Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

10 лет трагедии на Дубровке


Спасательная операция, организованная властями с применением газа, состав которого засекречен, обернулась гибелью 130 заложников.

В декабре 2011 года Европейский суд по правам человека, рассмотрев коллективную жалобу пострадавших в результате теракта на Дубровке, признал, что российские власти нарушили право заявителей на жизнь. Помимо назначения денежных компенсаций, Страсбург обязал Россию объективно расследовать обстоятельства проведения операции по освобождению заложников, во время которой погибли люди.
Как заявляет член координационного совета региональной Общественной организации содействия защите пострадавших от террористического акта "Норд-Ост" Дмитрий Миловидов , пострадавшие добиваются возбуждения такого уголовного дела.

- На "Норд-Ост" пошли две мои дочери - Леночка, 12 лет, и Ниночка, 14 лет. Леночке повезло - ее выпустили буквально в первые часы после захвата, задолго до штурма. Ниночка боевикам, этим зверям, показалась слишком взрослой. Ее оставили в зале. Больше мы о ней ничего не знали. Я так и не смог восстановить ничего, что происходило в зале вокруг моей дочери. Приходилось потом по крупицам из материалов дела вылавливать такую информацию и разбираться, почему погибла моя здоровая, крепкая дочь.

Вам удалось разобраться в этом?

- Я, по крайней мере, вижу из экспертизы, что никаких хронических заболеваний обнаружено не было. То, что говорят власти, - о том, что на "Норд-Ост" собрались, якобы, больные и инвалиды, и в один час, в один миг вдруг забыли как дышать, - этот бред развеян решением Европейского суда по правам человека. Трудно, сказал Европейский суд, понять, как это такое смертельное, опасное средство было применено в таких условиях. При этом следствие отметает причинно-следственную связь между гибелью людей и так называемым газом.
Европейский суд записал в своем решении, что нарушены права человека по двум основным пунктам: отсутствие организации спасательной операции и отсутствие должного расследования причин гибели людей. Мы сейчас заняты тем, что заставляем российское правительство выполнять решение Европейского суда. Мы еще в июне подали жалобу в Следственный комитет с требованием возбудить уголовное дело по факту гибели людей.

Такого дела не было возбуждено на протяжении всех этих 10 лет фактически...

- За все 10 лет возбуждались только дела по расследованию теракта. Чиновники на всех уровнях нас уверяли, что нет смысла заводить второе какое-то дело - якобы, все расследуется в рамках основного. Мы затребовали материалы дела. У нас в руках оказалось 17 томов из более чем 120 на тот момент. Благодаря этому, мы смогли опубликовать свой доклад ""Норд-Ост" - неоконченное расследование", в котором изложили только материалы дела, отметая все наши эмоции и опираясь только на факты.

Исходя из этих материалов дела, по вашему внутреннему личному убеждению, кто виноват в том, что это вообще произошло и стало возможным, и в том, каковы были последствия этого теракта?

- Можно уйти в историю, в чеченскую войну - первую и вторую, воровство в Чеченской республике при восстановлении этой части территории РФ. Состояние нашей армии, которая частично, по крайней мере, на тот момент была деморализована и частично занималась мародерством. Данные чеченские кампании поставляли боевикам огромное количество бесплатной живой силы. Плюс - халатность московских чиновников, правоохранительных органов. Как мы узнали из материалов дела, в 18:30, за полчаса до начала мюзикла, экипаж ППС был отозван с этого места для разгона несанкционированной уличной торговли у метро "Кузьминки". Все это дало возможность беспрепятственно провести теракт. Фактически наказаны за это только стрелочники.

А спасательную операцию нужно было проводить? Точнее, штурм или как правильнее, вы считаете, называть то, что произошло 26 октября рано утром?

- 26 октября рано утром, прервав переговорный процесс, власти пошли на неспровоцированный штурм с применением высокотоксичного вещества немгновенного действия, не имеющего антидота. Это вещество имело цвет, запах, то есть фактически провоцировало террористов на ответные действия.

А почему не стали продолжать переговоры? Почему не пытались освобождать все больше и больше заложников, на ваш взгляд?

- Я с первых часов, когда проходил сквозь первое кольцо оцепления, видел, что вскрывают люки. Я понимал, что штурм будет в любом случае, то есть власти нужно было показать обязательно силу. Власти ссылаются на какие-то, якобы, перехваченные телефонные переговоры, в которых утверждалось, что заложникам грозит неминуемая гибель. Но, получив из Страсбурга материалы уголовного дела "Норд-Оста" в количестве 126 томов, мы не видим в указанных телефонных переговорах прямого указания.
В то же время мы знаем из сообщений Анны Политковской, которая взяла на себя функции добровольного, непрофессионального переговорщика, что в планах террористов было выпустить заложников и устроить бой в центре Москвы. Это власти никаким образом устроить не могло. Они не могли этого допустить. Поэтому предпринят штурм. Зачем при штурме было применено вещество, если верить письму ФСБ, это - производное фентонила, на которых, вроде бы, был поставлен крест еще в 80-е годы, поскольку данное спецсредство не обладает требуемым быстродействием и имеет огромное количество побочных явлений?..
Видимо, должны помнить, что семеро бойцов спецназа отравились вместе с заложниками. Низкий поклон всем бойцам спецназа, которые выполнили приказ. Они уничтожили террористов. А потом, нарушая боевой устав, они вернулись в зал и выносили наших близких, сами отравились этим газом. Наш вопрос только к руководителям спецоперации - господам Проничеву, Патрушеву и другим, имен которых мы не знаем. Россия ответила Европейскому суду, что документы оперативного штаба уничтожены.

Чего вы ждете дальше от российских властей, от российских судов?

- Отвечу стихами: "Очень страшно, чтобы быть. Очень больно, чтобы знать. Нет, так страшно не забыть. Больно так, что надо знать"...



У нас растут дети. Мы должны дать им ответ, что такое наше государство? Оно просто не смогло спасти заложников, или это - страшный тараканище из детской сказки, который пожирает своих людей в обмен на чьи-то политические амбиции? Мы должны дать им завтра, должны дать им безопасность.
Да, многие чиновники укрываются за страшную ситуацию, за ужас терроризма, за опасность. Но, простите, господа! Вы кричите на всех уровнях - Россия выстояла! Это не ваша компетенция. Вы должны были конкретно заниматься носилками, коммуникациями, логистикой проезда "скорой помощи", медикаментами. А рассуждать о государственности - это удел других. Но и с теми мы тоже будем вести диалог в суде, я имею в виду Владимира Владимировича Путина.




По словам Дмитрия Миловидова, в настоящее время пострадавшие добиваются возбуждения такого уголовного дела. Бывшие заложники и родственники тех, кто погиб при штурме, и спустя 10 лет после тех событий продолжают утверждать, что ответственность за многочисленные жертвы лежит не только на террористах, но и на российских властях.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG