Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Классовая борьба на президентских выборах


Уильям Генри Гаррисон, 9-й президент США

Уильям Генри Гаррисон, 9-й президент США


Александр Генис: Чтобы проверить пульс Нью-Йорка, надо приникнуть к его сердцу, которым является Таймс сквер. Центральный портал этой многоугольной и головоломной площади занимает узкий дом с престижным адресом «1, Times Square». Именно тут родился «Новый американец». Когда хозяева сдали офис газете, комната была невелика, Довлатов в ней не помещался, и первые планерки мы проводили в мужском сортире. Вскоре, однако, в редакции появились дамы, из-за чего газете пришлось переехать.
С тех пор я любуюсь этим объектом снаружи и только для того, чтобы узнать, какие товары нам предлагает сегодняшний день. Этим октябрем роскошная световая реклама заманивала модным и вечным: звала купить мобильный телефон, выпить пива и записаться в армию. Политикой не пахло.
Это кажется странным накануне выборов, но свой выбор Нью-Йорк сделал давно и после Рейгана всегда голосовал за демократов.
Исключение составляет Брайтон-Бич. Как всюду, где кучкуются наши, здесь считают Обаму коммунистом, который хочет взять и поделить даже то, что мы не заработали, но могли бы, если бы демократы не собирали налоги, от которых многие тут умело уклоняются.
Я ни с кем и не спорю. Во всяком случае, с тех пор, как умер отец, не пускавший меня в Комсомол, но ставший членом Республиканской партии. Но в Нью-Йорке, как я говорил, таких все же немного. Что касается остальных, то в условиях, когда подавляющее большинство ньюйоркцев голосуют за демократов, альтернатива Обаме вызывает не гневный протест, как это было с Бушем-младшим, а прилив любознательности. Одних занимает экзотическая религия претендента, о которой в Америке до сих пор многие судят по ехидному описанию Марка Твена, по одному из самых успешных на Бродвее мюзиклу «Книга мормонов» и душещипательному и скабрезному сериалу «Большая любовь» про обаятельного бизнесмена из Юты и его трех очаровательных супругах.
Другие страстно хотели познакомиться с налоговой декларацией Митта Ромни, чтобы научиться заполнять ее с такой же выгодой. Деньги, особенно чужие, всегда интересная тема, ибо они, как говорил Бродский, являются пятой стихией.
В терминах этой натурфилософии, доход, казалось бы, определяет выбор кандидата на выборах. Но это не так просто. Что бы ни руководило избирателями, материальные интересы не являются решающими. Американцы часто, очень часто, голосуют «против своего бумажника». И это ставит под сомнение идею классовой борьбы на президентских выборах. Об этом слушателям «Американского часа» рассказывает очередной «исторический репортаж» Владимира Абаринова.

Владимир Абаринов: Выступая в августе на национальном съезде Демократической партии, первая леди Америки выразительно описала свою и президента полуголодную молодость.

Мишель Обама: Даже когда Барак стал сенатором и кандидатом в президенты, для меня он оставался все тем же парнем, который приезжал ко мне на свидания в машине настолько проржавевшей, что сквозь дыры в дверце я видела дорогу. Это был малый, предметом гордости которого был журнальный стол, который он нашел на помойке, носивший завалящие ботинки на полразмера меньше, чем ему требовалось.

Митт Ромни и Барак Обама

Митт Ромни и Барак Обама

Владимир Абаринов: Это, конечно, камень в огород Митта Ромни. Президентская пара позиционирует себя как выходцев из низов общества – в отличие от кандидата республиканцев, который родился, что называется, с серебряной ложкой во рту и никогда не знал нужды. Подразумевается, что президент, знающий на собственном опыте, что такое бедность, протянет руку помощи бедствующим американцам, а его соперник только и думает о том, как сделать богатых еще богаче.

В американской политической культуре этот стереотип называется log cabin – бревенчатая хижина. Первые президенты США были людьми состоятельными, рабовладельцами и плантаторами. В 1836 году на пост президента избирался от партии вигов генерал Уильям Генри Гаррисон. Его избирательная кампания вошла в историю как «кампания бревенчатой хижины и крепкого сидра»: Гаррисон якобы родился в бедной семье и тонким винам предпочитал яблочный сидр. На самом деле Гаррисон был сыном крупного плантатора и губернатора Вирджинии.

Образ бревенчатой хижины использовался в президентских кампаниях еще не раз. Но практика показывает, что между происхождением президента и его делами прямой связи нет. В 1893 Америку постиг тяжелейший кризис, оставивший без работы 4 миллиона человек. Однако президент Гровер Кливленд, выходец из семьи бедного священника, с возмущением отверг, как он выразился, «распространенные в народе беспочвенные ожидания от правительства каких-то особых индивидуальных благ... Это народу, - заявил он, - надлежит проявлять патриотизм и готовность поддержать свое правительство, тогда как в функции правительства отнюдь не входит оказание помощи народу». Франклина Рузвельта называли «предателем своего класса» - потомственный богач, он в годы Великой депрессии создавал за счет государства рабочие места для безработных, а самым яростным критиком его социальной политики был проигравший ему рано осиротевший сын деревенского кузнеца Герберт Гувер.

Барак Обама – человек далеко не бедный. Одна газета назвала его, по аналогии с главнокомандующим, «главномиллионерствующим». Его состояние, по разным оценкам, составляет от трех до 12 миллионов долларов. Эта сумма не идет ни в какое сравнение с капиталами Митта Ромни – у него более 200 миллионов.

Президент Гровер Кливленд

Президент Гровер Кливленд

Между тем Бюро переписи населения США опубликовало статистику бедности. Эти данные комментирует профессор Корнелльского университета Ричард Бёркхаузер.

Ричард Бёркхаузер: Данные по бедности хороши в том смысле, что доля бедных не выросла, и это хорошая новость. Но доля эта и не сократилась значительно. Сокращение составило всего-навсего одну десятую процента – с 15,1 до 15 процентов. Так что цифра остается все на том же высоком уровне, которого мы не видели после 1967 года, за исключением двух лет, когда она оказалась выше. Еще одна хорошая новость заключается в том, что меры борьбы с бедностью не съели всех наших ресурсов, предназначенных для малообеспеченных людей.

Владимир Абаринов: А вот еще одно наблюдение профессора Бёркхаузера, касающееся эффективности правительственного плана создания рабочих мест.

Ричард Бёркхаузер: Часть этих рабочих мест была создана специально для работников низкой квалификации – это, как правило, и есть население с низкими доходами. И потому, хотя число рабочих мест с полной занятостью выросло, средний заработок рабочего сократился – за эту работу платят сегодня меньше, чем прежде.

Владимир Абаринов: Любимый конек республиканцев, ратующих за сокращение государственных социальных программ – обвинять малоимущих в том, что они сидят на шее у исправных налогоплательщиков, а самые исправные налогоплательщики – это богачи. Социальные программы, утверждают они, кормят прежде всего армию вашингтонских чиновников, которые занимаются распределением пособий. Мало того: демократы будто бы нарочно приучают людей к пособиям, как к наркотикам, чтобы они голосовали за кандидата демократов.

Президент Франклин Рузвельт

Президент Франклин Рузвельт

Конечно, Митт Ромни ничего такого публично не говорит. Но недавно журналистам удалось тайно записать выступление кандидата республиканцев на закрытом мероприятии по сбору средств в его избирательную кассу – он говорил, что называется, для своих.

Митт Ромни: Людей, которые проголосуют за президента в любом случае, 47 процентов. Эти 47 процентов зависят от правительства, они считают себя жертвами, они уверены, что правительство обязано заботиться о них, убеждены, что им полагается медицинское обслуживание, еда, жилье и все прочее. Они, дескать, в своем праве, и правительство должно обеспечить их всем этим. И они проголосуют за этого президента при любых условиях. То есть 47-49 процентов голосов у него уже в кармане. Эта публика не платит подоходный налог. 47 процентов американцев не платят ни копейки подоходного налога. Поэтому наши обращения к избирателям с низкими налогами не достигают цели. Он теперь будет разъезжать по стране и разглагольствовать о налогах с богатых. Они занимаются этим каждые четыре года. Так что мне не стоит распинаться перед этими людьми. Я никогда не смогу убедить их в том, что они должны сами нести ответственность за свою жизнь. Я должен убедить 5-10 процентов избирателей, находящихся в центре, независимых, думающих, людей, чей выбор во многом зависит от случая, от настроения.

Владимир Абаринов: Публикация записи произвела эффект разоравшейся бомбы. Рейтинг Ромни катастрофически рухнул. Команда Обамы без устали эксплуатировала запись, а потом и вставила ее в предвыборный ролик. Однако республиканцы нашли противоядие – предали огласке старую, сделанную еще в 1998 году фонограмму встречи Обамы со студентами.

Президент Герберт Гувер

Президент Герберт Гувер

Барак Обама: В заключение скажу: когда мы размышляем об исследовании тех проблем, которые я уже назвал, проблем политики в отношении малоимущих рабочих, мы должны так или иначе возродить веру в то, что действия правительства могут быть эффективными. Против этой веры ведется систематическая пропагандистская кампания – не думаю, что это слишком сильное выражение. В конечном счете, все мы собрались здесь ради того, чтобы никого не бросать не произвол судьбы. Мы должны найти новаторские способы обновить систему, чтобы она действительно отвечала нуждам людей. Необходимо понять, какую структурную перестройку системы следует предпринять, как улучшить перераспределение, потому что я верю в перераспределение, по крайней мере, в известных рамках, чтобы каждый получил свою долю.

Владимир Абаринов: «Перераспределение богатства!» Для среднего американца нет слов страшнее этих. Особенно их отпугивает пример Европы, которая, по их представлениям, давно живет при социализме. Напарник Ромни Пол Райан:

Пол Райан: Президент Обама сказал, что он верит в перераспределение. Митт Ромни и я избираемся не для того, чтобы перераспределить богатство. Митт Ромни и я избираемся для того, чтобы помочь американцам создать богатство.

Владимир Абаринов: Человечество еще не придумало общественного устройства, при котором не будет бедных, сирот, стариков, инвалидов. Кто должен позаботиться о них – государство, богатые филантропы или пусть выживают сами? Америка в очередной раз решает этот вопрос.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG