, есть полиция и суд, они не представляют собою угрозы, иногда – смертельной, для законопослушного обывателя. Всё это они и называют демократией.

Как вам понравится следующее письмо? Оно из Москвы. Читаю: «И вот какое наблюдение, Анатолий Иванович. У нас тут у Савёловского появилась студия изобразительного искусства. Ну, знаете, для всех, кто хочет как бы рисовать картины маслом и пр. Я мимо часто прохожу - они на низком первом этаже. Обычно заглядываю в окна, радуюсь за молодых и не очень женщин, что-то там варзыкающих с вдохновенным видом. Мужиков, конечно, в либо нет вообще, либо я их просто не заставала.
Ну, вот. Иду я сегодня мимо и вижу: рисует некая молодая, мольберт развернут к окну для естественного, как вы понимаете, освещения. Кисточкой вазюкает старательно. А руки в резиновых перчатках. И не в таких, тоненьких, а в больших, хозяйственных. Она, стало быть, в перчатках, чтобы не испачкаться, творит искусство. И вот не отпускает меня это видовище. Спросите у домработницы, можно ли хорошо вымыть и вычистить посуду в резиновых перчатках. Она скажет, что работать - по-хорошему, по-настоящему - надо голыми руками. Чтобы чувствовать материал.
Когда у нас стоматологи лечили зубы без уколов, то оправдывались тем, что им важна наша реакция на каждое прикосновение инструмента. Чуть не туда - вы кричите, и я корректирую свои действия. Мне мама говорила, она у меня старая медсестра, что, оно, конечно, было бесчеловечно, но все-таки контролировать процесс врач мог лучше. Эти бабы в перчатках, которые типа рисуют, они не испачкаются. Они не чувствуют боли. Я - за обезболивание. Я вообще за то, чтобы картинка сама собой малевалась. Но в этих перчатках какое-то уродство мне привиделось – никто ни за что не хочет платить: ни болью, ни грязью благородной - красками, которые она, дура, тщательно подбирает, смешивает, то подальше от лица отведет, то уткнется носом, но – не запачкается, Анатолий Иванович, не впитает в себя ни их запах, ни их структуру, ни их смысл, в конце концов», - так заканчивается это по-женски беспощадное письмо, написанное очень талантливым человеком. Если же взглянуть на дело чуточку добродушнее, то эта милая подробность московской мещанской жизни взывает к важному обобщению. Такие и подобные кружки можно видеть в Штатах, там они на каждом шагу, в них проводят время миллионы, что-то рисуют, лепят, вырезают, что-то изучают, на старости лет - историю какой-нибудь Ассирии. Немало таких кружков и в Европе, были они и в Советском Союзе, бесплатные, от власти, а теперь вот – на частной основе. Это признак благополучного мещанского общества. Обыденность буржуазности, недвусмысленно западные штучки. Это всё должно вызывать и вызывает недобрые чувства у тех, кто готов положить жизнь (правда, не свою), чтобы Святая Русь как можно меньше походила на всё не святое. Ярятся, не желают казённых денег на соответствующее воспитание народа, глядишь - загонят его в реки для нового крещения, а дамочка тем временем идёт в изокружок, натягивает перчатки на свой маникюр и водит кисточкой по холсту, так и эдак поднося его к глазам, то придвинется, то отодвинется, и ничем она не отличается от тёти Мэри из Канзаса, и не хочет отличаться, вообще не думает об этом, а думает о том, что придут подруги, и она им скажет: вот посещаю студию, и покажет им свои работы… Так они и забиваются, гвозди в крышку гроба патриархальной самобытности.

Из Германии пишет Аркадий: "Среди заметных имперцев нет ни одного благородного, отмеченного умом и талантом, лица."
Согласен, и пишу об этом без радости. Достоевский, Аксаковы, Киреевский, Страхов, Тютчев... были славянофилами и государственниками. Я и сегодня не согласен с ними, иногда готов называть позорными некоторые тогдашние творения представителей этого лагеря. Но ни я сегодня, ни один из западников того времени не теряли уважения к названным, не отрицали их огромного значения для России и культуры вообще. Сегодня мы видим имперцев, - тут в письме идут имена, опускаю их. - При упоминании каждого имени так и хочется извиниться: дурно пахнет. Никто в этом лагере после смерти Солженицына не встал на уровень предшественников. Убожество доводов и стиля, святая вера в теорию заговора, мерзейший шовинизм, откровенное враньё... Нет там никого и ничего, кто и что смогли бы убедить в чём-то адекватных, грамотных людей. Горе народу, терпящему таких духовных лидеров на пьедесталах», - пишет Аркадий. Это интересный вопрос: почему так измельчал русский лагерь антизападников? Почему в нём нет крупных личностей? Мне кажется, это объясняется бегом времени. Крупная, то есть, умная, талантливая и благородная, личность занята не собой, а делом, которому служит или хотя бы интересуется им. Она принимает во внимание факты и опыт. За время после Достоевского накопилось столько новых фактов и явлений, что добросовестный мыслитель просто не в состоянии махнуть на них рукой. Он не может не быть с веком наравне. Нынешние имперцы и всякие евразийцы – из тех, чьи имена на слуху – тоже в курсе дела. Они знают, что в глазах образованных и просто здравых людей выглядят очень невыгодно. Но они валяют дурака для другой публики. Это у них такой номер – вроде циркового. Есть спрос, отсюда и предложение.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG